Владимир Аватков
Артем Соколов
На фоне обострения российско-американских противоречий вокруг Сирии турецкая армия продолжает развивать операцию "Щит Евфрата". Заявленная как антитеррористическая, военная кампания Турции всё больше приобретает антикурдскую направленность. Анкара преследует свои цели в сирийском конфликте и готова пойди на сделку с любыми силами, которые могут её поддержать.
ПРЕМИУМ
27 сентября 2016 | 17:59

Стратегические цели Турции в сирийском конфликте

Провал российско-американских усилий по установлению перемирия в Сирии, сопровождающийся вооруженными провокациями и резкими заявлениями дипломатов, перетянул на себя всё внимание общественности, заставив на время забыть о других театрах военных действий сирийского конфликта. Между тем, турецкие войска продолжают развивать операцию «Щит Евфрата», начинавшуюся как локальное сражение за приграничный город Джелабрус – одно из важных звеньев в системе логистики ИГИЛ. По заявлениям военных, сейчас под их контролем находится вся приграничная территория. Вместе с тем, ход и сам характер операции вызывают множество вопросов относительно реальных целей Анкары в Сирии.

Несмотря на заявления Турции о решимости очистить от боевиков приграничные территории, действия военных приобретают явно антикурдские черты. Джелабрус – главная цель турецкой армии на первом этапе операции «Щит Евфрата» - был оставлен боевиками ИГИЛ без боя. Взятие города не только лишило террористов опорного пункта, но, что еще важнее, разрезало курдские силы в регионе. В целом главные боестолкновения турецких войск происходят до сих пор в основном с курдским ополчением и их союзным отрядам. Сомнительная с военной точки зрения ситуация, когда террористы без боя сдают свои позиции перед приходом турок, повторилась недавно и в городе Ар-Раи.

Эксперты склонны видеть в происходящем желание президента Реджепа Эрдогана укрепить влияние Турции в регионе. По мнению аналитика агентства «Внешняя политика» Владимира Аваткова:

«Турция в этой операции преследует исключительно свои интересы, причем в первую очередь – это оттеснение курдских группировок от реки Евфрат, а во вторую – Анкара хочет продемонстрировать себя в качестве самого значимого регионального, а, может быть, и мирового игрока в рамках решения сирийской проблемы. В этой связи Турция будет и дальше активно действовать на территории Сирии и можно здесь говорить о том, что турки будут поддерживать в этой стране только те группировки, которые, на самом деле, лояльны и аффилированы с Анкарой, причем какие-либо качественные оценки со стороны Запада здесь не будут играть какой-либо роли».

Конкретизируя цели Анкары, эксперт выделил следующие основные положения:

- превращение Сирии в лояльное Турции государство;

- смена режима президента Башара Асада;

- создание надежного маршрута поставок энергоресурсов, в первую очередь, нефти в Турцию.

Для достижения этих целей Турция будет готова использовать антитеррористическую риторику, однако на деле она будет с легкостью поддерживать любую группировку, в том числе признанную США и Россией террористической, если она выразит готовность помочь в борьбе с курдами и их союзниками. Подобная политика рискует внести дополнительные трудности в и без того запутанную конфигурацию сирийского конфликта.

Учитывая текущую международную конъюнктуру вокруг Сирии, у Эрдогана остается широкое поле для маневров. Россия и США столкнулись с серьезными противоречиями по координации своих усилий и перспектив к их быстрому разрешению пока не наблюдается. Несмотря на протесты Дамаска, Турция до настоящего времени в той или иной степени согласовывает свои действия и с Москвой, и с Вашингтоном. 15 сентября свой визит в Анкару нанес начальник Генерального штаба ВС РФ генерал армии Валерий Герасимов, а 26-28 сентября в турецкой столице пройдут переговоры с делегацией Госдепартамента США по координации усилий в Сирии. Эрдоган уже заявил, что Турция готова присоединиться к возглавляемой США коалиции при условии отказа американской стороны от поддержки отрядов сирийских курдов. Лавируя между главными акторами сирийского конфликта, Анкара может укрепить свои позиции в северной Сирии и стать одним из участников штурма столицы ИГИЛ города Ракки.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Стратегический обзор»

27 марта 2015 | 23:00

Дайджест внешней политики США за неделю (21-26 марта)

США продолжают наблюдать за ситуацией в Афганистане, на Ближнем Востоке и на Украине. Основными событиями на этих направлениях стали визит афганского президента Ашрафа Гани и премьер-министра Абдуллы Абдуллы в Вашингтон и достижение по итогам переговоров с ними договоренностей о пребывании американских вооруженных сил в стран.

25 января 2018 | 18:22

Угрозы и возможности новой стратегии национальной безопасности США

Стратегия национальной безопасности Соединенных Штатов, недавно анонсированная администрацией Трампа, концептуально настолько далека от подобных документов предыдущих президентов, будь то демократы или республиканцы, что ее появление можно считать данью внутриполитической конъюнктуре. Некоторые эксперты просто не верят, что внешняя политика США захочет или сможет сделать такой поворот, особенно ввиду огромной силы инерции в отношениях Америки с миром.

16 декабря 2015 | 17:20

Антироссийские санкции ЕС и позиция Италии как важнейший прецедент

С каждым месяцем все больше европейцев осознают ненормальность этой ситуации, понимают, что конфликт с Россией пора заканчивать из-за его бессмысленности и бесперспективности. Многие из них боялись высказывать эту позицию открыто, опасаясь обвинений в подрыве европейской солидарности, и с этой точки зрения поведение Италии создает важнейший прецедент.

20 марта 2015 | 23:28

Дайджест внешней политики США за неделю (15-20 марта)

Очевидно, что США дают понять, что они не только не намерены отказываться от своей политики в отношении России, но и будут прикладывать все усилия, чтобы не допустить раскола среди европейцев.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова