Алексей Токарев
Андрей Дёгтев
Грузия является местом не только столкновения глобальных игроков, но и точкой, где сходятся линии сотрудничества региональных держав. Мы причисляем к ним Россию, Турцию и Иран. По очевидным причинам Грузия всегда находилась внутри треугольника трёх великих государств. Её территория, этнический состав и внутренний уклад зачастую зависели оттого, к какому полюсу, российскому, турецкому или персидскому тяготели грузинские княжества.
ПРЕМИУМ
29 декабря 2015 | 21:36

Роль Грузии как промежуточного пространства между Россией, Турцией и Ираном

Грузия является местом не только столкновения глобальных игроков, но и точкой, где сходятся линии сотрудничества региональных держав. Мы причисляем к ним Россию, Турцию и Иран. По очевидным причинам Грузия всегда находилась внутри треугольника трёх великих государств. Её территория, этнический состав и внутренний уклад зачастую зависели оттого, к какому полюсу, российскому, турецкому или персидскому тяготели грузинские княжества. В связи с ростом уровня взаимозависимости экономик мы причислили к государствам, влияющим на Грузию, такую региональную державу, как Казахстан.

В феврале 2015 года был проведен опрос среди грузинского населения о главных внешнеполитических партнерах и странах, представляющих наибольшую угрозу. Основными партнёрами оказались США (39%), Азербайджан (36%), Украина (33%) и страны ЕС (31%). Во вторую группу вошли Турция (19%), Россия (18%) и Армения (14%). Иран оказался за пределом статистической погрешности (2%). Возможно, такая позиция косвенно связана с ограничениями, которые были наложены на Иран мировыми лидерами. При этом абсолютное лидерство США в качестве партнёра №1 все последние годы подвергалось негативной корректировке, а Россия однажды – в феврале 2013 – даже стала вице-чемпионом гонки друзей Грузии. Это было спустя несколько месяцев после парламентских выборов-2012, когда «Грузинская мечта» на фоне агрессивного дискурса ЕНД снизила антироссийский настрой населения.

В соревновании стран-угроз (диаграмма 1) с определением лидера проблем нет вовсе. За последние 8 лет от 63 до 86% грузин считали Россию основной угрозой для страны. Графики остальных стран – это плотный пучок неявных аутсайдеров: США (5%), Турция (4%), Иран (3%) и другие государства (не более 2%).

Диаграмма 1. Страны-угрозы для Грузии. Источник: March 2015 Georgia Poll, IRI

По мнению большинства участников опроса (88-92%), отношения Грузии с Азербайджаном, государствами-членами ЕС, США, Турцией и Украиной (страны указаны в порядке убывания результата) хорошие. Немного отстает по этому показателю Армения, отношения с которой хорошими называют 80% респондентов. Только 53% назвали хорошими отношения Грузии с Ираном, 6% оценили их как "плохие". Наибольшая разница хороших/плохих оценок у России: 5% называют российско-грузинские отношения хорошими, тогда как 85% – плохими.

Интересы региональной державы в той или иной небольшой стране во многом характеризуются её присутствием в этой стране с точки зрения финансовых, материальных и людских потоков. Степень зависимости маленькой страны от региональной державы также определяется масштабом такого присутствия. При взаимодействии разных по величине экономик небольшие страны оказываются в большей зависимости от крупных государств.

Важным показателем экономического взаимодействия региональных держав с небольшими странами является торговля. Её структура определяет степень зависимости небольшой страны от внешних игроков и потребность в дополнительных источниках валютных поступлений на внутренний рынок. Если торговый баланс страны является положительным, её правительству не нужно искать внешние источники денежных потоков, и оно может сосредоточиться на противодействии чрезмерному оттоку капитала. Если же торговый баланс сводится с дефицитом, возникает потребность в механизмах компенсации торговых валютных потерь. Такими механизмами являются внешние кредитные заимствования, зарубежные инвестиции, приток иностранных туристов и денежные переводы из-за рубежа. Примером страны с устойчивым дефицитом торгового баланса является Грузия.

Рост внешнего долга означает увеличение долговой нагрузки грузинских предприятий, которые занимают средства на внешних кредитных рынках. Однако наращивание задолженности не может продолжаться вечно. Рано или поздно долги достигают критической отметки, после чего приток заемного капитала резко сокращается. В результате, возникает нехватка ликвидности на внутреннем рынке и национальная валюта девальвируется. Таким образом, стабильный внешнеторговый дефицит является бомбой замедленного действия.

Торговый оборот Грузии с четырьмя региональными державами в целом рос на протяжении последних полутора десятилетий (диаграмма 2).

Диаграмма 2. Торговый оборот Грузии с региональными державами, по данным Грузстата

При этом выделяется период временного глубокого спада 2008-2009 годов, который был связан с глобальным финансово-экономическим кризисом. В это же время торговые отношения Грузии с Россией были усугублены обстоятельствами политического характера. Однако в результате смены власти в Грузии, в ходе которой парламентское большинство завоевал блок «Грузинская мечта – Демократическая Грузия», созданный бывшим российским предпринимателем Бидзиной Иванишвили,  риторика грузинских руководителей в адрес России изменилась. С 2013 года начинается постепенное снятие ограничений с грузинской продукции. Это моментально сказалось на показателях торгового оборота. Грузинский экспорт в Россию вырос в 2013 году на 20%.

Наиболее крупным торговым партнёром Грузии из числа рассматриваемых четырёх стран является Турция. Торговый оборот с ней составляет 17% внешней торговли Грузии. Турция является первым торговым партнёром Грузии по показателю импорта (диаграмма 3) и четвёртым по показателю экспорта среди всех стран мира (диаграмма 4).

Диаграмма 3. Главные торговые партнёры Грузии 2014 года по показателю импорта, по данным Грузстата

Диаграмма 4. Главные торговые партнёры Грузии 2014 года по показателю экспорта, по данным Грузстата

Турция опередила Россию по торговому обороту с Грузией в 2006 году. Стимулом к ее дальнейшему отрыву по данному показателю стало подписание в 2007 году договора о зоне свободной торговли между Грузией и Турцией. С тех пор торговый оборот между этими странами сильно вырос. Однако его структура изменилась не в лучшую для Грузии сторону. Последние годы импорт турецких товаров в Грузию растет опережающими темпами по сравнению с экспортом грузинских товаров в Турцию. Дефицит грузино-турецкой торговли в 2014 году составил почти 1,5 млрд долл., что составило четверть торгового дефицита Грузии. Ещё одним фактором турецкого лидерства в торговле с Грузией является географическая близость, благодаря которой транспортные издержки существенно сокращаются.

На втором месте по торговому обороту среди четырёх стран находится Россия. На её долю приходится 7,5% торгового оборота Грузии. Россия – четвёртый по значимости торговый партнёр Грузии по показателю импорта и третий - по показателю экспорта.

Торговый баланс Грузии с Россией также отрицателен. Однако российский импорт всего лишь вдвое превышает экспорт грузинских товаров в Россию. Структура торгового оборота с Россией является далеко не самой плохой для Грузии по сравнению со многими ее торговыми партнерами. Например, объем импорта в Грузию из ЕС в четыре раза превышает грузинский экспорт в ЕС. А вот структура торговли с ЕАЭС является для Грузии еще более комфортной, чем структура торговли с Россией. Импорт из стран ЕАЭС всего лишь на 20% превосходит грузинский экспорт в них. Это свидетельствует о том, что наращивание торговых связей Грузии с Россией и ЕАЭС было бы гораздо безопаснее для нее, чем увеличение торгового оборота с ЕС, отрицательное сальдо торговли с которым существенно больше.

Однако во многом по политическим причинам реализуется европейский вектор экономической интеграции, что выразилось в подписании летом 2014 года Грузией договора об ассоциации с ЕС, в рамках которого предусмотрена зона свободной торговли между Грузией и странами Евросоюза. Большинство статей договора, включая пункт о ЗСТ с ЕС, вступили в силу с 1 сентября 2014 года. Через месяц после подписания соглашения между Грузией и ЕС Минэкономразвития России разработало проект постановления о приостановке соглашения о свободной торговле с Грузией, которое действует с 1994 года. Постановление пока так и не вступило в силу, однако это не отменяет возможность его реализации в будущем.

Как и Турция, Россия географически близка к Грузии. Казалось бы, это должно способствовать не меньшим торговым связям Грузии с Россией, чем с Турцией. Однако с экономической точки зрения эффект близкого расстояния между Россией и Грузией нивелируется большой площадью и низкой плотностью населения в России. Грузинские товары, попадающие в Россию, должны преодолевать большой путь уже на её территории, и это увеличивает транспортные издержки. Этим обусловлен меньший торговый оборот с Россией, чем с Турцией.

Россия могла бы удовлетворять потребности Грузии в энергоносителях. Однако по всё тем же политическим причинам руководство Грузии не допускает российские энергетические компании на рынок страны.

На данный момент поставки углеводородов из России ограничиваются 10% газа, получаемого Грузией в счет оплаты транзита по магистральному газопроводу «Север-Юг», пролегающему по ее территории и транспортирующему голубое топливо в Армению. Грузия могла бы покупать гораздо больше российского газа – ведь газопровод загружен менее чем на 15% своей мощности. Однако во время президентства Михаила Саакашвили выбор был сделан в пользу Азербайджана, откуда Грузия теперь и получает почти весь импортируемый газ.

Названные факты ограничивают грузино-российское торговое сотрудничество, однако в пользу России играет общее экономическое прошлое с Грузией в рамках Советского Союза. Обе страны вовлечены в региональную торгово-экономическую систему, унаследованную от советского индустриального комплекса. Остатки производственных цепочек СССР обеспечивают торгово-промышленную связь между странами постсоветского пространства. Это подтверждает тот факт, что общий объем торговли Грузии со странами СНГ превышает объем торговли с ЕС, несмотря на то, что рынок ЕС значительно больше рынка СНГ, что на первый взгляд, должно способствовать более глубокому вовлечению Грузии в торговлю с ЕС (диаграмма 5).

Диаграмма 5. Торговый оборот Грузии с ЕС, СНГ и ЕАЭС, по данным Грузстата

Иран и Казахстан находятся среди рассматриваемых стран соответственно на третьем и четвертом местах по товарообороту с Грузией. Торговый оборот Ирана с Грузией в 2014 году составил 1,3% от грузинского внешнеторгового оборота. На долю Казахстана пришелся примерно 1% внешнеторгового оборота Грузии. Казахстан является одной из немногих стран, с которой у Грузии наблюдается положительное сальдо торгового баланса. Между тем, и Иран, и Казахстан существенно отстают от Турции и России по своей торговой значимости для Грузии.

Как уже было отмечено ранее, внешний долг является источником финансирования дефицита торгового баланса Грузии. Другим источником являются прямые иностранные инвестиции (ПИИ).

В 2014 году ПИИ в Грузию составили 1 758 млн долл., что эквивалентно 11% грузинского ВВП. Особенность ПИИ как экономического показателя заключается в том, что они крайне нестабильны и их колебания имеют высокую амплитуду.

Прямые инвестиции из Турции в Грузию в 2014 году составили 3,6% от общего потока ПИИ в Грузию. Среди основных инвесторов в грузинскую экономику Турция заняла в прошлом году 9-е место. Прямые инвестиции из России в 2014 году составили 5% общего потока ПИИ в Грузию. В 2014 году Россия заняла 7-е место среди главных инвесторов в Грузию. Показательно, что в 2010 и 2011 годах, несмотря на ухудшение российско-грузинских политических отношений и торговых условий наблюдался высокий показатель прямых инвестиций в Грузию из России. Это свидетельствует о том, что интересы российского бизнеса в Грузии объективны и не обусловлены кратко- и среднесрочными изменениями в сфере дипломатических отношений двух стран.

Прямые инвестиции Казахстана в Грузию относительно невелики. В 2014 году они составили менее 1% от общего объема ПИИ. В списке основных инвесторов в Грузию в прошлом году Казахстан занял 20 место. Динамика инвестирования казахстанскими резидентами в Грузию последних лет не внушает оптимизма. По совокупным показателям за последние годы лидером по прямым инвестициям в Грузию среди четырех стран является Турция. На втором месте идет Россия. Следом идет Казахстан. Инвестиции из Ирана оказались крайне малы и на общем фоне практически незаметны (диаграмма 6).

Диаграмма 6. Совокупные прямые инвестиции из региональных держав в Грузию в 2007-2014 годах, по данным Грузстата

Еще одним источником внешних валютных поступлений для Грузии являются денежные переводы. В 2014 году в Грузию поступило 1 441 млн долл. денежных переводов, что равняется 9% от ВВП. Из них 49% – из России.

Россия является абсолютным лидером по этому показателю, опережая ближайшего преследователя – Грецию, – в 3,5 раза. По состоянию на конец августа 2015 года по данным ФМС России на территории России находилось 30 тысяч граждан Грузии. Объем денежных переводов из России в Грузию стабильно увеличивался на протяжении 2000-х годов, сократившись лишь в 2009 и в 2014 годах. При этом спад показателя в 2009 году связан с глобальным финансово-экономическим кризисом, в ходе которого сильно пострадала российская экономика, и снизились финансовые возможности грузинских граждан на территории России. В 2014 году главной причиной уменьшения показателя стали экономический спад в России и девальвация рубля. В целом можно отметить, что денежные переводы из России в Грузию являются одним из главных факторов экономического роста последней.

В 2014 году денежные переводы из Турции составили 4,4% всех денежных переводов, полученных Грузией. Динамика денежных переводов из Турции была положительной на протяжении последних 15 лет за исключением 2009 года. Денежные переводы в Грузию из Казахстана в 2014 году достигли объема в 1,3% от общего объема заграничных денежных переводов. Статистика денежных переводов из Ирана в Грузию ведется с 2008 года. При этом в 2008 и 2009 годах этот показатель имел нулевые значения. Однако затем начался его рост. В прошлом году денежные переводы из Ирана в Грузию составили 0,007% совокупного объема денежных переводов из-за рубежа. Можно констатировать, что денежные переводы из Ирана в Грузию крайне незначительны.

Абсолютное лидерство России по показателю денежных переводов обусловлено культурной близостью двух народов, основанной на общем историческом прошлом.

Русским языком по-прежнему владеет значительная часть населения Грузии, что обеспечивает грузинским гражданам доступ на российский рынок труда и облегчает ведение бизнеса на территории России.

Туризм обеспечивает 6% ВВП Грузии. Примерно 10% трудоспособного населения, работают в туристическом секторе. Что еще более важно, туризм обеспечивает поступление валютной выручки, иными словами туристическая отрасль является одним из источников финансирования платежного дефицита Грузии. В 2014 году иностранные туристы обеспечили поступления в размере 392 млн долл., что эквивалентно 14% грузинского экспорта за этот год.

Среди рассматриваемых стран лидирующие показатели вновь у Турции и России. Поток туристов из Казахстана и Ирана абсолютно незначителен (диаграмма 7).

Диаграмма 7. Число туристов из региональных держав, посетивших Грузию, по данным Национальной администрации Грузии по туризму

В прошлом году все четыре региональных державы вошли в десятку главных стран-источников турпотока в Грузию. Однако основной поток туристов пришёлся на первые четыре страны, в состав которых помимо Армении и Азербайджана вошли Турция и Россия. Доля остальных стран крайне мала.

По количеству туристов, посещающих Грузию, Турция занимает первое место. В 2014 году Грузию число турецких граждан составило 26% от общего потока туристов. Количество турецких туристов, посещающих Грузию, стабильно росло на протяжении последних лет. Единственным исключением стал прошлый год, когда этот показатель упал на 10%.

Место России среди стран, обеспечивающих основной поток туристов в Грузию, стабильно сохранялось на протяжении последних десяти лет. Если места в первой тройке лидеров по этому показателю постоянно перераспределялись между Турцией, Арменией и Азербайджаном, то Россия стабильно занимала четвертое место в турпотоке Грузии, а количество российских туристов ежегодно увеличивалось. С 2008 по 2012 год, то есть в период ухудшения условий грузино-российского экономического сотрудничества, доля россиян в общем числе туристов выросла с 9 до 12% Это говорит о том, что события августа 2008 года не нанесли непоправимого ущерба имиджу Грузии в глазах российского населения.

Турпоток из Ирана в Грузию крайне мал. В 2014 году он составил примерно 50 тысяч человек, или 0,9% от общего количества туристов, посетивших Грузию. Иран занял в 2014 году 6-е место по этому показателю. Вплоть до 2012 года количество туристов увеличивалось, затем начался спад, который обусловлен двумя факторами. Во-первых, в июле 2013 года Грузия отменила безвизовый режим с Ираном, действовавший с ноября 2010 года. Во-вторых, в результате введения нефтяного эмбарго против Ирана в 2013 году уровень жизни иранцев упал и заграничные путешествия стали для них менее доступны.

Количество казахстанских туристов, посещающих Грузию, демонстрирует положительную динамику. По количеству туристов Казахстан занимает для Грузии 10-е место. Однако доля туристов из Казахстана в общем потоке туристов, посещающих Грузию невелика. В 2014 году она составила всего лишь 0,5%.

Кроме того, Грузия является ключевой транзитной страной в системе отношений стран потребителей и поставщиков энергоресурсов на Евразийском континенте. При этом она же является точкой пересечения конкурентных геополитических стратегий в энергетической сфере.

В транспортном плане сталкиваются интересы Грузии с интересами региональных держав по двум основным направлениям: трубопроводному и железнодорожному. Относительно строительства трубопроводов прослеживается противоположность интересов России интересам Турции, Ирана и Казахстана. Если последние заинтересованы в пролегании через территорию Грузии газо- и нефтепроводов в наплавлении запад-восток, то Россия, напротив, несёт от этого экономические потери.

Так, проходящий через грузинскую территорию с 2006 года трубопровод «Баку-Тбилиси-Джейхан» (БТД), соединяющий азербайджанские нефтеналивные терминалы с турецким портом является результатом коллективной стратегии ЕС и США по отсечению России от европейских рынков сбыта сырья и понижению её влияния на постсоветском пространстве. БТД стал первым нефтепроводом на территории СНГ, проложенным в обход России. Еще одной важной стратегической инфраструктурой является газопровод «Баку-Тбилиси-Эрзурум» (Южно-Кавказский трубопровод) действующий с 2007 года. Идущие через Грузию трубопроводы являются фактором заинтересованности как поставщиков ресурсов в лице Казахстана и Азербайджана, так и транзитного государства в лице Турции во внутренней стабильности Грузии.

Значимость Грузии для Ирана и России обусловлена возможностью строительства через е территорию нефтегазовых коммуникаций. ЕС давно рассматривает кавказское в качестве «четвертого коридора» – дополнительного пути поставок углеводородов в Европу. С этой целью был задуман проект Набукко. На смену Набукко пришла концепция Южного газового коридора (ЮГК), под которой неофициально понимается строительство Трансанатолийского (TANAP) и Трансадриатического (TAP) газопроводов, а также расширение газопровода «Баку-Тбилиси-Эрзурум». Рассматривается перспектива подключения к ЮГК Туркменистана и Ирана. Строительство TANAP, безусловно, сыграет на руку Ирану, чего нельзя сказать о России, чья доля на европейском газовом рынке в таком случае может уменьшиться. Россия, в свою очередь, развивает конкурирующий проект в виде «Турецкого потока», который пришел на смену потоку «Южному».

Таким образом, интересы России в отношении трубопроводного строительства на Южном Кавказе противоположны интересам Ирана, Турции и Грузии. Строительство газопровода TANAP будет означать выгоду для Ирана, как для экспортера ресурсов, и для Грузии с Турцией, являющихся транзитными странами. Россия, напротив, заинтересована в том, чтобы проект не состоялся. Ирану же будет выгодна отмена проекта «Турецкого потока», так как в случае его реализации, экспортные возможности Ирана на европейском рынке будут ограничены дополнительной конкуренцией со стороны России.

Грузия является частью пространства конкуренции двух проектов железнодорожного транспортного сообщения: железной дороги «Баку-Тбилиси-Карс» (БТК) и железной дороги «Россия-Абхазия-Грузия-Армения». По логике вещей эти два проекта не должны выступать в качестве конкурирующих, так как расположены в разных широтно-меридиональных направлениях. Если БТК является частью амбициозного проекта транспортного коридора «Европа-Кавказ-Азия» (TRASECO), ориентированного в направлении запад-восток, то российская железная дорога является частью транспортного коридора «Север-Юг». Однако участниками, заинтересованными в строительстве БТК, возобновление железнодорожного сообщения между Абхазией и Грузией рассматривается как угроза их проекту, так как оно может оттянуть на себя существенную часть грузопотока.

В отличие от нефтегазовой сферы в проектировании системы железнодорожного сообщения, интересы Ирана и России совпадают. Обе страны заинтересованы в открытии сообщения по маршруту «Россия-Абхазия-Грузия-Армения-Иран». Турция, напротив, нацелена на закрепление железной дороги БТК в качестве ведущей магистрали региона.

