Геворг Мирзаян
Убийство Немцова фактически оказалось наиболее эффективным способом использовать политика в борьбе против Москвы - по сути Немцов был идеальным кандидатом на роль сакральной жертвы. Однако вероятнее всего, имело место чудовищная политическая провокация, организованная теми, кто плохо понимает российскую политику и место Немцова в ней, но хорошо понимает, какой международный резонанс и давление на российские власти вызовет такое убийство.
ПРЕМИУМ
4 марта 2015 | 23:26

Убийство Немцова стало большей проблемой для Кремля, чем его деятельность

В России простились с Борисом Немцовым - звездой российской политики конца 1990-х годов и одним из лидеров российской оппозиции, убитым в ночь на субботу 28 февраля возле стен Кремля. То внимание, которое его убийству уделили российские и международные СМИ, никак не вяжется с его реальным политическим значением в современной России. По сути, в последние дни Немцову было посвящено больше сюжетов нежели за все последние годы вместе взятые. Резонанс, который вызвало убийство, связан с его обстоятельствами и возможными подозреваемыми, а также бенефициарами.

Значительная часть западных СМИ и некоторые российские издания прямо или косвенно называют главным заинтересованным лицом российского президента. Между тем, наиболее проигравшей стороной от смерти политика (помимо, естественно, самого Немцова) является именно Владимир Путин и официальная Москва. Убийство одного из двух (наряду с Алексеем Навальным) наиболее раскрученных оппозиционных политиков, да еще и возле стен Кремля сразу превратило Владимира Путина в одного из наиболее явных подозреваемых. Вброшенные в СМИ слухи (например, о намерении Немцова в течение ближайших дней распространить доклад, якобы содержащий доказательства российского военного присутствия в Донбассе) лишь укрепила в вере сторонников этой точки зрения. В итоге российский президент оказался под презумпцией виновности – он больше других заинтересован в результатах расследования, чтобы доказывать, что он и его окружение к этому убийству не имеют никакого отношения. В этом плане, перефразируя слова Путина об убийстве Анны Политковской, убийство Немцова стало большей проблемой для российской власти, чем его оппозиционная деятельность.

Между тем, это убийство нанесло серьезный удар по позициям Путина и с внутриполитической точки зрения. Дело в том, что Борис Немцов представлял из себя идеального для Кремля оппозиционного лидера.

Очевидно, что в России существует колоссальный запрос на оппозицию.

Значительная часть населения поддерживает внешнюю политику президента, однако не разделяет отдельные элементы внутренней политики Владимира Путина: слабая борьба с коррупцией, отсутствие диверсификации экономики, недостаточная эффективность бюрократии, отсутствие верховенства закона. Однако при всем этом запросе никакой реальной альтернативы Путину так и не возникло. И одной из причин этому было наличие во главе оппозиционного движения таких радикальных и неконструктивных фигур, как Борис Немцов. С одной стороны, их позиция, лозунги и поведение (призывы к санкциям в адрес России, поддержка неоднозначных действий украинских властей на Донбассе и особенности его политической карьеры) вызывали явное отторжение у российского электората, для которых Путин при всех его недостатках был более симпатичным лидером нежели оппозиционеры. С другой стороны, репутация Немцова, Навального, Удальцова и других радикалов вкупе с замыканием на них основных потоков финансирования оппозиции укрепляла их положение во главе оппозиционного движения, не давая пробиться наверх другим. Формулируемый ими радикальный мейнстрим фактически подавлял более умеренные и конструктивные течения внутри оппозиционного лагеря. Поэтому до тех пор, пока во главе оппозиционного движения были такие люди, как Борис Немцов, позиции Владимира Путина внутри страны были фактически непоколебимы.

Если говорить о тех, кто в перспективе выигрывает от гибели Немцова, то это, безусловно, его соратники по оппозиционному лагерю.

Во-первых, гибель Немцова освобождает место в руководстве оппозиции и также дает доступ к финансовым потокам. Более того, убийство Немцова может стать стимулирующим фактором для российской оппозиционной общественности, которая сможет привлечь к акциям протеста новых сторонников, а также убедить внутренние и внешние силы увеличить финансирование деятельности оппозиционных групп.

В этом плане коллективный Запад - еще один бенефициар убийства Немцова. Во-первых, сам политик представлял для Запада обесценившийся актив. Привыкший находиться в маргинальном поле, Борис Немцов не имел ни возможностей, ни влияния для того, чтобы мобилизовать население против Владимира Путина. Убийство Немцова фактически оказалось наиболее эффективным способом использовать политика в борьбе против Москвы - по сути Немцов был идеальным кандидатом на роль сакральной жертвы.

Однако вероятнее всего, имело место чудовищная политическая провокация, организованная теми, кто плохо понимает российскую политику и место Немцова в ней, но хорошо понимает, какой международный резонанс и давление на российские власти вызовет такое убийство. В последние десятилетия подобными провокациями занимались три группы – опальный олигарх Борис Березовский, грузинские элиты вокруг Михаила Саакашвили и силовой блок нынешнего украинского правительства.

Березовский был причастен к исчезновению кандидата в президенты России Ивана Рыбкина в феврале 2004 года – его гибель впоследствии связали бы с «рукой Москвы», однако по счастью украинские спецслужбы предотвратили этот сценарий. Михаил Саакашвили строил свою внутреннюю политику в Грузии на тактике провокаций, а в 2012 году при участии Гиви Таргамадзе и российского радикального оппозиционера Сергея Удальцова принял участие в провокации общественных беспорядков в Москве, но этот замысел был раскрыт российским ФСБ. Ряд лиц в силовом блоке нового украинского правительства – Андрей Парубий, Арсен Аваков, Валентин Наливайченко – могут быть ответственны за провоцирование насилия против милиции на Майдане 18-20 февраля 2014 года, приведшего к многочисленным жертвам среди протестующих и милиционеров. Отсутствие следственных действий по расстрелу людей на Майдане и гибели пророссийских активистов в пожаре в Одессе в мае 2014 года указывает на ставку новых властей на силовые провокации.     

Конечно, не исключено, что Немцова убили в связи с другими причинами - они могли быть связан с его политической деятельностью в Ярославле, бизнес-разборками или личными мотивами, связанными с его любовницами.

Однако поскольку над российским руководством довлеет презумпция виновности, то даже если следствие найдет заказчиков и исполнителей теракта, Москве сложно будет доказать их вину.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

18 сентября 2015 | 19:03

Дайджест внешней политики США за неделю (11 - 17 сентября)

На этой неделе основной темой внешнеполитического дискурса в Вашингтоне, занявшей центральное место на всех пресс-брифингах всех основных ведомств, имеющих отношение к выработке внешней политики, стала ситуация в Сирии. При этом дебаты велись по двум направлениям: 1) какие мотивы преследует Москва, и какие действия в этом отношении планирует предпринять американское руководство; 2) анализ успешности текущей американской стратегии по борьбе с Исламским государством.

31 марта 2016 | 22:00

Польша как ведущая сила Восточной Европы: отношения с Россией и ЕС

Польское самосознание традиционно виктимизировано и основывается на памяти о нескончаемом национальном страдании. И если страданий в обозримом прошлом не находится, то их следует придумать. Германия на роль исторического мучителя Польши не так уж сильно подходит сейчас по политическим соображениям. Что же касается России – то на роль врага Польши она подходит идеально, но причины этого не исторические, а очень даже актуальные.

8 июля 2015 | 09:00

Место для дискуссий: Почему России не стоит отказываться от членства в ПАСЕ

В Москве хорошо понимают, что имеют дело с провокацией, на которую поддаваться нельзя. Именно поэтому дальше угроз выхода из Совета Европы процесс пока не пошел. В крайнем случае это будет точка невозврата в отношениях России и Европы. От такого поворота событий не выиграет ни Россия, ни Европа, но этому будут очень рады за океаном. А это значит, что вести политику «равнодушно и терпеливо» придется и в этот раз.

13 февраля 2015 | 13:09

Реформа Минского процесса не слишком ускорит урегулирование

Минский процесс реформирован, его институциональная основа стала сложнее. Но у сторон конфликта по-прежнему много возможностей и причин для того, чтобы уклоняться от соблюдения обязательств. Не соблюдать договоренности в ожидании, что конфликт разрешится на более благоприятных условиях, - такова тактика Киева, Луганска и Донецка.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова