Сергей Маркедонов
Артем Соколов
Несмотря на то, что 2016 год выдался для Закавказья насыщенным на события, здесь удалось сохранить статус-кво, сложившийся восемь лет назад. Аналитик агентства «Внешняя политика» Сергей Маркедонов подвел итог политическому развитию Закавказья за минувший год и пришел к выводу, что даже обострение ситуации в Нагорном Карабахе не смогло существенно изменить расклад, сложившийся в регионе.
ПРЕМИУМ
27 декабря 2016 | 20:24

События 2016 года не изменили расклад сил в Закавказье

Несмотря на то, что 2016 год выдался для Закавказья насыщенным на события, в целом в регионе удалось сохранить статус-кво, сложившийся восемь лет назад после войны 2008 г. Аналитик агентства «Внешняя политика» Сергей Маркедонов подвел итог политическому развитию Закавказья за минувший год. По мнению эксперта, даже апрельская «четырехдневная война» в Нагорном Карабахе не смогла существенно изменить расклад, сложившийся в регионе.

Разумеется, обострение Нагорно-Карабахского конфликта стало наиболее резонансным событием в Закавказье, которое, впрочем, не стало абсолютной неожиданностью для наблюдателей, фиксировавших рост напряженности на линии соприкосновения в начале года. После окончания кратковременного вооруженного противостояния обе стороны могли считать себя победителями. Азербайджанская армия показала высокий уровень боевой подготовки, заняв ряд территорий НКР. Баку получил международную поддержку в своих действиях со стороны Турции и Украины и не встретил резкой критики со стороны мирового сообщества, в первую очередь, России. В свою очередь, Армения доказала свою высокую готовность к мобилизации в случае угрозы, порой со значительным опережением формальных действий со стороны государства.

При этом произошедшее вооруженное противостояние не отменило Минский формат урегулирования ситуации в НКР. Благодаря посредничеству России противоборствующие стороны вернулись за стол переговоров. Подчеркивая важную роль Москвы, Сергей Македонов отмечает благожелательную позицию западных стран по отношению к её действиям в ходе апрельского обострения:

«Запад в отличие от других постсоветских конфликтов согласился на эту особую российскую роль. Во-первых, потому, что в Нагорном Карабахе Москва не стремится сломать нынешний баланс сил и выступить в роли «ревизиониста», то есть игрока, заинтересованного в радикальном изменении статуса НКР и территориальных споров в ту или иную сторону. Во-вторых, США и ЕС прекрасно понимают ту степень неформального влияния на Сержа Саргсяна и Ильхама Алиева, которой обладает Путин. В-третьих, учитывается обоюдный интерес и Еревана и Баку к российской медиации, что начисто отсутствует в конфликтах между Тбилиси и ее бывшими автономиями».

События в НКР привели к обострению противоречий внутри армянского общества. Пиком политического оживления стали трагические события второй половины июля, когда члены вооруженной группы «Сасна Црер» («Храбрые сасунцы») удерживали в течение двух недель здание полка патрульно-постовой службы в Ереване. Результатом волнений стала смена премьер-министра. Овика Абрамяна сменил Карен Карапетян, имеющий репутацию «технократа».

В Грузии на прошедших парламентских выборах уверенную победу одержала правящая партия «Грузинская мечта», получил конституционное большинство. ЕНД закрепило статус крупнейшей оппозиционной силы, а намечавшуюся двухпартийную конфигурацию разбавил «Альянс патриотов», сумевший провести в парламент 6 депутатов. Вероятно, сложившийся расклад сил сохранится без изменений до следующих выборов в 2020 г.

В Азербайджане главным событием внутриполитической жизни стал референдум, посвященный поправкам в конституцию страны, самыми главными из которых были увеличение президентской легислатуры с пяти до семи лет, а также наделение главы государства правом роспуска национального парламента. Первая из поправок набрала 84,2% голосов, а вторая - 87, 9%. Таким образов, власти продемонстрировали консолидацию элит перед лицом нарастания экономических трудностей. Как отмечает Сергей Маркедонов:

«В этой связи велика опасность «разброда и шатаний» внутри элит, ибо в отсутствии публичной политики конкуренция переходит на бюрократическое поле. И в данном контексте кампания по организации референдума и выдвижение конституционных изменений, с одной стороны, стала, хорошим тестом на лояльность, а с другой стороны инструментом по сплочению различных групп влияния».

Ситуация в Абхазии и Южной Осетии оставалась в течение года в целом спокойной. Абхазский лидер Рауль Хаджимба смог успокоить протесты оппозиции частичной кооптацией её членов в органы власти. В Южной Осетии дебаты о референдуме по вхождению в состав России закончились компромиссным решением отложить плебисцит до окончания президентской кампании, где за право занять пост главы государства продолжают аккуратную борьбу действующий президент Леонид Тибилов и спикер парламента, глава партии «Единая Осетия» Анатолий Бибилов.

Влияние внешних игроков в течение всего года также не было отмечено прорывными решениями. Турция, несмотря на открытую поддержку Баку в ходе апрельских боестолкновений, ограничилась одной риторикой. Иран придерживался политики балансирования между Арменией и Азербайджаном, избегая однозначно поддерживать ту или иную сторону. Интерес Израиля к закавказской повестке фактически ориентирован на военно-техническое и экономическое взаимодействие с Азербайджаном. Запад был сосредоточен на Сирии и Украине и проявлял к кавказскому региону довольно ограниченное внимание. Частичные успехи Грузии в процессе евроинтеграции имеют скорее символическое, чем практическое значение.

В будущем году у России остаются хорошие шансы укрепить свое влияние в регионе в качестве эффективного посредника. Несмотря на критику со стороны Еревана, Москве следует придерживаться примирительного тона в карабахском конфликте и сохранять конструктивные отношения с Баку. Вполне возможно и продуктивное сотрудничество с Грузией, которая готова к прагматичному диалогу. Безусловно, данные цели подразумевают аккуратную и последовательную дипломатическую работу.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Безопасность»

3 апреля 2018 | 17:59

Дайджест внешней политики Германии 27 марта - 3 апреля

Германия сохраняет решимость добиться статуса непостоянного члена Совета безопаснсоти ООН на период 2019-2020 годов. Поездка Хайко Мааса в Нью-Йорк для лоббирования кандидатуры ФРГ стала первым серьезным испытанием для нового министра. Маасу предстояло заручиться поддержкой не только Генерального секретаря ООН и США, но и представителей десятков стран Африки, Океании, Карибского бассеина. 

10 июля 2014 | 18:23

Турция ищет содействия Ирана для защиты своих интересов в иракском Курдистане

В связи с наступлением "ИГИЛ" в Ираке Турция заинтересована в безопасности своих энергетических интересов в Курдистане и делает попытки найти взаимопонимание с Ираном, который поддерживает шиитское правительство в Багдаде. 

8 января 2018 | 22:27

Дайджест внешней политики Германии 2-8 января

Новый год начался для немецкой дипломатии с обращения к проблемным сюжетам: украинскому кризису и сложным отношениям с Турцией. В Киеве Зигмар Габриэль стремился дать новые импульсы Минскому процессу. А в родном для себя Госларе он принимал турецкого коллегу Мевлюта Чавошоглу. Непростая неделя закончилась для Габриэля стартом коалиционных переговоров с ХДС-ХСС, от результатов которых зависит будущее крупнейших политических фигур ФРГ.

18 сентября 2014 | 23:00

Мадридская конференция по Ливии на фоне кризиса власти

В Ливии происходит процесс передела власти между конкурирующими шейхами племен, амбиции которых эффективно сдерживались до 2011 г. полковником Каддафи. Каждый из двух сформировавшихся на сегодняшний момент лагерей не обладает значительным преимуществом над соперником и не представляет внутренне цельной структуры. Что в таких условиях надеется решить Международная конференция в Мадриде – не совсем ясно.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
11 сентября 2014 | 21:25
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова