14 ноября 2014 | 13:00 Иван Лошкарёв

Документ дня: «О приоритетах польской дипломатии»

Программная речь министра иностранных дел Польши Гжегожа Схетины перед Сеймом

Текст подготовлен в сотрудничестве с Lenta.ru

Варшава извлекла максимум из евроинтеграции и вступления в НАТО. Благодаря членству в Североатлантическом альянсе и Евросоюзе поляки могут «чувствовать себя гордыми, богатыми и в безопасности». С такими словами обратился к Сейму новый глава МИД Польши Гжегож Схетина. Но в то же время, констатировал министр, западному миру приходится иметь дело с новыми вызовами. Это и активизация боевиков ИГ на Ближнем Востоке, и украинский кризис. Причем ситуация на Украине особенно важна Польше, поскольку она, единственная из всех стран ЕС, граничит как с этим государством, так и с Россией.

Гжегож Схетина занял пост министра иностранных дел после отставки правительства Дональда Туска в 2014 году, в котором МИД возглавлял Радослав Сикорский. Схетина — один из наиболее влиятельных деятелей правящей польской партии «Гражданская платформа». До назначения в МИД он был министром внутренних дел и председателем нижней палаты парламента Польши. Он также временно исполнял обязанности президента. Его выступление перед Сеймом отражает не только бюрократическую инерцию дипломатического ведомства, но и амбиции и настроения либеральной части польской элиты.

Польские либеральные политики — еврооптимисты. На данный момент они рассматривают европейский проект как единственный стимул для экономического развития страны. Нынешние трудности ЕС в их глазах носят временный и обратимый характер, а преимущества — долгосрочный. Поскольку в экономической сфере евроинтеграция не дает ясных положительных перспектив, Варшава стремится искать политический выход из положения. Для Гжегожа Схетины это, прежде всего, - необходимость сплочения перед лицом внешней угрозы. В отличие от польских консерваторов, Схетина не говорит исключительно об экзистенциальной опасности соседства с Россией. Он обращает внимание и на кризисы Ближнего и Среднего Востока, а также на новые вызовы и угрозы — терроризм и наркотрафик. Рецепт противодействия этому, по мнению Схетины, — в укреплении единства внутри ЕС и поиске новых рынков сбыта для польской продукции.

Польша переходит от политики временных коалиций внутри ЕС к курсу на выстраивание особых отношений с основными игроками блока — Францией и Германией. Об этом свидетельствуют новые рекомендации по программе «Восточное партнерство» в так называемом веймарском формате (Париж, Варшава, Берлин). А это означает, в частности, ослабление польско-шведского взаимодействия, включая совместные акции на постсоветском пространстве.

В своей речи Гжегож Схетина обозначил новый приоритет внешней политики: Польша превращается из государства, нацеленного на региональное лидерство, в командного игрока ЕС.

Прежде польская элита стремилась обосновать свои региональные притязания конструированием повестки дня для Центральной и Восточной Европы, из которой искусственно вытеснялись Россия и Германия. Теперь нашлось место и для России. Отныне Польшу интересует вся Европа, а не только ее окраины.

Как командный игрок ЕС, Польша отныне стремится стать государством с глобальной повесткой дня. Неизвестно, насколько это посильная для Варшавы задача, однако движение в данном направлении продолжится — невзирая на электоральные циклы. В следующем году на парламентских выборах большинство может получить консервативная партия «Право и справедливость», а не либералы из «Гражданской платформы».

Для России новое качество Польши несет как преимущества, так и потери. Очевидно, снизится градус антироссийской риторики и мифотворчества «об угрозе с Востока». В не попавших под санкции сферах сотрудничества сохранится прагматизм и трезвый расчет. Но новый курс Польши в НАТО и ЕС способен нейтрализовать симпатизирующие Москве страны, особенно при решении вопросов, связанных с кризисом на Украине.

Выступление Гжегожа Схетины перед Сеймом «О приоритетах польской дипломатии» (6 ноября 2014 года):

«Сегодня дипломатия все чаще связана с нестабильностью. Мир сотрясают кризисы в сфере экономики, политики и безопасности. В международном окружении Польши протекают крайне важные процессы. Речь идет, прежде всего, о наших соседях на востоке, а также о других регионах, таких как южный фланг Европы или Ближний Восток. В 2014 год мы вошли с ощущением важности достижений Польши за последние четверть века. Недавно мы отпраздновали 25-летие восстановления суверенитета, 15-летие принадлежности к НАТО и 10-летие членства в ЕС. Каждое из этих событий было вехой в обретении поляками места в мире, которое соответствовало бы нашему потенциалу и ожиданиям. 1989 год открыл дорогу для свободы, а вместе с ней — для самостоятельного формирования польской внешней политики. 1999 год сделал нашу страну частью самого сильного в мире военного союза.

Подчеркнем еще раз: 2004 год беспрецедентно ускорил наше цивилизационное развитие. Благодаря усилиям всех поляков наша страна использовала этот период лучше остальных посткоммунистических держав. ВВП Польши с 1990 года вырос на 230 процентов — и это по самым скромным подсчетам! Польша, единственная из европейских стран, смогла избежать экономической рецессии во время последнего финансово-экономического кризиса. Мы стали надежным членом Североатлантического альянса, участвовали в его миссиях, играющих важную роль в системе безопасности Центральной Европы, а с 1 декабря поляк, премьер Дональд Туск, возглавит Европейский совет. Это наилучший показатель успеха Польши в минувшие 25 лет.

События последних месяцев подтвердили, что мы не ошиблись, опираясь на два столпа польской внешней политики — членство в ЕС и НАТО. Благодаря нахождению в клубе демократических стран, создавших общий рынок и готовых защищать ценности западного мира, сегодня мы можем чувствовать себя гордыми, богатыми и в безопасности. Польша и впредь будет укреплять свои позиции в сильной НАТО и в сильном ЕС. Наш статус уже высок, о чем свидетельствует хотя бы тот факт, что новый генсек НАТО Ян Столтенберг и новый Высокий представитель по внешней политике Федерика Могерини выбрали нашу страну для первого визита в новом качестве. Я имел честь принять высоких гостей.

Теперь о том, что зацикленность на ЕС вредна, а времена бесспорного доминирования Европы в мире — давно в прошлом. Обратим внимание на глобальное, внеевропейское измерение внешней политики, особенно в экономической сфере. Это очень важно, так как к 2020 году и в последующий период, когда, вероятно, мы перестанем получать дотации фондов ЕС, мы должны найти новые возможности для польской экономики, новые рынки сбыта для польских товаров и услуг, чтобы создать новые рабочие места и удерживать высокие темпы экономического роста.

2014 год принес нам не только заслуженное удовлетворение. В историю он войдет и как год 100-летнего юбилея начала Первой мировой войны, и как год, когда Россия поставила под угрозу международный порядок в Европе, сформировавшийся после холодной войны. Нарушены принципы нерушимости границ, неприменения силы в международных спорах и суверенности государств. Сегодня через сложные испытания проходит наш восточный сосед — Украина, атакованная без объявления войны. В момент, когда мы праздновали три наши важнейшие годовщины, в Европе ожили угрозы, с которыми мы боролись до 1989 года: признаки военной агрессии, непредсказуемость великих держав, презрение к правам суверенных государств, риск разделения континента на сферы влияния.

Если не считать некоторых перемен в ближнем зарубежье, Польша находится в безопасности благодаря членству в НАТО, активной политике в рамках альянса и модернизации вооруженных сил. Саммит НАТО в Ньюпорте, подчеркивая необходимость защиты мира и свободы на всем европейском континенте, обратил вспять ряд вредных тенденций в европейской и трансатлантической политике. Было принято решение об укреплении восточного фланга НАТО и о постепенном повышении военного потенциала европейских союзников. Это имеет для Польши фундаментальное значение.

Наша самая важная цель в рамках НАТО — реализация плана альянса по реагированию. Мы работаем над конкретным календарем консультаций в сфере учений, руководства и планирования операций и оборонных мероприятий, а также размещения оборудования. Быстрое формирование сил оперативного реагирования и усиление в структуре НАТО роли корпуса «Север-Восток» в Щецине, которые мы создаем вместе с Данией и Германией, — это задачи, требующие точных концептуальных и дипломатических действий. В 2016 году мы принимаем очередной саммит НАТО в Варшаве. Тогда и оценим ход реализации решений предыдущего саммита.

Нам предстоит углубить сотрудничество в рамках политики безопасности и обороны с Соединенными Штатами. Нынешние программы, будь то ротация вооруженных подразделений США и других союзников или подготовка к размещению в Польше в 2018 году элементов противоракетной обороны США, следует признать успешными. Помним и благодарим президента Барака Обаму за сказанные на Замковой площади в Варшаве 4 июня этого года слова: «Польша никогда больше не останется одинокой».

Военная и политическая нестабильность сотрясает не только Восточную Европу. Гораздо масштабнее проблема южного пограничья ЕС. Война охватила Ирак, Сирию, бои идут у границ Турции, кровоточащей раной остается Ливия. Польша ощущает общую ответственность за европейскую безопасность. Не будем закрывать глаза на идущие с юга угрозы терроризма, гуманитарной катастрофы, срыва поставок энергоносителей, актов репрессий в отношении религиозных или этнических меньшинств. Безопасность Европы едина и неделима. Мы готовы укреплять ее вместе с нашими союзниками и на южных рубежах, опираясь на принцип «один за всех и все за одного». Но принцип должен действовать одинаково как на юге, так и на востоке. Знаем, что наши партнеры думают так же.

Растущее количество вызовов, выходящих за рамки традиционной политики безопасности, заставляет нас по-новому взглянуть на роль Европейского союза в этой сфере. Кризисы в Ливии, Сирии, Ираке, а, прежде всего, на Украине, — серьезный повод для дискуссии об амбициозной европейской стратегии безопасности. В собственных, хорошо понятных интересах, в интересах стран ЕС, в том числе Польши, ЕС должен стать одним из гарантов безопасности на пространстве соседства.

Нестабильность в регионах, граничащих с ЕС, — это вызов для единой политики безопасности и обороны Евросоюза, потенциал которой не используется. Мы приложим усилия, чтобы к борьбе с реальными вызовами подключалась дипломатия ЕС, а также общественные и военные возможности стран ЕС. Эту тему предстоит обсудить во время подготовки заседания Европейского совета по вопросам политики в области обороны. Убежден, что мощный импульс для работы в этом направлении придало вступление в должность главы европейской дипломатии Федерики Могерини. Мы беседовали с ней об этом во время ее визита в Варшаву.

В дискуссии о безопасности на пространстве соседства ЕС большое значение придаем сотрудничеству в рамках «Веймарского треугольника». В феврале этого года три министра иностранных дел нанесли визит в объятый революцией Киев. Во время октябрьской встречи в этом формате в Париже были сформированы новые предложения в отношении Европейской политики соседства, которые делают упор на демократизацию, реалистичность и достижение конкретных целей. Мы планируем, что главы МИД Польши, Германии и Франции отправятся в одно из государств южного пограничья ЕС. Веймарская тройка также проявит активность на восточном направлении. Мы считаем, что запланированный на 2015 год саммит с участием президентов Польши и Франции, а также канцлера Германии, прибавит весомости сотрудничеству в веймарском формате.

Главный источник нашего беспокойства — ситуация в Восточной Европе. Польша — единственная страна ЕС, граничащая как с Украиной, так и с Россией — основными участниками этого кризиса. Аннексия Россией Крыма, как и конфликт на Донбассе, ставит под сомнение основополагающие принципы европейской безопасности, прописанные в Хельсинском акте, сорокалетие которого мы отметим 1 августа 2015 года. Эта дата дает повод для раздумий о достижениях и слабостях ОБСЕ.

Возможно, пришло время для углубленной дискуссии, нацеленной на возвращение элементарного доверия в европейской системе безопасности. Мы не хотим повторения холодной войны — даже, если линия фронта отодвинется к Бугу или Днепру. В XXI веке Европа заслуживает мира и не должна повторять ошибок предыдущего столетия. Таких, как применение силы против слабого, нарушение территориальной целостности, дестабилизация ситуации в регионе. Мы не согласны это повторять.

Иногда задают вопрос, а стоило ли реализовывать программу «Восточного партнерства» ценою столь драматичных последствий, свидетелями которых мы являемся? И было ли партнерство до конца додумано и правильно воплощено в жизнь? Не стоило ли подумать о европейских предложениях для России, чтобы последняя не трактовала процесс сотрудничества ЕС и стран «Восточного партнерства» как угрозу своим интересам? Отвечу, что стоило, и детально поясню почему.

Несколько лет назад ЕС предложил России стратегическое партнерство в четырех основных сферах — в экономике, правах и свободах, безопасности и правосудии, науке и образовании. Был создан меморандум о партнерстве и сотрудничестве, или «Партнерство ради модернизации». Это предложение удовлетворяло российским интересам, но было отвергнуто. Наш восточный сосед вместо языка сотрудничества избрал язык агрессии, руководствуясь концепцией сфер влияния и признавая первенство силы в формировании международных отношений. Общества стран Восточной Европы имеют полное право выбирать путь развития. Польша готова их в этом поддержать, как на двустороннем уровне, так и в рамках ЕС».

Читать еще по теме «Политика»

20 января 2017 | 11:54

Дайджест внешней политики США (13 – 19 января)

Новичок в международных делах Никки Хейли во время слушания по номинации на пост постпреда в ООН заручилась поддержкой со стороны сенаторов, озвучив традиционные для вашингтонского истеблишмента внешнеполитические взгляды. Барак Обама принял последние политические решения, отложенные на конец президентского срока. Подготовка инаугурации Дональда Трампа сопровождается новыми скандалами вокруг миллиардера.

28 января 2015 | 13:25

Интрига президентских выборов в Нигерии

Нигерия – это флагман регионального интеграционного объединения ЭКОВАС и по большому счету претендент на лидерство на всем континенте. Множество этнических и религиозных конфликтов внутри страны и вокруг нее по мере возможностей сдерживаются сильной федеральной властью. Поэтому политическая нестабильность в Нигерии непредсказуема по последствиям в региональном масштабе.

4 марта 2015 | 23:26

Убийство Немцова стало большей проблемой для Кремля, чем его деятельность

Убийство Немцова фактически оказалось наиболее эффективным способом использовать политика в борьбе против Москвы - по сути Немцов был идеальным кандидатом на роль сакральной жертвы. Однако вероятнее всего, имело место чудовищная политическая провокация, организованная теми, кто плохо понимает российскую политику и место Немцова в ней, но хорошо понимает, какой международный резонанс и давление на российские власти вызовет такое убийство.

21 декабря 2014 | 11:00

Документ дня: Он сделал это!

В условиях фактически уже начавшейся предвыборной кампании демократы попытаются привлечь на свою сторону кубинских мигрантов, которые нередко голосуют, в отличие от прочих испаноязычных граждан, за республиканцев. Это стало особенно актуальным в свете недавнего заявления Джеба Буша, бывшего губернатора Флориды, где проживает большая часть кубинских мигрантов, о готовности побороться за президентское кресло.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
17 декабря 2014 | 20:00
5 декабря 2014 | 17:00
Следующая Предыдущая

Оставьте свой e-mail для получения бесплатных материалов

 
Получить доступ к бесплатным материалам
Не показывать снова
Авторизация
Этот материал доступен для премиум-подписчиков.
Пожалуйста, войдите на сайт с помощью кнопки в правом верхнем углу.