Реализация проекта БТК началась в 2007 году. Выгодоприобретателями этого проекта являются Грузия, Азербайджан и Турция, которые в случае его реализации получают в своё распоряжение транспортный коридор между Европой и Азией. Железная дорога ускорит и удешевит грузоперевозки из одного конца материка в другой, увеличив грузооборот. Главными проигравшими сторонами становятся Иран, Армения и Россия. Иран и Россия терпят убытки, так как оказываются в стороне от создаваемых коммуникаций, а Армения – так как ей не удается решить проблему своей транспортной изоляции. Железнодорожная магистраль БТК является не столько масштабным проектом, сколько стратегически важным для развития транзита через Грузию и соединения Азербайджана и Турции, минуя Армению.

В то же время открытие железной дороги БТК будет желательным событием для Казахстана, так как будет облегчен его доступ на европейские рынки, и будет усилена его транзитная роль в рамках «Шелкового пути». По замыслу архитекторов проекта Грузия должна стать его частью.

Рассматривая отношения Турции и Грузии в транспортной сфере, невозможно оставить без внимания фактор Азербайджана. Азербайджан – сосед Грузии с восточной и юго-западной сторон, традиционный союзник Турции. Ключевым фактором, связывающим интересы трех стран, являются транспортные коммуникации, как уже построенные (БТД и Южно-Кавказский трубопровод), так и проектируемые (TANAP, TAP и железная дорога БТК).

Россия продвигает проект железной дороги «Россия-Абхазия-Грузия-Армения». Её возведение позволило бы восстановить транспортное сообщение между Абхазией и Грузией, а также улучшить транспортное положение Армении, которая зажата между Азербайджаном, Грузией и Турцией. Плохие отношения Армении с Азербайджаном сыграли свою роль в том, что энергетические нити прошли именно через Грузию, а не напрямую через е территорию. Армению и Россию объединяет стратегическое партнерство. Однако отсутствие общей границы вынуждает страны использовать Грузию как транзитную территорию, что выгодно последней. А потому Грузия не заинтересована в ухудшении отношений с Арменией – ведь 70% транзита из России в Армению идет через ее территорию. Возобновление железнодорожного движения через территорию Абхазии могло бы существенно улучшить транспортное сообщение между Россией и Арменией. Однако для начала необходимо хотя бы добиться согласия Абхазской и Грузинской сторон на взаимное сотрудничество в целях возобновления железнодорожного сообщения. К сожалению, на данный момент этого сделать не удалось.

Как мы видим, на уровне железнодорожных коммуникаций интересы региональных держав в Грузии различаются. Турция заинтересована в упрочении своего статуса связующего звена между Европой и Азией. А Россия и Иран, в свою очередь, стремятся расширить коммуникации в рамках транспортной системы «Север-Юг».

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

29 июля 2014 | 19:04

Новый президент Ирака и кризис власти в стране

Ключевым вопросом остается кандидатура на пост премьер-министра. Аль-Малики, поддерживаемый Вашингтоном и Тегераном, не намерен уходить. Между тем, основные политические и духовные лица Ирака призывают его к отставке, обвиняя в связях с Ираном и неспособности справится с военно-политическим кризисом.

29 августа 2014 | 18:08

Минские переговоры как сигнал о готовности России выжидать

Судя по «домашним заготовкам» Порошенко и основной теме его выступлений на саммите, готовясь к встрече он был настроен на обсуждение конфликта в своей стране, отношений с Россией и на продолжение давления на Москву со стороны Европы. Как раз к этой встрече был заготовлен «сюрприз» для Кремля в виде задержания российских военнослужащих в приграничной зоне.

22 марта 2014 | 01:02

Франко-британское сотрудничество и будущее европейских вооруженных сил

Кооперация Лондона и Парижа объясняется теми же причинами, что и их противостояние в прошлом. Страны имеют сходные амбиции, являются обладателями ядерного оружия и постоянными членами СБ ООН. Это позволяет им выстраивать отношения в формате альянса равных.

17 ноября 2014 | 07:35

Политические цели антиправительственного вооруженного подполья на Украине

Несомненно, что появление новых вооруженных групп на Украине говорит о внутренних проблемах украинского общества. Очевидно, что во многих областях усугубляется конфронтация между сторонниками разных моделей развития, а жесткое ограничение оппозиционной активности ведет к ее переходу в нелегальное русло.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
11 сентября 2014 | 21:25
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова