Андрей Сушенцов
После принятия Палатой представителей США законопроекта о санкциях против России, Ирана и КНДР исчезли надежды на нормализацию российско-американских отношений, но ушла и неопределённость. В отношения с США вернулась требуемая ясность, позволяющая планировать на будущее. Это ключевое условие для организованной внешнеполитической деятельности.
ПРЕМИУМ
27 июля 2017 | 13:33

Современное состояние российско-американских отношений

Во вторник нижняя палата Конгресса США подавляющим большинством голосов приняла законопроект о санкциях против России, Ирана и КНДР. Жёсткая реакция российских официальных лиц на результаты голосования закономерна и предсказуема. Глава комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачёв призвал подготовить «болезненную для американцев» реакцию, а заместитель министра иностранных дел Сергей Рябков квалифицировал Вашингтон как «источник опасности».

Ряд российских экспертов также считает происходящее беспрецедентным. Иван Тимофеев пишет, что санкции «не оставляют возможностей для компромиссов» в российско-американских отношениях. Фёдор Лукьянов считает, что законодательное закрепление санкций делает взаимодействие России и США «едва ли не бессмысленным». Борис Межуев коротко констатирует: «Нас пытаются ломать».

Однако, на мой взгляд, между нашими странами не происходит ничего из ряда вон выходящего. В отношениях России и США бывали взлёты и падения. Сейчас очередной цикл падения – исторически не самый сильный.

Полагаю, что санкции не являются элементом долгосрочной стратегии США по сдерживанию и сокрушению России. Скорее, они следствие импульса, вспышки гнева части американского истеблишмента, ошибочно уверенного в будущем американской гегемонии.

Нынешняя антироссийская кампания в США совсем не похожа на периоды национального единения против внешней угрозы. Кампанию ведёт не Белый дом, который увлекает за собой Конгресс, прессу и общество. Всё выглядит наоборот – Конгресс волочит за собой сопротивляющийся Белый дом под улюлюканье прессы и безразличие общества. Единения в борьбе с внешним врагом – наподобие противостояния странам «оси зла» времён Дж. Буша-мл. – нет и в помине. Напротив, в Вашингтоне царит разброд и взаимная подозрительность. Общество же озабоченно совсем другими проблемами, с Россией никак не связанными. Хотя наблюдать по телевизору за искрением в Вашингтоне интересно.  

Нынешние санкции – результат не стратегии, а её отсутствия. Они стали продуктом самой масштабной дезорганизации внешнеполитического процесса в США за поколение. Президент Дональд Трамп упустил инициативу, допустил деморализацию среди советников и сторонников, антагонизировал прессу и оппонентов в Конгрессе. В результате он оказался парализован и почти нейтрализован.

Антироссийские санкции – прежде всего следствие внутриполитической борьбы в США. После победы Трампа его противники сделали ставку на импичмент президента, а в качестве повода взяли мнимый «сговор с русскими» (в арсенале также были уклонение от уплаты налогов, превышение полномочий и вызывающее обращение с женщинами).

За шесть месяцев развития скандала не были представлены сколько-нибудь убедительные доказательства связи Трампа с Москвой. Во всей антироссийской кампании – большая доля домыслов, паранойи, виртуальности. В какой-то момент эта информационная волна стала жить своей жизнью – и вот уже Россия, по словам главы ЦРУ Майка Помпео, вернулась на место ключевой угрозы безопасности США.

Эти оценки обнажают кризис здравого смысла и адекватных суждений на ключевых ответственных постах в США. Это касается не только вопроса о мнимом российском вмешательстве в выборы. Американская разведка с той же «высокой степенью вероятности» атрибутировала применение правительственными силами в Сирии химического оружия в апреле этого года. Скандал этой недели – мнимые поставки российского оружия движению «Талибан». В мае Россию обвиняли во взломе правительственных сайтов в Катаре, послужившем поводом для кризиса. Многие верят в постановочный характер этих эпизодов. Однако, имея представление о кадровом потенциале американских чиновников на ключевых позициях в сфере дипломатии и безопасности, можно сказать, что дело, скорее, в дилетантизме и паранойе. Кстати, недавно от Антарктиды откололась льдина размером с Латвию – наверняка дело рук России.

Нынешняя политика США по отношению к России ­­– это не стратегия, а действия на автопилоте. В американской практике часто применяется принцип «давайте потом посмотрим, что будет». Мы наблюдаем его применение в прямом эфире. В американской прессе нет дискуссии о международных последствиях принятия санкций. Говорят только о том, как сильно раздражены конгрессмены «вмешательством русских» и какой сомнительный проект «Северный поток-2». Последствиями пресса озаботится на следующей неделе.

Поможем американским товарищам оценить стратегические последствия нынешних шагов.

Во-первых, США вновь проявляют себя не лидером, а эгоистом, нарушающим интересы ближайших союзников. Штрафы в адрес немецких компаний давно начали входить в норму американской политики. Еврокомиссия не скрывает недовольства односторонними мерами США и будет реагировать на нарушение своих интересов.

Во-вторых, продолжится эрозия санкционного режима, вызванная отказом от изначального принципа – консенсуса США и стран ЕС. Вашингтон не только отказывается согласовывать с Брюсселем свои шаги, но и налагает на него болезненные ограничения. Для России могут открыться возможности в отношениях с ключевыми европейскими объектами американских санкций.  

В-третьих, США связали себе руки в отношениях с Россией. Действительно, непонятно, что теперь обсуждать, и как Вашингтон будет добиваться от Москвы сотрудничества по важным для него вопросам.

В-четвёртых, антагонизация России вынуждает её теснее сближаться с Китаем во всех сферах, включая безопасность. После совместных российско-китайских учений в Южно-Китайском и Балтийском морях нетрудно представить себе подобные учения во Флоридском проливе вблизи Кубы. Вряд ли это входит в долгосрочные интересы США.

Наконец, в США усилится политическая дезорганизация. В силу характера президент Трамп не оставит это на откуп Конгрессу – он будет искать возможность ответить. Последует новый виток внутриполитического кризиса в США, однако это уже не должно заботить Россию.

Дональд Трамп не смог выстроить эффективную оборону своих позиций во внутриполитической борьбе. Он утерял инициативу и проиграл оппонентам. Несмотря на хорошие личные отношения двух лидеров, фигура Трампа для двусторонних отношений России и США перестаёт быть существенной.

Поэтому в ответ на американские санкции последует российская реакция. Символически она должна быть значимой, однако содержательно не должна связывать руки и отталкивать от России потенциальных союзников в Европе и Азии – прежде всего Германию и Японию.

Победа Трампа создала в российско-американских отношениях неопределённость. Более вероятная победа Клинтон её не создавала – отношения были бы предсказуемо плохие с самого начала. Теперь исчезли надежды на нормализацию отношений, но ушла и неопределённость. В отношения с США вернулась требуемая ясность, позволяющая планировать на будущее. Для организованной внешнеполитической деятельности это ключевое условие.

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 15-03-00728.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

3 июля 2017 | 22:50

Роль Германии в организации встречи Путина и Трампа

28-29 июня глава МИД ФРГ Зигмар Габриель совершил рабочую поездку в Россию, в ходе которой министр выступил на конференции городов-партнеров России и Германии в Краснодаре, провел переговоры с российским коллегой Сергеем Лавровым и президентом России Владимиром Путиным. Визит немецкого министра иностранных дел связан с подготовкой саммита «большой двадцатки» в Гамбурге и главной интригой мероприятия – встречей Трампа и Путина.

23 июня 2016 | 13:25

Особая роль Москвы в нагорно-карабахском урегулировании

Сама апрельская эскалация не была чем-то неожиданным для всех, кто следил за динамикой армяно-азербайджанского этнополитического противостояния. Рост числа инцидентов и жертв (включая не только военнослужащих, но и гражданских лиц) уже не первый год является отчетливым трендом. Что же касается дипломатического формата, то ни Ереван, ни Баку не демонстрировали вчера и не демонстрируют сегодня приверженности к компромиссам и уступкам.

11 января 2016 | 01:00

Не только Украина: Какой будет внешняя политика России в 2016 году

Ушедший 2015-й Россия закончила в плюсе. Умело разыграв имеющиеся козыри — профессионализм дипломатов и наличие боеспособных вооруженных сил, — Москва добилась того, что об ее изоляции к концу года уже никто не заикался. Стало очевидно, что без участия России решить главные мировые проблемы вряд ли получится. В 2016-м ей предстоит, говоря языком финансистов, зафиксировать прибыль.

27 марта 2014 | 15:50

Крымский прецедент и его восприятие на постсоветском пространстве

Неопределенность географии понятия "русский мир" пугает соседей России, которым ясно лишь одно - включение Крыма в состав России обозначило принципиальную готовность Москвы пересматривать границы на постсоветском пространстве. Страны СНГ на эту угрозу отреагировали весьма неоднозначно.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
23 января 2015 | 18:00
20 января 2015 | 15:00
28 декабря 2014 | 00:33
26 декабря 2014 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
17 декабря 2014 | 20:00
12 декабря 2014 | 14:00
17 ноября 2014 | 09:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова