Сергей Маркедонов
Причин множество. Самая главная — это внутренняя динамика конфликта. Сейчас многие аналитики пытаются найти там и турецкий, и американский, и российский след. Но в первую очередь это ситуация на самой линии соприкосновения. То, что мы видели в последние годы, особенно с 2014 г. — это резкое увеличение количества инцидентов. Поэтому назвать сюрпризом обострение в зоне конфликта в Нагорном Карабахе нельзя.
ПРЕМИУМ
5 апреля 2016 | 22:00

Причины и значение новой эскалации конфликта в Нагорном Карабахе

Сергей Маркедонов, доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ, в интервью для Российского совета по международным делам дал оценку ситуации в зоне боевых действий в Нагорном Карабахе, рассказал о факторах, вызвавших столкновения между Арменией и Азербайджаном, а также прокомментировал позицию России в конфликте.

Каковы причины обострения конфликта в Нагорном Карабахе, какие факторы привели к столкновению сторон?

Причин множество. Самая главная — это внутренняя динамика конфликта. Сейчас многие аналитики пытаются найти там и турецкий, и американский, и российский след. Но в первую очередь это ситуация на самой линии соприкосновения. То, что мы видели в последние годы, особенно с 2014 г. — это резкое увеличение количества инцидентов. Это и задействование крупной артиллерии, и использование танков, например, в декабре 2015 г. Поэтому назвать сюрпризом обострение в зоне конфликта в Нагорном Карабахе нельзя.

Есть другая причина, уже более стратегического характера — это переговорный формат. Возникают вопросы вокруг так называемых обновленных мадридских принципов. Сам документ довольно сырой, в нем много противоречий. И, столкнувшись вокруг них, стороны никак не продвигаются вперед. Естественно, нарастает недовольство, и особенно со стороны Азербайджана, не потому что он более радикальный, а потому что просто чувствует себя проигравшей стороной. Появляются попытки дополнить этот дипломатический формат силовым. Кроме того, последние два года мы наблюдаем конфронтацию Запада и России. А в Минской группе состоят и Россия, и страны Запада. Поэтому возникает желание заодно и протестировать, как будет реагировать на военное столкновение Минская группа.

В связи с этим я бы обратил внимание на еще один важный фактор — переговорный процесс идет по поводу больших статусных вопросов, а инциденты в зоне конфликта не попадают под серьезное внимание. Эта совокупность факторов, как мне кажется, и сыграла свою роль в обострении в зоне конфликта в Нагорном Карабахе.

Что касается других факторов, Турция будет заинтересована в том, чтобы ослабить российские позиции. Однако я не думаю, что была дана какая-то команда из Анкары действовать в этом направлении. Конечно, сами стороны конфликта не имеют какой-то серьезной тяги к компромиссам — для этого нет основы. Но как фактор, действия Турции и Азербайджана в одной связке тоже утяжеляют ситуацию в зоне конфликта.

Как конфликт может затронуть Россию, и каких действий можно от нее ожидать?

Россия — это страна, которая не играет превентивно, она реактивная страна. Если существующий статус-кво не нарушается, то Москва его не пытается ломать. Если он нарушается, к тому же внешними силами, а не самой Москвой, то в таком случае она может среагировать. Сейчас официальная позиция Москвы выглядит сдержанной. До тех пор, пока будет возможность балансировать между Ереваном и Баку — а для Москвы обе страны важны, хотя они и во враждебных отношениях друг с другом — Москва будет уклоняться от какого-то жесткого финального выбора и постарается выйти из ситуации без потерь в отношениях с двумя странами.

Если вдруг позиция Баку станет откровенно враждебна России и произойдет полная «смычка» с Турцией, то это может поспособствовать формированию антироссийской коалиции Анкара — Баку — Тбилиси. В таком случае, наверное, Москва пойдет на какие-то шаги. Я думаю, что реакция уже продумана и подготовлена, однако этот вариант все-таки оставлен на крайний случай.

Может ли конфликт, развернувшийся в Нагорном Карабахе сегодня, перерасти в большую войну?

Насколько возможна большая война — пока сказать довольно сложно. Я считаю, что примерно 60% на 40%. 60%, что какими-то дипломатическими усилиями удастся остановить нынешнюю эскалацию, 40% — за то, что она перейдет в более масштабное противостояние. Одно мы можем сказать точно: три дня, и блицкрига не получилось. Очевидно также, что пока это самое масштабное и крупное за 22 года с подписания перемирия столкновение.

 

Впервые опубликовано на сайте Российского Совета по международным делам

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Безопасность»

26 апреля 2018 | 09:16

Тереза Мэй и Джеймс Бонд: от Солсбери до Сирии

За последний месяц правительству Терезы Мэй удалось создать нарратив, возвращающий нас к  Яну Флемингу, который внес значительный вклад в психологическое измерение Холодной войны. Освещение СМИ «дела Скрипалей», химическая атака в Сирии и ракетные удары по войскам Асада в ответ на неё – всё это создает видимость значимости Великобритании на международной арене, тогда как продолжающийся развод с ЕС говорит об обратном.

4 апреля 2016 | 23:00

Политизация нераспространения: 4-й саммит по ядерной безопасности в США

От нынешнего саммита сенсаций никто не ждал. Ключевыми темами для обсуждения были заявлены вопросы предотвращения попадания ядерных материалов в руки ИГИЛ, а также ядерная проблема КНДР. Однако мероприятие закончилось даже без опубликования какого-либо совместного заявления мировых лидеров.

28 августа 2015 | 13:34

Дайджест внешней политики США за неделю (21 - 28 августа)

В заявлениях Пентагона все больше звучит готовность реализовывать двойственный подход в отношениях с Москвой, свойственный до сих пор Госдепартаменту. Между тем, Генри Киссинджер в своем недавнем интервью призывает Вашингтон концентрироваться не на сиюминутных интересах, а на долгосрочных целях при выстраивании отношений с Россией. Очередной шпионский скандал с участием американских спецслужб - на этот раз в Японии - обошелся без особого шума, что объясняется преимущественно знаичтельной зависимостью Токио от Вашингтона в сфере безопасности. Недавнее убийство журналистов в прямом эфире в Вирджинии заставили американских исследователей искать причины возросшего уровня насилия в стране.

11 марта 2015 | 21:00

Почему Москва заговорила о признании ДНР и ЛНР

6 марта стал днем дипломатической активности вокруг Украины. Эта тема обсуждалась в Берлине на заседании представителей МИД стран-членов «нормандской четверки».В столице Германии за закрытыми дверями стороны обсуждали ход реализации минских соглашений. Судя по тому, что встреча длилась несколько часов, обсуждение шло крайне непросто.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
11 сентября 2014 | 21:25
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова