Владимир Аватков
Артем Соколов
На фоне обострения российско-американских противоречий вокруг Сирии турецкая армия продолжает развивать операцию "Щит Евфрата". Заявленная как антитеррористическая, военная кампания Турции всё больше приобретает антикурдскую направленность. Анкара преследует свои цели в сирийском конфликте и готова пойди на сделку с любыми силами, которые могут её поддержать.
ПРЕМИУМ
27 сентября 2016 | 17:59

Стратегические цели Турции в сирийском конфликте

Провал российско-американских усилий по установлению перемирия в Сирии, сопровождающийся вооруженными провокациями и резкими заявлениями дипломатов, перетянул на себя всё внимание общественности, заставив на время забыть о других театрах военных действий сирийского конфликта. Между тем, турецкие войска продолжают развивать операцию «Щит Евфрата», начинавшуюся как локальное сражение за приграничный город Джелабрус – одно из важных звеньев в системе логистики ИГИЛ. По заявлениям военных, сейчас под их контролем находится вся приграничная территория. Вместе с тем, ход и сам характер операции вызывают множество вопросов относительно реальных целей Анкары в Сирии.

Несмотря на заявления Турции о решимости очистить от боевиков приграничные территории, действия военных приобретают явно антикурдские черты. Джелабрус – главная цель турецкой армии на первом этапе операции «Щит Евфрата» - был оставлен боевиками ИГИЛ без боя. Взятие города не только лишило террористов опорного пункта, но, что еще важнее, разрезало курдские силы в регионе. В целом главные боестолкновения турецких войск происходят до сих пор в основном с курдским ополчением и их союзным отрядам. Сомнительная с военной точки зрения ситуация, когда террористы без боя сдают свои позиции перед приходом турок, повторилась недавно и в городе Ар-Раи.

Эксперты склонны видеть в происходящем желание президента Реджепа Эрдогана укрепить влияние Турции в регионе. По мнению аналитика агентства «Внешняя политика» Владимира Аваткова:

«Турция в этой операции преследует исключительно свои интересы, причем в первую очередь – это оттеснение курдских группировок от реки Евфрат, а во вторую – Анкара хочет продемонстрировать себя в качестве самого значимого регионального, а, может быть, и мирового игрока в рамках решения сирийской проблемы. В этой связи Турция будет и дальше активно действовать на территории Сирии и можно здесь говорить о том, что турки будут поддерживать в этой стране только те группировки, которые, на самом деле, лояльны и аффилированы с Анкарой, причем какие-либо качественные оценки со стороны Запада здесь не будут играть какой-либо роли».

Конкретизируя цели Анкары, эксперт выделил следующие основные положения:

- превращение Сирии в лояльное Турции государство;

- смена режима президента Башара Асада;

- создание надежного маршрута поставок энергоресурсов, в первую очередь, нефти в Турцию.

Для достижения этих целей Турция будет готова использовать антитеррористическую риторику, однако на деле она будет с легкостью поддерживать любую группировку, в том числе признанную США и Россией террористической, если она выразит готовность помочь в борьбе с курдами и их союзниками. Подобная политика рискует внести дополнительные трудности в и без того запутанную конфигурацию сирийского конфликта.

Учитывая текущую международную конъюнктуру вокруг Сирии, у Эрдогана остается широкое поле для маневров. Россия и США столкнулись с серьезными противоречиями по координации своих усилий и перспектив к их быстрому разрешению пока не наблюдается. Несмотря на протесты Дамаска, Турция до настоящего времени в той или иной степени согласовывает свои действия и с Москвой, и с Вашингтоном. 15 сентября свой визит в Анкару нанес начальник Генерального штаба ВС РФ генерал армии Валерий Герасимов, а 26-28 сентября в турецкой столице пройдут переговоры с делегацией Госдепартамента США по координации усилий в Сирии. Эрдоган уже заявил, что Турция готова присоединиться к возглавляемой США коалиции при условии отказа американской стороны от поддержки отрядов сирийских курдов. Лавируя между главными акторами сирийского конфликта, Анкара может укрепить свои позиции в северной Сирии и стать одним из участников штурма столицы ИГИЛ города Ракки.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Стратегический обзор»

4 июля 2015 | 23:00

Война, диалог и примирение: Россия и мир в 2020 году

Russia Direct встретилась с профессорами политологии Андреем Сушенцовым и Андреем Безруковым из Московского государственного института международных отношений (Университет МГИМО), чтобы обсудить текущие и будущие конфликты, с которыми России предстоит столкнуться, а также о том, как Россия и мир могут решить глобальные проблемы вместе.

16 апреля 2014 | 13:31

Перспективы деэскалации ситуации на Украине

Россия пытается найти компромисс с Западом по украинскому вопросу. Однако сделать это непросто - компромисс возможен при условии учета Западом интересов Москвы.

22 сентября 2015 | 12:43

Обзор итогов вторых дебатов Республиканских кандидатов на пост Президента США

В свою вторую встречу, Республиканским кандидатам вновь не удалось выйти на содержательное обсуждение значимых тем. В итоге, дискуссия получилась утомительной, малопродуктивной по существу, но, вместе с тем, важной психологически – кандидаты еще больше присмотрелись друг к другу, стали более открытыми, перешли от обороны к «разведке боем».

2 июня 2015 | 17:43

Курильский вопрос в российско-японских отношениях

Токио стоит перед выбором между заключением мирного договора с Москвой и получением двух островов, с одной стороны, и продолжением существующей политической линии – с другой. Комментируя возможность визита Владимира Путина в Японию, Сергей Нарышкин заявил, что «шайба сейчас — на стороне Японии», очевидно указывая на то, что Токио необходимо окончательно определиться со своими амбициями в отношении «северных территорий».

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова