Иван Лошкарёв
С конца 2013 года в Южном Судане продолжается гражданская война, ставшая отражением противоречий – как внутри страны, так и между крупными державами. По мере приближения срока проведения всеобщих выборов, которые, согласно переходной конституции, должны состояться не позднее 9 июня, стороны конфликта будут стремиться укрепить свои позиции. Гарантированный путь для этого – эскалация напряженности, в том числе активные боевые действия.
ПРЕМИУМ
6 января 2015 | 11:17

Складываются предпосылки новой фазы гражданской войны в Южном Судане

0 У вас осталось просмотров
Увеличить количество просмотров

Южный Судан – самое молодое общепризнанное государство мира. Появление этой страны на карте – результат урегулирования Второй гражданской войны в Судане (1983-2005). «Цивилизованный развод» Хартума и Джубы стал результатом усилий крупных держав, прежде всего США и Китая. Но молодое государство оказалось таким же неустойчивым, как и прежние колонии на Африканском континенте, получившие в свое время независимость. С конца 2013 года в Южном Судане продолжается гражданская война, ставшая отражением противоречий – как внутри страны, так и между крупными державами. По мере приближения срока проведения всеобщих выборов, которые, согласно переходной конституции, должны состояться не позднее 9 июня, стороны конфликта будут стремиться укрепить свои позиции. Гарантированный путь для этого – эскалация напряженности, в том числе активные боевые действия.

Конфликт начался из-за нарушения баланса представительства этносов в органах власти Южного Судана. Президент Салва Кир последовательно стремился ввести как можно больше представителей своего народа (динка) в состав правительства и руководства армии. Апогеем этнократии стало отстранение вице-президента  Рика Мачара (этнос нуэр) и генсека правящей партии Пагана Амума (этнос чолло). Но непосредственным поводом для эскалации насилия стало вооружение солдат-динка в столице под предлогом государственного переворота. На стороне Рика Мачара оказалось не только более половины численного состава армии, но и такие игроки, как Судан и западные страны. Повстанцев также поддержала вдова покойного лидера южносуданского сопротивления Ребекка Гаранг (динка). Напротив, президента Кира активно поддерживают Китай и Уганда. Несмотря на то, что стороны при посредничестве ООН и Африканского Союза подписали два соглашения о прекращении огня, бои продолжаются в штатах Верхний Нил, Джонгелеи, Центральная Экватория и аль-Вахда. В итоге, страна разделена на анклавы, причем некоторые центральные и восточные территории Южного Судана фактически контролируются военно-политической структурой Мачара.    

В декабре прошлого года региональная организация Межправительственныq орган по вопросам развития (Intergovernmental Authority on Development – IGAD) разработала очередной план урегулирования, центральными элементами которого стало учреждение поста премьер-министра и расширение полномочий штатов. Фракция Мачара официально согласилась с представленным планом при  условии, что глава правительства будет наделен реальной властью, а реформа федерального устройства начнется в переходный период (в частности, увеличение количества штатов с 10 до 21). Напротив, официальные власти Южного Судана отстаивают концепцию непредрешения воли органов власти после переходного периода, что означает номинальные полномочия для премьера и отсрочку реформы для штатов. Стороны не стали пытаться урегулировать разногласия. Наоборот, официальная Джуба объявила о скором назначении даты всеобщих (то есть президентских, парламентских, региональных) выборов. С учетом того, что национальная избирательная комиссия до конца не сформирована, план Салвы Кира состоит в том, чтобы явочным порядком довести количество членов комиссии до необходимого минимума и обеспечить подсчет голосов в свою пользу. В свою очередь, Рик Мачар официально поддержал перенос даты выборов и соотвественно продление переходного периода после 9 июня 2015 года, одновременно приступив к выстраиванию альтернативных государственных органов. А в конце декабря-начале января  Мачар на подконтрольной ему территории учредил 6 новых штатов и 8 новых округов, назначил руководителей этих административных единиц и полноценный Генеральный штаб. Символично, что альтернативный Генштаб возглавил генерал-майор Саймон Гатвеч Дуал, известный связями с официальным Хартумом и ранее за это осужденный.

Не стоит изображать гражданскую войну в Южном Судане только как противостояние народов динка и нуэр. В совокупности, эти этносы составляют не более 20-25% населения страны. В Южном Судане более 30 крупных вооруженных группировок и более 60 различных народов. Например, в северо-восточной части страны повстанцы некоторых родов нуэр ведут партизанскую борьбу против большинства претендующих на их территорию властей. Эти повстанцы враждуют с отрядами, лояльными бывшему вице-президенту. Более того, правящая партия Суданское народное освободительное движение раскололась не на две, а на три фракции – оппозиционную (Рик Мачар), президентскую и реформаторскую (возглавляет Лам Акол из народа чолло). Последняя фракция стремится найти компромисс между законностью официальных властей и очевидными нарушениями принципа этнического представительства. 

ХОТИТЕ ПРОДОЛЖИТЬ ЧТЕНИЕ?
Получите неограниченный доступ ко всем материалам сайта, оформив подписку или просто войдите на сайт, если у вас уже есть подписка.
ПРОДОЛЖИТЬ ЧТЕНИЕ

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Безопасность»

11 марта 2016 | 21:56

Дайджест внешней политики США за неделю (4-10 марта)

Двухдневный визит вице-президента Джо Байдена в Израиль и Палестину на прошедшей неделе, призванный продемонстрировать прочность американо-израильских отношений, лишь привлек внимание к растущим противоречиям между двумя странами. Первый за последние 19 лет официальный визит канадского премьер-министра в Вашингтон символизировал потепление отношений двух соседей, которое, тем не менее, вряд ли продолжится с избранием нового президента. На брифингах американских внешнеполитических ведомств все настойчивее задаются вопросы о «новой фазе» борьбы с терроризмом – в Африке.

10 сентября 2015 | 01:00

Суданская головоломка: Каковы интересы России, США и Китая в регионе двух Суданов

Новое обострение между Суданом и его южным соседом произошло в 2012 году, после того как Южный Судан оккупировал несколько ключевых нефтеносных районов Судана, повстанческие группировки организовывали нападения на правительственные силы, — перспектива новой полномасштабной войны в регионе была реальной. В связи с этим запрос на российское дипломатическое участие, политическую поддержку и экономическое сотрудничество со стороны суданского руководства возрастал.

7 декабря 2016 | 19:06

Узбекистан стремится улучшить отношения с ближайшими соседями

После ухода Ислама Каримова внешняя политика Узбекистана переживает постепенную корректировку по отдельным стратегическим направлениям. Заметно активизировались двусторонние контакты Ташкента на разных уровнях с его соседями по Центральной Азии – Казахстаном, Таджикистаном и Кыргызстаном. При дальнейшем продолжении этого тренда возможно изменение ситуации в Центральной Азии.

11 апреля 2015 | 11:00

Международные итоги недели: Мастера переговорного жанра

Уходящая неделя прошла под знаком интенсивных переговоров по самым острым международным проблемам. В Москве лидеры России и Греции обсуждали межгосударственные отношения, заставив поволноваться руководителей Евросоюза. Также в российской столице встретились представители официального Дамаска и сирийской оппозиции. Сеул и Токио обменялись претензиями по поводу принадлежности спорных островов, а VII саммит Америк показал, что страны латиноамериканского региона больше не хотят быть «задним двором» США.

Досье
2 апреля 2014 | 01:00
Следующая Предыдущая

Оставьте свой e-mail для получения бесплатных материалов

 
Получить доступ к бесплатным материалам
Не показывать снова
Авторизация
Этот материал доступен для премиум-подписчиков.
Пожалуйста, войдите на сайт с помощью кнопки в правом верхнем углу.