Александр Большаков
Одно из важнейших внешнеэкономических событий последнего времени – переговоры между США, Канадой и Мексикой о пересмотре Североамериканского соглашения о свободной торговле (НАФТА). Они начались 16 августа 2017 года, продолжаются до сих пор и с течением времени становятся все более трудными. Партнерский треугольник рискует развалиться на обособленные двусторонние соглашения сомнительной надежности и долговременности.
ПРЕМИУМ
2 апреля 2018 | 19:32

США, Канада и Мексика пересматривают Североамериканское соглашение о свободной торговле

Одно из важнейших внешнеэкономических событий последнего времени – переговоры между США, Канадой и Мексикой о пересмотре Североамериканского соглашения о свободной торговле (НАФТА). Они начались 16 августа 2017 года, продолжаются до сих пор и с течением времени становятся все более трудными. Партнерский треугольник рискует развалиться на обособленные двусторонние соглашения сомнительной надежности и долговременности.

С 1994 года, когда НАФТА вступило в силу, до настоящего момента идут дискуссии о том, много ли пользы принес североамериканский торговый блок. Благоприятные результаты легко перечислить: отмена большинства ввозных пошлин; снижение цен на потребительские товары; трехкратный рост объемов торговли между государствами блока. Наиболее наглядное отрицательное последствие – сокращение рабочих мест в США и Канаде из-за перемещения ряда производств в Мексику, где оплата труда ниже в разы. В целом, консолидация в рамках НАФТА стала своевременным экономическим ответом Северной Америки на создание Евросоюза, однако политические разногласия сторон были и, по всей видимости, остаются острыми, затрудняя перспективы дальнейшей интеграции.

Главная цель пересмотра соглашения, заявленная американской стороной, – сокращение торгового дефицита США с партнерами по НАФТА. Это довольно странный ориентир. Да, США имеют большой дефицит в торговле с Мексикой ($64,1 млрд.), но в торговле с Канадой у них профицит: в 2017 году американский экспорт в Канаду превысил импорт на $8,4 млрд. Но суть в другом. Американские активы – притягательный объект для инвестиций. Иностранные участники рынка охотно их скупают. С технической точки зрения приток иностранного капитала невозможен без конвертации средств, номинированных в иных валютах, в доллары. Спрос на доллар растет, значит растет его покупательная способность. В итоге зарубежные товары становятся дешевле для американских покупателей, а товары, произведенные в США, становятся дороже для зарубежных покупателей. Естественным образом, импорт превосходит экспорт, увеличивается торговый дефицит. И в этом нет ничего вредного для благосостояния нации. Так что борьба за сокращение дефицита всего лишь лозунг Трампа, понятный избирателям. Реальные цели перелицовки соглашения более конкретные.

Во-первых, США хотят видоизменить механизм урегулирования споров, созданный НАФТА. Они хотят упразднить ту часть механизма, которая предусматривает особый порядок разрешения конфликтов между странами по поводу установления антидемпинговых или компенсационных пошлин. Специфика процедуры в том, что конфликт должен рассматриваться не судом одного из государств-участников НАФТА, а двусторонней комиссией, включающей представителей обоих государств; трехсторонний формат не предусмотрен. Уничтожение этой процедуры автоматически вытеснит рассмотрение дел, затрагивающих интересы США, в исключительную юрисдикцию американской правовой системы.

Во-вторых, администрация Трампа хочет добиться от правительства Канады более свободного доступа американских компаний на канадский рынок сельскохозяйственной продукции. В Канаде действует система управления снабжением внутреннего рынка продуктами птицеводства, молочными продуктами и яйцами путем регулирования цен, объемов выпуска, а также квотирования импорта. Это делается, чтобы поддерживать на определенном уровне цены, а следовательно, и благосостояние местных фермеров, благодаря чему эти последние обходятся без правительственных субсидий, в отличие от своих американских коллег. Американские поставки сверх квот облагаются высокими тарифами. Например, тариф на ввоз сыра достигает 245%, на ввоз масла – 298%. Когда Канада заключает очередной торговый пакт, она увеличивает размер квоты на отдельные виды продовольствия, чтобы угодить партнерам (скажем, в рамках CETA удвоена квота на ввоз европейских сыров), но от самой системы управления снабжением не отказывается. Пересмотр НАФТА дает Вашингтону хороший повод требовать смягчения канадского аграрного протекционизма.

В-третьих, США стремятся ужесточить так называемые правила происхождения товаров (rules of origin). Согласно этим правилам, товар считается произведенным в одной из стран НАФТА, если основная доля компонентов, из которых он изготовлен, произведена там же. Например, автомобили, собираемые на заводе в Мексике, должны на 62,5% (в стоимостном выражении) состоять из комплектующих, сделанных на территории НАФТА. Тогда при ввозе в США на них распространяются таможенные льготы. Если же доля североамериканских запчастей будет меньше (предположим, 60%), за ввоз таких автомобилей в США мексиканцам придется платить пошлину. Белый дом выступает за то, чтобы эта доля была увеличена, то есть чтобы североамериканские производители комплектующих были в еще большей степени ограждены от иностранных, прежде всего, азиатских конкурентов. Понятно, что такая мера вынудит предприятия искать новых поставщиков, разрушит существующие цепи поставок.

И таких локальных задач у американцев много. Какие из них будут выполнены, зависит от активности сопротивления оппонентов.

В интересах Канады – уладить разногласия с США относительно экспорта канадской хвойной древесины. Под тем предлогом, что правительства канадских провинций субсидируют лесозаготовительные предприятия, США лимитирует ввоз хвойных пиломатериалов из Канады. Канадцы считают себя не виноватыми в демпинге, но попытки оправдаться в американских судах ни к чему не приводят. Отсюда желание использовать дискуссии вокруг будущего НАФТА для корректировки американской позиции по лесному вопросу.

В интересах Мексики – сохранить НАФТА в нынешнем виде. Вступление в торговый альянс не стало для страны прорывным событием: в последние двадцать лет ее ВВП рос медленнее, чем во многих других странах Латинской Америки; уровень бедности остался тем же, что в 1990-е; около миллиона сотрудников мексиканских фермерских хозяйств потеряли работу, поскольку НАФТА открыло рынок страны для дешевой американской сельхозпродукции. Вместе с тем, принадлежность к зоне свободной торговли превратила Мексику в крупного экспортера промышленной продукции, поэтому ей выгодно держаться за статус-кво, аргументированно отклонять протекционистские инициативы США.

Скорее всего, переговоры постараются завершить до июльских выборов в Мексике (на них выберут и нового президента, и парламент), где ожидается победа Лопеса Обрадора, критикующего США. Он будет крайне неуступчивым переговорщиком. В общем, сейчас есть стимул ускорить прения. Этому препятствует нарочито односторонняя позиция США. Штаты добиваются либерализации торговли в важных для себя областях бизнеса и хотят возведения барьеров в сфере интересов своих контрагентов.

Идеологи внешнеэкономической политики США, не находя опоры в современной экономический теории, апеллируют напрямую к житейскому здравому смыслу. Собственный сиюминутный выигрыш ценится превыше всего, интересы союзников не всегда принимаются в расчет. Судя во всему, для нынешней администрации Белого дома сохранение во что бы то ни стало Североамериканского соглашения о свободной торговле не является приоритетной задачей.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Экономика»

24 марта 2015 | 13:00

Великий уравнитель: Сергей Лавров как внешнеполитический ресурс

Внешнеполитические ресурсы России всегда были скромнее ее реального международного положения. Так сложилось потому, что российская внешняя политика опирается не только и не столько на материальные ресурсы, сколько на нематериальные активы — обширную регионоведческую экспертизу, большой опыт конфликтов и компромиссов, накопленный в международном сообществе авторитет.

31 марта 2016 | 22:00

Польша как ведущая сила Восточной Европы: отношения с Россией и ЕС

Польское самосознание традиционно виктимизировано и основывается на памяти о нескончаемом национальном страдании. И если страданий в обозримом прошлом не находится, то их следует придумать. Германия на роль исторического мучителя Польши не так уж сильно подходит сейчас по политическим соображениям. Что же касается России – то на роль врага Польши она подходит идеально, но причины этого не исторические, а очень даже актуальные.

26 мая 2014 | 22:24

Контуры стратегического сотрудничества между Россией и Бразилией

Москва ощущает растущую поддержку со стороны Бразилии в международных делах и в ответ поддерживает претензии партнера на региональное лидерство. Сотрудничество в стратегических областях в перспективе выведет двусторонние отношения в разряд приоритетных.

11 февраля 2016 | 21:45

Нормандская заморозка гражданской войны

Россия и ЕС ищут пути нормализации отношений, усиленно торгуясь по различным вопросам. Украинские интересы в этом диалоге если и учитываются, то слабо - во многом по вине самого Киева, отказывающегося признавать реальность и, вопреки линии “брюссельского обкома”, занимающего крайне ястребиную позицию. Опять же во многом потому, что украинские власти стали заложниками жесткой антироссийской линии и не могут от нее отступить. В результате получается, что время играет не в пользу Украины - с каждым месяцем экономическое положение страны ухудшается.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Этот материал является частью нескольких досье
Досье
23 января 2015 | 18:00
20 января 2015 | 15:00
28 декабря 2014 | 00:33
26 декабря 2014 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
17 декабря 2014 | 20:00
12 декабря 2014 | 14:00
17 ноября 2014 | 09:00
23 января 2015 | 18:00
17 декабря 2014 | 20:00
15 декабря 2014 | 10:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова