Ольга Ребро
До начала серии слушаний кандидатура Рекса Тиллерсона на пост госсекретаря считалась одной из самых противоречивых. Не только представители Демократической партии, но и многие республиканцы опасались, что он не будет достаточно жестко отстаивать американские ценности на международной арене. Девятичасовое слушание в Сенате позволило Тиллерсону поделиться своими взглядами на будущее американской внешней политики с противниками и сторонниками его назначения.
ПРЕМИУМ
13 января 2017 | 19:34

Рекс Тиллерсон: что говорят материалы слушаний по номинации

0 У вас осталось просмотров
Увеличить количество просмотров

До начала серии слушаний в сенате кандидатура Рекса Тиллерсона на пост госсекретаря считалась одной из самых противоречивых. Его послужной список целиком состоит из позиций в Эксон Мобил. Прошлое в частном секторе дает почву для подозрений в конфликте интересов. Наконец, оппозиция Тиллерсона в качестве главы Эксонмобил антироссийским санкция прямо противоречила политике администрации Б. Обамы.

Эти обстоятельства вызвали сомнения относительно назначения Тиллерсона не только среди демократов, но и некоторых республиканцев, посчитавших, что новый госсекретарь не будет достаточно жестко отстаивать американские ценности на международной арене. Главным оппонентом Тиллерсона на слушаниях стал сенатор-республиканец из Флориды Марко Рубио. Своим выступлением Рубио фактически начал кампанию за партийную номинацию на пост президента в 2020 году. Его коллеги-ястребы Джон Маккейн (респ., Аризона) и Линдси Грэм (респ., Южная Каролина) не являются членами комитета по международным делам и поэтому в слушаниях не участвовали.

Учитывая, что в комитете республиканцы имеют перевес в один голос, а вопрос о номинации решается простым большинством, Рубио имеет возможность помешать одобрению кандидатуры. Поэтому основная задача Тиллерсона во время слушания заключалась в том, чтобы успокоить критиков России и при этом дать минимально допустимое количество обещаний, которые наложили бы ограничения на действия будущего госсекретаря. Ссылаясь по очереди то на недостаток информации, то на необходимость более детального анализа, Тиллерсон продемонстрировал по-настоящему дипломатическое мастерство по увиливанию от неприятных вопросов.

«У вас недостаточно сведений, чтобы ответить на мой вопрос, или вы просто отказываетесь на него отвечать?» - не выдержал Тим Кейн (дем., Виржиния) после очередного туманного ответа кандидата. «Отчасти и то, и другое», - парировал Тиллерсон под одобрительные смешки присутствующих.

И все таки, девятичасовое слушание, во время которого сенаторы прошлись по всем больным точкам международных отношений, позволяет составить представление о взглядах следующего госсекретаря на различные направления внешней политики США.

Россия

Учитывая не утихающие разговоры относительно вмешательства Москвы в последние выборы, не удивительно, что большая часть вопросов так или иначе касалась планов Тилерсона по выстраиванию будущих отношений с Россией. При этом дискуссия велась сразу по нескольким направлениям.

Во-первых, сенаторы пытались прояснить взгляды Тиллерсона на роль и место России в современной международной системе. Уже во вступительном слове кандидат сделал реверанс в адрес ястребов и заявил:

«Мы не должны сроить иллюзий относительно наших отношений с Россией. Россия сегодня представляет опасность. Она вторглась в Украину, захватила Крым и поддержала сирийские войска, которые серьезно нарушают законы войны. У наших союзников по НАТО есть все основания для беспокойства по поводу активизировавшейся России».

На протяжении слушания Тиллерсон неоднократно подчеркивал «недружелюбный» характер действий России, однако при этом отклонился от слепой демонизации, заметив, что все действия Москвы имеют вполне разумное объяснение.

«Опираясь на личный опыт общения с представителями российского правительства и российских структур, а также на мои наблюдения во время длительного пребывания в России и общения с русскими, я могу сказать, что они очень расчетливы. Они мыслят стратегически. Обычно они действуют в соответствии с четким планом. Если посмотреть со стороны и попытаться понять, какие у них долгосрочные цели, то можно предположить, каким образом они эти цели будут реализовывать, как будут выглядеть отдельные составляющие этого плана. По-моему, у руководства России есть такой план. Это геополитический план. Они предпринимают шаги для его осуществления. И каждый следующий шаг зависит от того, какой ответ был дан на предыдущий. Если этот ответ был недостаточно жестким, то они будут действовать дальше».

Далее Тиллерсон описал свое видение «плана» России:

«Россия, в первую очередь, хочет добиться пересмотра своей роли в глобальном мировом порядке. Она считает, что после распада Советского Союза ее интересы в некоторой степени были ущемлены во время переходного периода. Она считает, что заслуживает должной роли, соответствующей ее статусу ядерной державы. И она пытается заявить себя в данной роли. На протяжении большей части последних более чем двадцати лет у России не было должных ресурсов, чтобы это осуществить. И все это время она занималась тем, что копила ресурсы. Мне кажется, сегодня мы наблюдаем ее попытки играть более активную роль, чтобы спровоцировать обсуждение роли России в мировом порядке. Поэтому своими действиями она просто пытается дать понять: «Россия никуда не исчезла, Россия имеет значение, с Россией надо считаться». И такое поведение достаточно предсказуемо. Я считаю, что наш разговор с ней должен начинаться с вопроса: «Хочет ли Россия всегда оставаться противником Соединенных Штатов? Хочет ли она дальнейшего ухудшения отношений или их изменения?» Вряд ли мы когда-нибудь станем друзьями. Как многие здесь сегодня отмечают, наши системы ценностей разительно отличаются. Но также я знаю русских людей, и уверен, что существует потенциал для переформатирования этих отношений, для снижения накала существующих противоречий. Здесь критическую роль играет налаживание диалога, который не позволит выйти ситуации из-под контроля. Нам надо перевести Россию из категории «всегда противник» в категорию «временами партнер». Но чтобы это сделать, нам сначала необходимо наладить диалог».

Во-вторых, сразу несколько сенаторов задали вопросы об отношении Тиллерсона к санкциям как инструменту реализации внешней политики. Во многом это было вызвано его предыдущими высказываниям на посту главы Эксон Мобил, в которых он осуждал санкционную политику. Актуальность данному вопросу добавил и готовящийся Сенатом новый пакет карательных мер в отношении России.

По поводу уже наложенных санкций, которые следующий президент «может отменить росчерком пера», Тиллерсон заметил, что хотел бы сохранить статус-кво. Что касается готовящегося пакета, кандидат на пост госсекретаря занял более нюансированную позицию:

«Санкции могут стать мощным инструментом, но только если они эффективны. Я уверен, в данной ситуации мы обсудим все возможные варианты, и если будет принято коллективное решение использовать данный инструмент, я его полностью поддержу».

Позже, он, однако, добавил:

«Я надеюсь, что у меня будет некоторая свобода действий относительно применения санкций с целью изменения действий России. Если санкции уже вступили в силу и носят обязательный характер, то это ограничит наши возможности по использованию данного инструмента, и отнимет у российского правительства опцию пойти на уступки под угрозой их применения».

В-третьих, Тиллерсон уклонился от прямого ответа на вопросы о докладе разведки, сославшись на отсутствие доступа к засекреченной части (во время слушания он неоднократно повторил, что не собирается принимать решения на основании сообщений СМИ). При этом он, с одной стороны, заметил, что подобные попытки повлиять на внутриполитическую ситуацию в другой стране делались всегда, а с развитием технологии они просто перешли в сферу киберпространства. С другой – он призвал смотреть на вопрос кибератак как глобальный, не сводимый исключительно к действиям России, и требующий комплексного межведомственного ответа.

Наконец, комментируя украинский кризис, Тиллерсон назвал присоединение Крыма к России «захватом территории, которая ей не принадлежит», пообещал не признавать легитимность данной «аннексии» (пока Украина не даст согласие), а также высказал мнение, что США необходимо было действовать жестче в марте 2014 года:

«Я бы дал рекомендацию Украине передвинуть все имеющиеся у нее военные активы к восточной границе, предоставил бы ресурсы для обороны, только для обороны, объявил бы, что США будут поставлять Украине разведданные, а также что НАТО или США будут вести наблюдение с воздуха за передвижением войск у границы. Мне кажется, это дало бы понять русским: да, вы захватили Крым, но на этом все».

Китай

Высказывания Тиллерсона относительно КНР имели много общего с риторикой по России. Тиллерсон также призвал к реализму, однако, если в случае с Россией он отмечал, что существующие противоречия не позволяют наладить сотрудничество, то экономическая взаимозависимость с Китаем, по его мнению, заставляет США закрывать глаза на нарушения Пекином международных норм:

«Нам необходимо называть вещи своими именами. Строительство Китаем островов в Южно-Китайском море является незаконным захватом спорных территорий, идущим в разрез с международными нормами. Экономическая и торговая политика Китая не всегда соответствует его обязательствам по международным соглашениям. Он крадет нашу интеллектуальную собственность, а также действует агрессивно в цифровом пространстве. Он не стал надежным партнером в оказании давления на Северную Корею. Китай показал, что готов до последнего следовать своим собственным интересам, что зачастую противоречило интересам США. Нам надо иметь дело с тем, что мы видим, а не с тем, что нам хотелось бы видеть».

При этом он повторил формулу Обамы: «Мы не должны позволять разногласиям мешать развитию сотрудничества там, где это возможно».

Отвечая на вопросы, Тиллерсон опять же призвал к демонстрации готовности применить жесткую силу:

«Строительство островов и размещение на них военного оборудования равнозначно захвату Россией Крыма. США никогда не занимали ничьей стороны в данном вопросе, призывая решать его в многостороннем формате. И Китай должен уважать данный процесс. Действия Китая крайне тревожны. Повторюсь, наша неспособность дать жесткий ответ позволяет им все дальше и дальше отодвигать рамки дозволенного. Нам необходимо послать четкий сигнал: строительство островов должно быть прекращено. Доступ Китая к этим островам также должен быть ограничен».

Ближний Восток

Перечисляя множество проблем, «требующих внимания», Тиллерсон назвал самой насущной задачей – борьбу с ИГИЛ:

«В этом регионе существует несколько вопросов разной степени важности, они должны быть решены и будут решены, но они не могут отвлекать нас от нашей важнейшей миссии – разгрома ИГИЛ. Потому что если все называть приоритетом, ничего не будет приоритетом».

Критикуя действия администрации Обамы в Сирии, в результате которых США потеряли контроль над ситуацией, Тиллерсон изложил свой план:

«Россия, Сирия, Турция и Иран сегодня диктуют условия дальнейшего развития ситуации в Сирии. Нам необходимо вернуться к нашим традиционным союзникам. В первую очередь, это касается президента Эрдогана. Турция является союзником по НАТО, но в отсутствии американского лидерства, она занервничала и обратилась к следующей заинтересованной силе – России. Мы должны дать ей понять: союз с Россией не надежен, надежный союз – это НАТО, это США. Кроме этого мы должны восстановить то, что всегда являлось основой стабильности региона – четко сформулировать важность Израиля для нас и для нашей национальной безопасности. Дальше перед нами будут стоять две главные задачи. Первое – защита гражданского населения, что, возможно, позволит сократить поток беженцев. Второе – разгром ИГИЛ. У текущей Администрации было два противоречащих друг другу приоритета: борьба с ИГИЛ и смещение Асада. И на практике оказалось, что их одновременная реализация практически невозможна. Победа над ИГИЛ позволит нам хоть сколько-то повысить уровень стабильности в Сирии, что сделает возможным переход к следующему вопросу – как будет выглядеть уход Асада. Но еще до этого, надо понять, как будет организована система госуправления в Сирии, и сможем ли мы оказывать какое-нибудь влияние на принятие решений в этой стране».

Экология

Не менее важным вопросом, в первую очередь для демократов, стала перспектива выхода США и Парижского соглашения. Их беспокойство, вызванное неоднократным отрицанием Трампом проблемы потепления климата, усилилось после объявления номинации Тиллерсона, всю жизнь занимавшегося добычей природных ресурсов. Слушание в среду неоднократно прерывалось «зелеными» активистами.

Однако, как оказалось, Тиллерсон не только сам верит в существование проблемы, но под его влиянием и Трамп начал менять свою позицию.

«Несколько лет назад я пришел к выводу, что изменение климата представляет угрозу, и последствия могут быть достаточно серьезными, чтобы начинать действовать уже сегодня».

При этом он дал понять, что борьба с потеплением климата не будет числиться среди приоритетов его Госдепартамента, а к участию в международных переговорах по данной проблематике он подошел с точки зрения реалиста:

«Я считаю, что США должны находиться за столом переговоров, чтобы оказывать влияние на принимаемые решения, имея в виду необходимость увеличения американской конкурентоспособности».

Куба

Многих сенаторов интересовала судьба размораживания отношений с Кубой. Как заметил председатель комитета Боб Коркер (респ., Теннесси), этот вопрос является одним из самых противоречивых. В то время как Барак Обама пытался всеми возможными способами сделать этот процесс необратимым, в Конгрессе до сих пор существует серьезная оппозиция отмене эмбарго. Дональд Трамп, в свою очередь, неоднократно критически высказывался в адрес кубинского руководства.

Тиллерсон осторожно заметил, что проведет анализ существующих президентских указов по этому вопросу, после чего предоставит рекомендации президенту. До тех пор он считает необходимым сохранить статус-кво.

Иран

Как и в случае с Кубой, Тиллерсон воздержался от комментариев по иранской ядерной программе до ознакомления с засекреченным частями заключенного соглашения. Это, однако, не помешало ему выразить сомнения относительно того, что произойдет после истечения договора в 2030 году: «Иран вернется к тому, чем занимался до этого».

Торговые соглашения

В данном вопросе Тиллерсон попытался найти баланс между Трампом, требующим пересмотра многосторонних соглашений, и республиканцами, выступающими за их сохранение. Поддерживая либерализацию торговли в принципе, он осторожно заметил:

«Что касается НАФТА, это соглашение, которое существует уже не одно десятилетие. Мне кажется, даже мексиканский президент Пенья Ньето дает понять, что его необходимо обновить».

Также Тиллерсон заявил, что не имеет ничего против Транстихоокеанского партнерства – соглашения, от которого Трамп обещал отказаться в первые 100 дней своего президентства.

Права человека

Словесные баталии Рубио и Тиллерсона прошли в три раунда и стали эпицентром всего слушания. Основной удар сенатора пришелся как раз по готовности следующего госсекретаря продвигать американские ценности, а именно, призывать к ответу тех, кто им не соответствует. В число таких «нарушителей» вошел и президент России, которого Рубио потребовал назвать «военным преступником». Тиллерсон в ответ заметил, что «это слишком серьезное обвинение», чтобы выдвигать его на основе открытой информации. Также он поступил и в случае с призывами Рубио открыто обвинить Китай и Филиппины, периодически разбавляя ответы согласием с обеспокоенностью сенатора.

Когда Рубио переключился на Саудовскую Аравию, Тиллерсон не выдержал и дал ответ, который, пожалуй, наиболее красноречиво описывает подход будущей Администрации к международным делам:

«Навешивание таких ярлыков не является самым эффективным средством для стимулирования прогресса в Саудовской Аравии, или любой другой стране. Мои интересы не отличаются от ваших, сенатор. Мне кажется, тут возникло какое-то недопонимание, якобы я смотрю на мир иначе. Это неверно. Я разделяю точно такие же ценности, как и вы. И точно так же хочу, чтобы люди по всему миру получили свободу. Но в то же время я реалистично подхожу к выстраиванию отношений с другими культурами, которые существовали веками. Это не означает, что мы не можем на них повлиять и добиться изменений. И я могу сказать, что за многие-многие годы моих поездок в Саудовскую Аравию я замечаю эти изменения. Они происходят медленно, медленнее, чем нам бы хотелось. Когда они достигнут нашей системы ценностей, и сделают ли это вообще, я не могу сказать. Что я знаю точно – они двигаются в том направлении, в котором мы бы хотели, чтобы они двигались. Я не собираюсь совершать каких бы то ни было резких движений, которые положили бы конец этому прогрессу».

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

29 июня 2014 | 22:10

Неизбежность статус-кво в Нагорно-Карабахском конфликте

Попытка вытеснить из переговорного процесса вокруг Нагорного Карабаха одного из заинтересованных гарантов мира – Россию – может создать в Баку ощущение, что западные державы с пониманием отнесутся к попытке Азербайджана резко изменить статус-кво в свою пользу. 

7 апреля 2016 | 18:09

Круглый стол по развитию ситуации в Афганистане 18 апреля

18 апреля в Москве состоится круглый стол «Развитие ситуации в Афганистане в 2016 году», который проводят Российский совет по международным делам и агентство «Внешняя политика» при участии Международного комитета Красного Креста.

24 апреля 2014 | 18:10

Украинский кризис и интересы Турции в Крыму

Отношения России и Турции после распада СССР успешно развивались в экономической сфере. Однако по вопросам безопасности между Москвой и Анкарой были часты разлады. Ситуация вокруг крымских татар может стать одним из них.

10 марта 2015 | 12:00

Работа над ошибками: Опубликована новая Стратегия национальной безопасности США

Новая американская Стратегия национальной безопасности пышет оптимизмом. Стратегия сфокусирована на возможностях, а не на рисках и не подразумевает возникновение в обозримой перспективе непосильной для США задачи ни в одной из сфер международной конкуренции.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
23 января 2015 | 18:00
20 января 2015 | 15:00
28 декабря 2014 | 00:33
26 декабря 2014 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
17 декабря 2014 | 20:00
12 декабря 2014 | 14:00
17 ноября 2014 | 09:00
Следующая Предыдущая

Оставьте свой e-mail для получения бесплатных материалов

 
Получить доступ к бесплатным материалам
Не показывать снова
Авторизация
Этот материал доступен для премиум-подписчиков.
Пожалуйста, войдите на сайт с помощью кнопки в правом верхнем углу.