Иван Константинов
США все еще рассчитывают на благоприятный исход в Ираке. Основные усилия будут брошены на обеспечение безопасности Иракского Курдистана как возможного источника стабилизации ситуации и единственной силы, способной реально бороться с Исламским государством.
ПРЕМИУМ
28 августа 2014 | 17:23

США опираются на Курдистан в борьбе с "Исламским государством" в Ираке

События последних месяцев в Ираке – наступление Исламского государства (ИГ) на севере страны – потребовали от США и международного сообщества решительных действий. Администрация Барака Обамы исходила из необходимости выработать ответ на усиление террористов, который исключал бы прямое вмешательство американцев в военный конфликт.

В августе начала реализовываться тактика точечных авиаударов по северным территориям Ирака. Решение Барака Обамы нашло одобрение у европейских партнеров США: 12 августа на пресс-конференции в Берлине министр обороны Германии Урсула фон дер Ляйен по итогам переговоров со своим британским коллегой Майклом Фэллоном отметила, что «они оба признают адекватность и своевременность воздушных ударов США по позициям джихадистов из Исламского государства». 

Иракский вопрос для США имеет принципиальное отличие от Ливии и Сирии, где, по общему мнению, были допущены серьезные ошибки. Авиаудары коалиции по Ливии при поддержке боевых отрядов, действовавших на территории страны, помогли уничтожить режим Муаммара Каддафи. Однако наличие в рядах вооруженной оппозиции большого числа радикальных исламистов и наемников в сочетании с вакуумом центральной власти, привели к фактическому распаду Ливии на отдельные территории и города, а также росту экстремизма по всему Ближнему Востоку и Северной Африке. Многие участники боевых действий в Ливии продолжили финансово выгодную «священную войну» на территории Сирии. 

В Сирии, по мнению заинтересованных в свержении Башара Асада, Обама проявил слабость и нерешительность, не смог принять своевременные шаги по нанесению авиаударов, оказанию открытой военной поддержки вооруженной оппозиции и сплочению мирового сообщества для победы над правительственными войсками. По мнению критиков, именно на администрации Обамы лежит вина за рост радикального исламизма и возвышение Исламского государства в регионе.

В Ираке США получают возможность доказать, что все еще контролируют регион. При этом данная ситуация выгодно отличается от Ливии и Сирии наличием союзников среди местного руководства, как иракского, так и курдского. Администрация Обамы могла бы рассматривать следующий сценарий: американские авиаудары ослабляют боевиков ИГ, а курдские отряды Пешмерга и правительственные войска окончательно вытесняют их с территории Ирака. Дальнейшей стабилизации обстановки при таком сценарии должны способствовать отстранение от власти наделавшего множество ошибок Нури аль-Малики и избрание нового более гибкого премьер-министра Хайдера аль-Абади, которого поддержал ЕС по итогам экстренного заседания Совета по иностранным делам 15 августа. Обама в своих последних выступлениях и в интервью «Нью-Йорк Таймс» также отводил ключевую роль формированию инклюзивного правительства в Ираке и отмечал, что урегулирование ситуации в стране – дело рук самих иракцев. Таким образом, американский президент подтвердил, что США не заинтересованы в проведении очередной военной операции и наведении порядка своими силами.

Однако реализации выгодного Обаме сценария препятствуют два фактора – разобщенность иракского общества и само Исламское государство, серьезно укрепившее свои позиции в Ираке и сохраняющее возможность переброски войск в Сирию.

В Белом Доме понимают сложность сложившейся ситуации. Обама в официальном заявлении по Ираку подчеркнул: «Я не думаю, что нам удастся решить эту проблему за несколько недель». В таком случае администрация Обамы оставляет за собой возможность реализации некоего плана «Б». Так, американцы могли бы опереться на одну из политических сил в Ираке для обеспечения стабильности и лояльности США на подконтрольной ей территории. На данном этапе американцы могут сделать ставку на курдов.

Именно угроза безопасности Иракского Курдистана и захвата столицы курдов – Ирбила, заставила США перейти к реализации тактики авиаударов. По мнению некоторых западных аналитиков в Ираке у Обамы была своя «красная черта». Ее пересечением и было вторжение на территории, подконтрольные курдам.

Важность Иракского Курдистана и Эрбиля для американцев очевидна. За десять лет с момента вторжения коалиционных войск в Ирак курдам удалось воспользоваться своей автономией и создать успешно функционирующее монолитное территориальное образование со своей экономикой и мощными, исторически закаленными вооруженными силами. При этом лояльность режима Масуда Барзани Вашингтону также не вызывает сомнений: своим развитием внутри Ирака, налаживанием экономических и политических отношений с Турцией, укреплением безопасности курды во многом обязаны США.

В интервью «Нью-Йорк Таймс» Обама отметил: «я действительно считаю, что курды использовали то время, которое они получили благодаря нашим солдатам в Ираке... курдский регион функционирует так, как мы бы этого хотели». По мнению Обамы, обеспечение безопасности на территории, подконтрольной курдам - одна из главных задач США. При этом защита Курдистана представляется гораздо более легкой задачей, чем обеспечение безопасности всей территории Ирака, и потребует от США гораздо меньшей вовлеченности, что соответствует интересам президента Обамы.

Наличие стабильного Иракского Курдистана, вооруженные силы которого сражаются с боевиками ИГ на фоне раскола иракского общества – наводит на выводы о возможном выходе курдской автономии из состава Ирака.

Однако региональная конъюнктура вряд ли позволит заинтересованным сторонам реализовать подобный сценарий.

С одной стороны, независимость была бы логичным итогом эволюции Курдистана за последние 10 лет. Курдскому руководству во главе с Барзани удалось достичь серьезных успехов на пути стабилизации общества и развития курдской экономики. Курдистан представляется наиболее монолитной, единой и гомогенной с точки зрения этнического состава и общественных интересов территорией Ирака. При этом в последние годы иракское правительство во главе с Нури аль-Малики все чаще нарушало свои обязательства перед Курдами. Представитель Курдского регионального правительства (КРГ) в Лондоне Баян Рахман отмечает, что правительство Малики применяло тактику контроля и притеснений. По ее словам, в рамках договоренностей, КРГ должно было ежегодно получать 17% национального бюджета, однако иракское правительство ни разу не выделяло более 11%, а с января 2014 года выплаты и вовсе прекратились, равно как и выплаты довольствия отрядам Пешмерга. Другим спорным вопросом остается принадлежность Киркука – богатого нефтяными ресурсами исторически курдского города, населенного курдами, но территориально расположенного за пределами автономии. 30 июня Масуд Барзани заявил о готовности провести референдум о статусе Киркука, который, по его словам, должен был состояться еще в 2007 году. Победа на референдуме, по мнению ряда экспертов может стать отправной точкой к установлению курдской независимости. Равносильно Киркук может стать и яблоком непримиримого раздора между правительством Ирака и руководством Курдистана.

В региональном контексте ключевыми игроками, способными повлиять на решение курдского вопроса, являются Турция и Иран. Еще несколько лет назад оба ключевых игрока выступали строго против независимости курдского образования, и этим во многом объяснялась компромиссная и практичная позиция правительства Барзани. Однако в последнее время наблюдаются изменения в линии Анкары в отношении иракских курдов.

Многие ближневосточные исследователи, в том числе и турецкие, отмечают, что Турция была бы не против появления независимого Курдистана. С 2009 года наблюдается активизация экономических отношений Турции с Иракским Курдистаном.

Турки активно инвестируют в развитие этого региона. При этом они заинтересованы в налаживании поставок курдской нефти. С политической точки зрения возможная поддержка претензий Иракского Курдистана на независимость также соответствует внутриполитическим и региональным интересам Турции. Руководство Курдистана, в случае выхода из состава Ирака, не станет обострять ситуацию и не будет стремиться к объединению с курдами Турции, Ирана и Сирии. Наоборот, давление Барзани способствовало «усмирению» турецких курдов и их готовности вести переговоры с турецким правительством. При этом отделение Курдистана будет способствовать ослаблению все еще во многом ориентирующегося на Иран Ирака. К тому же, как отмечают эксперты Европейского геополитического форума, в Анкаре в долгосрочной перспективе скорее предпочтут стабильный независимый Курдистан в качестве соседа, нежели Исламское государство.

Против создания независимого Курдистана также свидетельствует множество факторов. Есть сомнение, что международное сообщество в большинстве своем признает новое независимое государство. В этой связи последнее слово останется за США. Как представляется, американцы до последнего постараются придерживаться плана «А» и попытаются примирить иракское правительство во главе с новым более гибким премьером и курдов, чтобы заставить их совместными усилиями разрешить назревший политический кризис и катастрофу в сфере безопасности.

Несмотря на позитивные тенденции в турецко-курдских отношениях последних лет, официальная Анкара не рассматривает вопрос независимости Курдистана.

Подобный дискурс ведется скорее на экспертном уровне, при этом представители властных кругов предпочитают тактику доброжелательных намеков и кулуарных обещаний. При этом благоприятная позиция самого Эрдогана в любой момент может измениться: после избрания его президентом ему больше не нужно играть предвыборными обещаниями перед различными группами электората, в том числе курдами. Турецкий президент понимает, что, несмотря на все заверения Барзани и его давление на Рабочую партию Курдистана (РПК), отделение Иракского Курдистана от Ирака создаст нездоровый региональный прецедент и станет примером для более, чем 20 млн. курдов, проживающих на территории Турции.

События последних трех лет показывают, что воли крупных международных или региональных игроков не всегда достаточно, чтобы влиять и тем более контролировать процессы, происходящие на Ближнем Востоке.

Дальнейший раскол Ирака, в результате которого может произойти отделение Курдистана и создание независимого (возможно в течение долгого времени и непризнанного) государства представляется весьма вероятным. В этом случае мы станем свидетелями новой волны дестабилизации и хаоса на Ближнем Востоке и дальнейших изменений политической карты региона. Это может произойти в первую очередь потому, что у новых властей в Багдаде осталось крайне мало времени и политического ресурса, чтобы привлечь суннитов и курдов к переговорам и попытаться сплотить иракское общество. С другой стороны, в таких условиях вряд ли удастся в скором времени одолеть ИГ. В данной ситуации США все еще рассчитывают на благоприятный исход в Ираке, при этом основные усилия будут брошены на обеспечение безопасности Иракского Курдистана как возможного источника стабилизации ситуации и единственной силы, способной реально бороться с Исламским государством. При развитии подобного сценария нельзя исключать вероятность распространения американских авиаударов по позициям ИГ на территории Сирии.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «»

17 декабря 2014 | 11:32

Новый виток сближения России и Турции будет продолжительным

Визит не принес сенсаций, но он продемонстрировал уверенное стремление Турции развивать отношения с Россией, вопреки западным санкциям и политическим разногласиям по Сирии и Крыму. Россия заинтересована в Турции как стабильном покупателе энергоресурсов и поставщике сельскохозяйственной продукции. В свою очередь, Турция стремится к возведению собственных АЭС и превращению в энергетический «хаб» для Европы.

7 июня 2014 | 02:00

Коалиционное правительство Палестины и перспективы Ближневосточного урегулирования

Махмуд Аббас утвердился в роли представителя палестинского народа и был признан международным сообществом. Любой заинтересованной стороне придется договариваться непосредственно с ним.

24 августа 2016 | 19:59

Победа «Грузинской мечты» на выборах в Грузии приемлема для России

В октябре этого года в Грузии пройдут очередные парламентские выборы. Главное противостояние развернется между правящей партией "Грузинская мечта" и оппозиционным  "Единым национальным движением" («ЕНД»). При отсутствии влиятельных пророссийских сил в политическом пространстве Грузии, Россию устроит победа предсказуемой "Мечты".

23 июня 2015 | 09:00

Химера взаимодействия: США и КНР вырабатывают правила на случай конфликта

И в Пекине, и в Вашингтоне прекрасно осознают, что в ближайшее время соперничество между двумя странами будет только нарастать. Если за последние 40 лет США не удалось превратить Китай в «ответственного международного игрока», то, по крайней мере, они получили «ответственного конкурента», который, прежде чем идти на эскалацию противостояния, готов определить правила.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова