Геворг Мирзаян
Артем Соколов
Смерть Фиделя Кастро подвела черту под латиноамериканской левой идеей. Более полувека Гавана оставалась площадкой для социалистического революционного эксперимента в непосредственной близости от США. Теперь после ухода команданте остров свободы ожидает возвращение в американскую сферу влияния.
ПРЕМИУМ
28 ноября 2016 | 23:01

Уход Фиделя Кастро вернет Кубу в американскую сферу влияния

0 У вас осталось просмотров
Увеличить количество просмотров

Смерть Фиделя Кастро 25 ноября была воспринята как уход знаковой фигуры, имевшей определявшее значение для истории Кубы, Латинской Америки и, до известной степени, всего мира. Даже после распада мировой социалистической системы кубинское руководство сумело в целом сохранить свои принципиальные идеологические установки, не погружаясь в международную изоляцию по образцу КНДР. Статус «непотопляемого советского авианосца» у берегов США позволил Кубе занять особое место в системе международных отношений во время Холодной войны и, отчасти, после её окончания.

Несмотря на то, что Фидель Кастро формально отошел от управления страной еще в 2008 г., его уход из жизни вызвал новый виток рассуждений о будущем Кубы без команданте. Формально первые значимые изменения во внешней политике острова свободы стали происходить еще при жизни Кастро под руководством его младшего брата Рауля, которому были преданы все управленческие полномочия. В 2014 г. США и Куба объявили о возобновлении дипломатических отношений, а в 2016 г. состоялся двухдневный визит президента Барака Обамы в Гавану. По мнению аналитика агентства «Внешняя политика» Геворга Мирзаяна, происходящие изменения в американо-кубинских отношениях свидетельствуют о начале конца проекта, начало которому положил Фидель Кастро:

«Да, на первый взгляд, этот процесс идёт в интересах Кубы, ведь при сохранении социалистического уклада с неё постепенно снимается блокада, а сам Рауль пресекает любые попытки американских властей его унизить (вспомнить хотя бы, как он перехватил руку Обамы, опускающуюся на его революционное антиамериканское плечо). Однако внешний антураж не может компенсировать реальные последствия — Куба возвращается под крыло Соединённых Штатов. Дальнейшее открытие Острова свободы приведёт к усилению присутствия на нём американских компаний, следствием чего в конечном итоге станет постепенная ликвидация социалистического режима и независимости Кубы».

Смерть Фиделя Кастро подводит символическую черту под глубоким кризисом левой идеи в странах Латинской Америки. Куба смогла выдержать годы серьезных экономических трудностей после распада СССР, успев найти себе надежных партнеров, в первую очередь, в лице богатой нефтью Венесуэлой. Однако экономический кризис, с которым новый венесуэльский президент Николас Мадуро оказался не в состоянии справиться, фактически оставил остров один-на-один с могущественным североамериканским соседом. Геворг Мирзаян указывает, что уход Фиделя устранил последнюю опору латиноамериканской левой идеи:

«Собственно, латиноамериканский социализм смог так долго продержаться на трех ножках: абсолютной дискредитации правых режимов (которые вели драконовскую монетаристскую политику и строили скорее государство богатых для богатых), деньгах Уго Чавеса и революционной романтике Фиделя».

Теперь, когда эти основы более не существуют, латиноамериканский континент ожидает закат революции в самом широком смысле слова. Вероятно, одним из последних сюжетов этого процесса станет отставка венесуэльского лидера Николаса Мадуро, незадачливого наследника Уго Чавеса. Будущий президент США Дональд Трамп уже дал понять, что ожидает от обанкротившегося кубинского государства значительные уступки, заявив, что разорвет соглашение с Гаваной в случае её несговорчивости. Несмотря на то, что общественность уже успела привыкнуть к громким заявлениям миллиардера, очевидно, что проявлять показательную независимость Кубе теперь придется весьма непросто.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

27 февраля 2015 | 14:00

Уроки украинского: В чем мы были неправы на Украине

Из Москвы украинская политика казалась идентичной российской — сильная центральная власть, эффективная консолидация и распределение ресурсов центром, развитый административный аппарат и главное — консенсус элит и общества по вопросу о национальных интересах. На Украине когда-то имелись предпосылки к тому, чтобы сложилась сильная центральная власть — наподобие российской, белорусской или казахстанской. Однако в отличие от России, Белоруссии или Казахстана на Украине эти предпосылки не дали такого же результата.

12 сентября 2014 | 18:18

Киев не идет на компромисс и снижает свою зависимость от Донецка и Луганска

Отдельные украинские политики и эксперты ставят вопрос об отказе от Донецка и Луганска и выделении их из состава Украины. Проукраинские силы возмущают требования ДНР и ЛНР о наделении их особым статусом, включая самостоятельность в выборе экономического и торгового вектора развития.

25 февраля 2016 | 15:22

Влияние охлаждения российско-турецких отношений на страны Центральной Азии

При дальнейшем ухудшении российско-турецких отношений Анкара попытается использовать Центральную Азию как один из театров противостояния России. Центральноазиатские элиты осторожно реагируют на текущее охлаждение российско-турецких отношений, которое влияет на экономические контакты с Турцией, и стремятся избежать своего втягивания в противостояние, стараясь сохранить конструктивные отношения и с Москвой, и с Анкарой.

25 апреля 2015 | 12:00

«Мы живем в период стратегической неопределенности»

Мы живем в период стратегической неопределенности. Созданная после Второй мировой войны система, в которой США были и экономическим мотором, и международным арбитром, постепенно отходит в небытие.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
Следующая Предыдущая

Оставьте свой e-mail для получения бесплатных материалов

 
Получить доступ к бесплатным материалам
Не показывать снова
Авторизация
Этот материал доступен для премиум-подписчиков.
Пожалуйста, войдите на сайт с помощью кнопки в правом верхнем углу.