Андрей Сушенцов
Геворг Мирзаян
Артем Соколов
Минувшая неделя отметилась беспрецедентным ростом напряженности в российско-американских отношениях. Перемирие в Сирии оказалось недолговечным и с многочисленными нарушениями едва продержалось неделю. Главное последствие срыва российско-американских договоренностей - риск активного участия в сирийском конфликте региональных игроков.
ПРЕМИУМ
30 сентября 2016 | 21:21

Провал российско-американских соглашений по Сирии приведет к росту насилия в регионе

Минувшая неделя отметилась беспрецедентным ростом напряженности в российско-американских отношениях. Перемирие в Сирии, которое с таким трудом удалось согласовать Джону Керри и Сергею Лаврову, оказалось недолговечным и с многочисленными нарушениями едва продержалось неделю. В довершение всего, представитель Государственного департамента Джон Кирби пригрозил России терактами в её городах и новыми потерями среди российских военнослужащих. Эти слова встретили предсказуемо жесткую реакцию в Москве, где расценили данные высказывания как свидетельство поддержки Вашингтоном террористов в Сирии.

Резкие заявления Вашингтона, безусловно, преследуют цель запугать Россию и Иран возможными последствиями их поддержки Башара Асада. Однако пока сложно сказать, какие конкретные действия предпримут США, чтобы остановить Москву, избегая лавинообразного расширения масштабов конфликта. Представить в сложившихся условиях американское вторжение в Сирию довольно сложно. По словам аналитика агентства «Внешняя политика» Геворга Мирзаяна:

«У США нет никакой стратегии в Сирии, пусть спецслужбы и Пентагон сейчас говорят, что если сотрудничество с Москвой полностью сорвется, то американцы начинают военную операцию. Только это слова, а на деле все упирается в тот факт, что у США просто нет возможности ее начать. Непонятно, кто будет воевать на земле? Американские солдаты? Нет, конечно, никто их туда не пошлет. Тогда, кто будет воевать за них? И кто будет купировать риски прямого военного столкновения с США и Ираном? Поэтому вся эта линия Пентагона и спецслужб является для американцев тупиковой, соответственно, единственный их шанс – это мирные инициативы Джона Керри».

Маловероятно, что США позволят себе открытую поддержку тех группировок, которые однозначно ассоциируются с террористами. И хотя запрещенная и признанная экстремистской в России «Джебхат ан-Нусра» провела своеобразный "ребрендинг" и превратилась в «Джебхат Фатах аш-Шам», её связи с пресловутой "Аль-Каидой" очевидны. В условиях продолжающейся предвыборной кампании любые намеки на сотрудничество американского правительства с организаторами терактов 9/11 абсолютно неприемлемы.

Провал договоренностей Лаврова и Керри по Сирии и отказ США и России от координации ударов по террористам приведут к росту активности в сирийском конфликте других региональных игроков: Ирана, Саудовской Аравии, Турции, которые буду преследовать свои интересы, что, в свою очередь, приведет к новым виткам насилия. По мнению руководителя агентства «Внешняя политика» Андрея Сушенцова:

«У кого-то из региональных участников, Ирана или Саудовской Аравии могут сдать нервы, и они пойдут во все тяжкие».

Доказательством негативного влияния на конфликт новых участников могут служить действия Турции, которая продолжает проводить военную операцию «Щит Евфрата», направленную преимущественно против курдских вооруженных формирований и их союзников. В результате боевики ИГИЛ получили возможность перегруппироваться в регионе и направить силы на более опасные направления. При этом вопреки заявленным целям операции Анкары, нелегальный транзит нефти и других товаров на территориях, занятых турецкой армией, не прекратился.

Оптимальная стратегия для Москвы и Вашингтона в сложившихся условиях – вернуться за стол переговоров. Белый дом должен, наконец, определиться с тем, какие группировки он относит к умеренной оппозиции, а какие к террористам и не раздражать Кремль намеренной или случайной поддержкой боевиков. В свою очередь, Россия должна напомнить Асаду, благодаря кому его государство продолжает существовать и пресечь любые попытки Дамаска загребать жар чужими руками.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Безопасность»

2 апреля 2015 | 14:01

Allies on alert: NATO’s reaction to the threat of a Russian ‘hybrid war’

The key question for Russia is whether the Operation Atlantic Resolve will become the start of permanent stationing of American and NATO forces in the countries of former Warsaw Pact and the post-Soviet space. Moscow insists that its security needs be taken into account, whereas the American leadership believes that the motives of Russia stem from “misinterpretations and outdated thinking”.

30 апреля 2015 | 23:00

Против кого укрепляют военный союз США и Япония

Долгое время одной из основных задач американо-японского союза было сдерживание роста военной мощи Японии. В Вашингтоне считали, что сильная Япония с ее милитаристскими традициями станет причиной серьезной дестабилизации ситуации в регионе. Однако пришедший к власти Синдзо Абэ взял курс на укрепление обороноспособности страны, понимая, что в будущем ей  придется противостоять растущему влиянию Пекина.

11 марта 2015 | 21:00

Почему Москва заговорила о признании ДНР и ЛНР

6 марта стал днем дипломатической активности вокруг Украины. Эта тема обсуждалась в Берлине на заседании представителей МИД стран-членов «нормандской четверки».В столице Германии за закрытыми дверями стороны обсуждали ход реализации минских соглашений. Судя по тому, что встреча длилась несколько часов, обсуждение шло крайне непросто.

13 февраля 2015 | 14:52

День российской дипломатии: Первые проблемы континентальной стратегии

Современная российская дипломатия — следствие накопленного в последние столетия опыта конфликтов, переговоров и переходов между ними. Этот разнообразный опыт распылен в многосоставном и сложном российском обществе, но его «сгусток» расположен в центре принятия решений Москве — в МИДе, на Старой площади и в Кремле. Закономерно, что кто бы ни занимал эти кабинеты, итоговая стратегия России неизменна.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова