Заал Анджапаридзе
В отношении Грузии НАТО играет беспроигрышную партию – включая страну в свою глобальную систему присутствия и получая от этого стратегические выгоды отдавая за это минимальное.
ПРЕМИУМ
10 сентября 2014 | 20:27

Результаты саммита НАТО для Грузии: взгляд из Тбилиси

ТБИЛИСИ, ГРУЗИЯ. - После завершения саммита НАТО в Уэльсе, Грузия получила «золотую карту» усиленного сотрудничества с альянсом. Однако во время одной из дискуссий о результатах саммита, прозвучал иронический вопрос: «Сможет ли эта «золотая карта» остановить стоящие в 40 километрах от Тбилиси российские танки?». 

Вопрос отнюдь не риторически, если учесть что после саммита безопасность Грузии, как и прежде, остается высоко уязвимой. Грузия не получила План действий по членству в НАТО (ПДЧ), несмотря на то что на предыдущем саммите в Чикаго в 2012 году, говорилось что он будет последним саммитом на котором не произошло расширение альянса.

Новый пакет сотрудничества Грузии с НАТО, принятый на фоне резкого обострения отношений между Россией и Западом из-за событий на Украйне, открывает перед Тбилиси как новые возможности, так и новые вызовы. 

Нарастает возможность тесного сотрудничества с различными структурами альянса, к которым прежде доступ был ограничен. Например, участие в Комитете операционной политики, участники которого координируют свои усилия в рамках конкретных операций НАТО, таких как «Силы для Косово» или Международные силы содействия безопасности в Афганистане. 

Если сделать сравнительный анализ ситуации по принципу «до и после», Уэльсский саммит при кажущейся скромности его результатов для Грузии, все же принес ощутимое повышение уровня сотрудничества НАТО и Грузии.

В Грузии впервые появиться пусть небольшая, но военная структура НАТО в виде совместного тренировочного центра. А связной офис НАТО в Тбилиси будет существенно расширен. Это значит, что количество постоянно базирующегося в Грузии персонала НАТО возрастет в разы. Официальный юридический статус натовского тренировочного центра еще не определен. Финансирование, структура, функции и укомплектованность военным персоналом НАТО – все это пока находится в стадий разработки, и детали разглашаются. Однако можно предположить, что функций центра не будут ограничены только подготовкой военнослужащих НАТО и стран-партнеров. НАТО проникает и утверждается в Грузии со всеми вытекающими отсюда последствиями. 

Визит министра обороны США Чака Хейгела в Тбилиси по горячим следам саммита НАТО и круг обсужденных с грузинским руководством вопросов, частично подкрепил этот тезис. Существует вероятность, что Грузию могут подтолкнуть к более активным действиям, направленным на противодействие планам России восстановить влияние на постсоветском пространстве. Новый пакет сотрудничества содержит, в том числе и серьезный компонент западной военной помощи Грузии, включая передачу определенных видов современной военной техники. 

Можно сказать, что в отношении Грузии НАТО играет беспроигрышную партию – включая страну в свою глобальную систему присутствия и получая от этого стратегические выгоды отдавая за это минимальное.

Решится ли Грузия снова взять на себя роль антироссийского раздражителя на постсоветском пространстве, как это было при Михаиле Саакашвили? Определенные круги на Западе явно желали бы такого сценария. Сетования о том, что нынешняя власть Грузии по сравнению с прежней, недостаточно «прозападна», усилились после того, как Тбилиси занял весьма сдержанную позицию по кризису на Украине. Правительство находится под огнем постоянной критики местных «западников» за чрезмерную, с их точки зрения, осторожность в отношении России.  

Чтобы снять эти озабоченности, правящей коалиции «Грузинская мечта» приходится постоянно маневрировать. Уязвимость безопасности Грузии в условиях отсутствия гарантий НАТО по защите от реакции России, включая военные действия, будет служить сдерживающим фактором для Тбилиси. Даже если в обозримом будущем США предоставят Грузии (наряду с Украиной и Молдовой) статус союзника США, это не сильно минимизирует риски связанные с осложнением отношений с Россией. 

Вероятность осложнения грузино-российских отношений в случае появления пусть даже ограниченной инфраструктуры НАТО в Грузии и поставок вооружений, безусловно, существует. Представители власти и парламентская оппозиция об этом вслух пока не говорят. Но об этом говорят оппозиционные партии и общественные группы, выступающие за сближение с Россией. В последнее время их деятельность активизировалась, хотя масштабами похвастаться не может. Нино Бурджанадзе, бывший спикер парламента Грузии, и лидер партии «Демократическая Грузия», пока единственный политик, который публично критикует открытие натовского тренировочного центра в Грузии и нежелание властей углубить диалог с Россией. 

Расклад политических сил в Грузии, если судить по партиям, представленным в парламенте, явно в пользу «атлантистов» и «западников».

Хотя это скорее качественное превосходство, нежели количественное, поскольку «западники» политически более «подкованны», имеют мощные связи на Западе и лучше способны мобилизовать общественное мнение через дружественные СМИ и гражданский сектор. 

Их жесткое давление постоянно испытывает умеренное крыло правящей коалиции «Грузинская Мечта». Политиков этого крыла можно назвать условно «евразийцами». Большинство из них новички в политике. Подчиняясь конъюнктуре и публично поддерживая незыблемость прозападного курса, они, однако, не хотели бы принести в жертву этому курсу сравнительно ровные в последнее время отношения с Россией. 

Характер российско-грузинских отношений после Уэлльского саммита НАТО будет зависеть от нескольких внутренних и внешних обстоятельств.

Очевидно, США не хотят провоцировать Россию и потому их военное сотрудничество с Грузией не получило того развития, на которое надеялись в Тбилиси.

Вряд ли «усиленный пакет» сотрудничества Грузий и НАТО станет сдерживающим фактором для России, окажись две страны на грани войны. Одновременно США и НАТО стремятся поддерживать в Грузии энтузиазм по поводу перспективы членства в Североатлантическом альянсе - и это удается без больших усилий из-за готовности грузинских элит идти на жертвы во имя евроатлантической интеграции, а также в обмен на поддержку Запада в сохранении нынешнего правительства у власти.

Влияние «усиленного сотрудничества» НАТО и Грузии на грузино-российские отношения и региональную безопасность станет прорисовываться в ближайщие месяцы. Многое будет зависеть от того, удастся ли Западу и России в очередной раз «перезагрузить» отношения, согласившись на новые правила игры касательно постсоветского пространства.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «»

17 ноября 2015 | 22:36

Обзор четвертых Республиканских дебатов на пост президента США

По мере приближения к праймериз, дебаты становятся более нюансированными, постепенно подходят к собственно обсуждению программ. Выкристаллизовываются также конкретные расхождения межу кандидатами однопартийцами и даже теми, кого еще недавно можно было считать тактическими союзниками.

7 сентября 2015 | 09:00

За кражу века: Почему Молдавия вышла на Майдан

Молдавия сейчас — главный претендент на роль жертвы нового майдана. В стране идет эрозия государственности: в социальном, экономическом и даже символическом плане. Последней каплей стала так называемая «кража века» — хищение 1 миллиарда долларов (1/8 всего ВВП страны) из трех крупнейших банков страны и вывод этих денег в офшоры. В попытке спасти пострадавшую банковскую систему страны власти включили печатный станок, после чего валюта обвалилась почти на 20 процентов, а инфляция выросла до 8 процентов.

24 марта 2015 | 13:00

Великий уравнитель: Сергей Лавров как внешнеполитический ресурс

Внешнеполитические ресурсы России всегда были скромнее ее реального международного положения. Так сложилось потому, что российская внешняя политика опирается не только и не столько на материальные ресурсы, сколько на нематериальные активы — обширную регионоведческую экспертизу, большой опыт конфликтов и компромиссов, накопленный в международном сообществе авторитет.

20 октября 2014 | 00:57

Контуры правительственной коалиции на Украине: выводы для России

За последние месяцы популярность основных политических сил сократилась, а количество не определившихся с политическими симпатиями снижается крайне медленно, что отражает общее недоверие населения к политической элите страны. В таких условиях, политическая сила президента Петра Порошенко вряд ли сможет получить большинство в Верховной Раде.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Этот материал является частью нескольких досье
Досье
9 декабря 2014 | 08:00
11 сентября 2014 | 21:25
11 сентября 2014 | 21:25
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова