Иван Лошкарёв
Донецкой и Луганской народным республикам предстоит в ближайшее время добиться полноценного контроля над собственной территорией, сформулировать видение своего будущего и обеспечить базовые потребности населения. В случае неудачи возможна деградация двух непризнанных государств и одностороннее решение проблемы Донбасса украинскими властями.     
ПРЕМИУМ
21 октября 2014 | 19:09

Проблемы государственного строительства ЛНР и ДНР

После подписания протокола в Минске народные республики Новороссии получили желанную передышку, которую необходимо использовать для создания полноценных государственных институтов. В период активных боевых действий территории вопросы администрирования территорией, учета политических и экономических потребностей населения решались поспешно или не решались вовсе. Очевидно, что будущее ЛНР и ДНР напрямую зависит от того, насколько успешно им удастся наладить управление территориями, находящимися под их номинальным или фактическим контролем. Если народные республики смогут обеспечить населению стандарты жизни, которые достигнут или превысят аналогичные показатели в соседних областях Украины, то симпатии широких масс склонятся в сторону проекта Новороссии. Кроме того, если два частично признанных государства сумеют обеспечить предсказуемость политического процесса, в международном медийном пространстве станет сложнее выставлять ЛНР и ДНР в качестве «сепаратистов» и маргинальных радикалов. Для этого потребуется наладить транспарентный избирательный процесс, который позволит пополнить высшие органы власти профессиональными и адекватными политиками, а также сформировать полноценную систему местного самоуправления.

Государственная состоятельность

В ближайшее время ЛНР и ДНР не смогут получить широкого признания на международной арене, что лишает их одного из важных атрибутов государства – статуса. Поэтому важность установления контроля над территорией и обеспечения минимальных потребностей населения резко возрастает. Но ситуация на данный момент тревожная.  

Донецкая народная республика номинально включает в себя 32% территории (8,4 тысяч км2) Донецкой области с населением приблизительно 1,5-1,8 миллиона человек (с учетом беженцев). Из них часть Горловско-Енакиевской агломерации площадью 0,4-0,5 тысяч км2 с населением до 100-150 тысяч человек находятся под контролем группы войск Игоря Безлера, которая не подчиняется военному и политическому руководству ДНР. Территория трех малозаселенных районов степной зоны (Новоазовский, Тельмановский, Старобешевский) площадью свыше 2,9 тысяч км2 с общим населением до 100 тысяч человек – контролируется ДНР слабо: фактически речь идет о небольших гарнизонах,  распределившихся по взаимноудаленным населенным пунктам. Большая часть Шахтерского района, Авмросиевский район и Торезская агломерация общей площадью около 2,9 тысяч км2 (приблизительно 120-180 тысяч жителей) находятся под совместной опекой нескольких крупных подразделений – бригад «Север» и «Кальмиус», а также отряда «Козыря» из Красного Луча и подразделений донского казачества. Хотя в крупных городах власть ДНР признается, о полноценном контроле говорить не приходится. В итоге, под непосредственным управлением правительства находиться Донецко-Макеевская агломерация и юго-восточная часть Ясиноватского района, что в совокупности составляет четверть всей территории республики (но свыше 70% населения). Вдобавок, указанные территории фактически находятся в прифронтовой зоне, так что о качественном местном самоуправлении и полноценном формировании органов государственной власти говорить преждевременно.

Сходная ситуация в Луганской народной республике: номинально контролируется 8,6 тысяч км2 (32% территории Луганской области) с 1,1-1,3 миллиона жителей (с учетом беженцев). Западная прифронтовая зона площадью до 2 тысяч км2 (юго-восток Попаснянского района, почти весь Славяносербский район  и Перевальский район) с 0,4-0,5 миллиона жителей контролируется бригадой «Призрак» и сводным отрядом добровольцев из Северодонецка и донских казаков. Командиры этих подразделений Алексей Мозговой и Павел Дремов конфликтуют друг с другом и с Луганском одновременно. Донские казачьи подразделения Николая Козицына, с июля занимающие Антрацитовский и Свердловский районы (2,8 тысяч км2, население – свыше 200 тысяч человек), за весь период боевых действий и во время перемирия уклонялись от координации с властями ЛНР. В итоге, правительству Плотницкого-Цыпкалова подчиняются город Луганск, Краснодонский и Лутугинский районы, небольшая полоса населенных пунктов на юге Станично-Луганского района. Таким образом, под непосредственным управлением властей ЛНР находится треть территории республики и около половины потенциальных граждан.

Две армии или одна?

В условиях боевых действий с подразделениями регулярной украинской армии ключевая проблема состояла в разобщенности вооруженных формирований ополченцев. В течение июня-начала августа не увенчались попытки военного министра ДНР Игоря Стрелкова создать единое командование для двух народных республик, которые натолкнулись на сопротивление руководства ЛНР и командира горловской группы войск Игоря Безлера. В августе серия громких отставок в двух республиках в августе (1 глава государства, 2 премьер-министра, 1 вице-премьер, 1 министр обороны) стала результатом интенсивного переговорного процесса внутри элиты Новороссии и должна была положить начало объединению командования. Однако, эйфория от успешного наступления ДНР на мариупольском и новоазовском направлениях к началу сентября увеличила запросы Донецка и сделала их заведомо неприемлемыми для Луганска.

15 сентября группа командиров крупных подразделений ДНР, связанных по довоенной деятельности с предприятиями Рината Ахметова, подписала меморандум об учреждении единого военного командования. Однако, этот шаг был сделан в обход министерства обороны ДНР и был заблокирован республиканскими властями.

До заключения перемирия у ополченцев Новороссии была возможность завершить операцию по созданию котла в районе Углегорск-Дебальцево, что создавало возможности для быстрого броска на Лисичанск и Артемовск. Из-за несогласованности действий ЛНР и ДНР Дебальцевский выступ зафиксирован перемирием и может стать плацдармом для окружения Донецка с севера. В августе именно такую операцию проводили украинские подразделения в треугольнике Шахтерск-Харцызск-Иловайск.

Консолидации вооруженных подразделений Новороссии препятствуют амбиции отдельных командиров и отсутствие культуры компромисса в формирующейся политической системе «народных республик». В ЛНР ситуация осложняется тем, что почти половина вооруженных подразделений избирательно подчиняется или открыто не признает правительство в Луганске. Если в условиях внешней угрозы не удалось сформировать единое командование, то в период перемирия что-либо изменить становится сложнее: военное управление в Луганске и Донецке обростает собственным бюрократическим аппаратом, в среде которого вопрос о военной консолидации связан с распределением постов, определение иерархии и материальным благополучием. 

От клановых разногласий – к политическим

В «народных республиках» быстро оформились группы интересов, отстаивающие определенную повестку дня. Для так называемого «приднестровского» клана ДНР (Игорь Стрелков, Александр Бородай, Владимир Антюфеев) приоритетами были организация наступательных операций и расширение контролируемых республикой территорий. В условиях сложного межгруппового диалога и наступления украинской армии «приднестровцам» достались более узкие задачи – выстраивание государственного механизма, создание спецслужб и преодоление социально-экономической катастрофы. Примечательно, что уход Бородая и Стрелкова был связан с позицией руководства России, но окончательно ослабление этой группы интересов связано с конфликтом с условным лобби Рината Ахметова. Поводом для разногласий стал скандал в период подписания Минского протокола: вице-премьера Антюфеева обвиняли в попытке государственного переворота. В итоге, «приднестровский» клан лишился большинства постов в высших эшелонах власти ДНР. А после отставки Антюфеева премьер-министр Александр Захарченко переподчинил себе все силовые ведомства. На сегодняшний день от «приднестровского» клана в руководстве ДНР остались вице-премьер по социальной политике Александр Караман и начальник военной разведки Сергей Петровский.

Проахметовское лобби стремится закрепить свое положение в республике. Именно в этом ключе следует рассматривать покушение на одного из лидеров клана «идейных новороссийцев» Павла Губарева и отказ в регистрации на парламентских выборах для его общественного движения. Предлогом для вытеснения этой наиболее разобщенной группы интересов из высших органов власти стали обвинения в неконструктивности: представители этой группы наиболее активно возражали против перемирия, считая нецелесообразным вести переговоры с «хунтой».

Заметно, что политический процесс в ДНР (как и в ЛНР) носит закрытый характер, представляет собой не столько соревнование программ развития, сколько соперничество отдельных персоналий. Назначенные на 2 ноября выборы глав республик и парламентов вряд ли смогут изменить ситуацию, поскольку значительного обновления высших органов власти не произойдет. Новые элиты «народных республик» для себя не определили ключевой вопрос – какую идентичность будут культивировать появившиеся государства. Если ЛНР и ДНР будут определять себя как часть Донбасса (региональная идентичность), то их политические цели будут заключаться в осторожном уравновешивании российского влияния, поиске новых заинтересованных игроков (например, ЕС). Если же выбор будет сделан в пользу «русского мира», то целью «народных республик» станет интеграция в российское политическое и культурное пространство без присоединения к РФ. Пока клановые разногласия пока не перешли в публичное поле, ситуация остается неопределенной.

«Командные высоты» экономики

Первый прообраз политических разногласий – вопрос о национализации предприятий. В «народных республиках» отсутствует налогооблагаемая база: собственники промышленных объектов находятся в Киеве и слишком плотно интегрированы в украинскую элиту, чтобы позволить себе прямые отчисления в пользу «сепаратистов». Поэтому большинство идейных сторонников Новороссии (Павел Губарев, Денис Пушилин) и «приднестровцы» с начала протестного движения склонялись к необходимости устранить рычаги влияния крупных бизнес-холдингов. Однако, против национализации постоянно выступал командир батальона/бригады «Восток» Александр Ходаковский, так что в интересах военной консолидации вопрос постоянно откладывался. Косвенным признаком окончательного отказа от перевода в государственную собственность крупнейших предприятий стало возвращение в правительство ДНР министра топлива и энергетики Алексея Грановского. Как известно, в мае Грановский подал в отставку в знак протеста против планов национализации.

В ЛНР олигархическое лобби заметно слабее, поэтому отношение к национализации крупных предприятий позитивное: разногласия лишь по поводу темпов. Ряд командиров с левыми политическими взглядами (прежде всего, Алексей Мозговой) выступает за немедленный переход в государственную собственность крупных (градообразующих) заводов и шахт. Руководство ЛНР выступает за постепенную национализацию, чтобы сохранить поле для маневра при консультациях с крупным бизнесом. Очевидно, окончательное решение вопроса произойдет уже после парламентских выборов в ресублике. 

В целом, Донецкой и Луганской народным республикам предстоит в ближайшее время добиться полноценного контроля над собственной территорией, сформулировать видение своего будущего и обеспечить базовые потребности населения. В случае неудачи возможна деградация двух непризнанных государств и одностороннее решение проблемы Донбасса украинскими властями.      

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «»

10 февраля 2015 | 14:00

Мертвые без погребения: Ответ автора «Ленты.ру» посольству Польши в Москве

В эмоциональном ответе польской стороны достаточно сумбурно смешаны очень разные вопросы, на первый взгляд не имеющие между собой связи, — вопрос о страшной судьбе красноармейцев, погибших в польских концлагерях в начале 1920-х годов, и другой вопрос — о немецких лагерях смерти периода Второй мировой войны.

29 августа 2014 | 18:08

Минские переговоры как сигнал о готовности России выжидать

Судя по «домашним заготовкам» Порошенко и основной теме его выступлений на саммите, готовясь к встрече он был настроен на обсуждение конфликта в своей стране, отношений с Россией и на продолжение давления на Москву со стороны Европы. Как раз к этой встрече был заготовлен «сюрприз» для Кремля в виде задержания российских военнослужащих в приграничной зоне.

3 октября 2017 | 17:36

Транзитные перспективы Закавказья

Несколько факторов региональной и глобальной политической конъюнктуры могут в ближайшие годы поменять ход международной дискуссии о путях развития транспортной инфраструктуры в Закавказье. Снятие санкций с Ирана, инициатива «Экономического пояса шелкового пути», снижение цен на углеводороды и продолжающееся переустройство региональной транспортной системы создают условия для пересмотра транспортной политики региона.

19 мая 2014 | 11:00

Украинский кризис в иерархии приоритетов США

Эскалация кризиса на Украине привлекает внимание все большего числа американцев. Однако этот интерес вызван не ростом веса Украины в системе приоритетов США, а внутриполитической дискуссией по поводу действий администрации США в ходе украинского кризиса.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
11 августа 2015 | 13:04
18 апреля 2015 | 04:00
20 февраля 2015 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
16 марта 2014 | 22:32
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова