Андрей Сушенцов
Накануне саммита НАТО, который должен пройти в июле 2018 года в Брюсселе, Министерство обороны Польши выпустило любопытный доклад – «Предложение по постоянному присутствию США в Польше в 2018 году». Помимо европейских и натовских дипломатов, которые соберутся в Брюсселе, Варшава рассчитывает повлиять на мнение американских конгрессменов и аналитиков Пентагона. 
ПРЕМИУМ
31 мая 2018 | 13:46

Причины и следствия инициативы Польши по размещению военной базы США

Накануне саммита НАТО, который должен пройти в июле 2018 года в Брюсселе, Министерство обороны Польши выпустило любопытный доклад – «Предложение по постоянному присутствию США в Польше в 2018 году». Помимо европейских и натовских дипломатов, которые соберутся в Брюсселе, Варшава рассчитывает повлиять на мнение американских конгрессменов и аналитиков Пентагона. Конгрессмены вскоре будут голосовать по военному бюджету США, и поляки хотят, чтобы их аргументы были услышаны.

Если говорить вкратце, то предлагается разместить на постоянной основе значительный контингент американских войск в Польше. Примечательно, что Варшава не выдвигает дополнительных условий в адрес США, а напротив, сама выступает с инициативой и даже предлагает проспонсировать эту дислокацию на сумму 1,5–2 млрд долларов.

С одной стороны, такой поворот дела неизбежно приведёт новому кризису в отношениях между Россией и НАТО, поскольку обострит подозрительность и страхи с обеих сторон. С другой, ситуация почти комическая – поляки поняли Трампа буквально, что НАТО – это не стратегический союз, нацеленный на борьбу с жизненными угрозами, а франчайзинговая сеть, для вступления в которую нужно уплатить паушальный взнос, а затем постоянно выплачивать роялти.

При этом интересно, что Варшава апеллирует не к НАТО или к ЕС как организациям, а именно к США, «поверх голов» евросоюзовской бюрократии, которая, вероятно, не будет в восторге от чрезмерной польской инициативы. Тем самым Польша углубляет кризис многосторонних институтов трансатлантического сообщества – ЕС и НАТО – которые строятся на основе консенсуса.

Польская инициатива также демонстрирует новый довольно примечательный формат отношений между союзниками по НАТО. В этом формате не США навязывают свою волю младшим союзниками в интересах своей глобальной стратегии – именно так американские действия зачастую интерпретируются в России. Наоборот, малые союзники США любыми способами пытаются «затащить» Вашингтон к себе, вынудив его усилить свои гарантии безопасности.

Можно поблагодарить Варшаву за такую откровенность. Эта линия, которая прежде наблюдалась у политического истеблишмента Грузии и Украины, теперь находит своё развитие и в действиях натовского союзника США в Европе – Польши. С Грузией доходило до смешного. Одно время выделяемая ей американская финансовая помощь шла на оплату услуг лоббистов в Вашингтоне, которые должны были убедить американских законодателей предоставить Грузии План действий по членству в НАТО. Другими словами, на деньги американских налогоплательщиков американские лоббисты добивались предоставления Грузии новых гарантий и ресурсов.

Поляки лучше, чем грузины и украинцы знают, как работает внешнеполитический процесс в США и поэтому они подготовили свои предложения на понятном американским законодателям образном языке и сделали это заблаговременно. Саммит НАТО через полтора месяца, а дискуссия о военном бюджете на следующий год в Вашингтоне уже идёт. Сам доклад опирается на материалы американской внешнеполитической дискуссии – в тексте процитированы авторитетные американские дипломаты, военные и аналитики. Для американских конгрессменов представленные аргументы будут узнаваемы, пусть и не полными. Дело в том, что даже самые острые рекомендации американских аналитиков включают предостережения – чтобы мы ни сделали, нельзя спровоцировать Россию на ответ.

Даже если польские предложения найдут отклик, маловероятно, что в нынешнем контексте эти инициативы будут реализованы. Но предположим на секунду, что американцы соблазнятся предложенной суммой, и европейский франчайзинг пополнится ещё одной американской военной базой. На мой взгляд, это будет означать девальвацию гарантий безопасности со стороны США своим союзникам. В докладе польские военные потрудились подсчитать рентабельность военного базирования США в Польше. Однако они исходят из посылки о том, что это базирование не спровоцирует конфликт и будет воспринято в Москве как мера сдерживания. К сожалению, часто наши намерения и их восприятие сильно расходятся. И своей инициативой Варшава может приблизить то, чего стремится избежать. Что если новые танковые дивизии США в Польше будут восприняты в России именно как армия вторжения? Насколько рентабельной окажется американская база, если её размещение спровоцирует региональный конфликт?

Поведение Польши даёт возможность задать более общий вопрос: каково место средних и малых стран в стратегической конкуренции великих держав в XXI веке? Перед нами два примера стран-соседей – Польши и Белоруссии. В польском случае стремление к максимизации безопасности для себя в реальности ведет к её минимизации, поскольку запускает цикл недоверия и эскалации, что в свою очередь повышает вероятность случайного кризиса. Более конструктивной и ответственной позиции придерживается Белоруссия, стоящая на платформе «безопасности для всех» – внеблоковая основа и устойчивый диалог всех вовлечённых сторон.

На мой взгляд, структурных условий для большой войны в Европе нет. Европейская система даже в нынешнем виде успешно прошла стресс-тесты в виде украинского кризиса и российско-турецкого кризиса 2015 года. Многие сравнивают нынешнее положение дел с состоянием накануне Первой мировой войны. Но вспомним, что начало Первой мировой все страны в Европе встречали с воодушевлением; к ней стремились, в ней видели развязку бесконечных противоречий. Сейчас нет ни одной страны на континенте, которая бы видела в войне решение накопившихся проблем.

Напротив, и украинский, и турецкий кризис показывают, что стороны стремятся предотвратить скатывание в конфронтацию и удержать ситуацию от перерастания во всеевропейский кризис. Это, правда, не исключает непреднамеренные кризисы – конфликты, вызванные ошибками восприятия. К сожалению, именно это может быть последствием польской инициативы. Своими действиями Польша усугубляет ситуацию в сфере европейской безопасности, а не облегчает её.

Впервые опубликовано на ru.valdaiclub.com

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Безопасность»

7 февраля 2017 | 20:56

Безопасность Грузии и геополитический фронтир в Евразии

В результате энергичной политики России у многих постсоветских проблем безопасности пропало геополитическое измерение, и они перестали зависеть от российско-западного противостояния. Так произошло и с Грузией, чьи перспективы вступления в НАТО остаются маловероятными. Выпав из фронтира борьбы Запада и России, ей предстоит самостоятельно определиться с приоритетами.

19 апреля 2015 | 23:00

Международные итоги недели: Торжество прагматизма

Москва объявила о намерении завершить сделку по продаже Ирану ракетных комплексов С-300. В то же время Россия не стала ветировать в Совбезе ООН резолюцию, призванную осложнить жизнь поддерживаемых Ираном шиитских мятежников хоуситов в Йемене. Тем самым она дала понять, что действует исходя из сугубо прагматических соображений и не готова привносить лишний раздражитель в отношения с арабскими монархиями, если этого можно избежать.

5 января 2015 | 09:39

К возвышению ИГ привели ошибочная политика США и правительства Ирака

Сформированное американцами «демократическое» иракское государство не ставило своей задачей достижение социально-политического консенсуса между основными этно-конфессиональными группами Ирака. Однозначная поддержка шиитских политических групп и непредусмотрительно проводившаяся политика «де-баасизации» не только привели к разложению сильного государственного аппарата и силовых структур, но и обострили шиитско-суннитские противоречия, что впоследствии стало фактором активизации ИГИЛ.

25 ноября 2015 | 11:17

Мотивы Турции в инциденте с Су-24 ВКС России и реакция турецких элит

Вопиющая провокация, которая привела к гибели по крайней мере одного российского пилота, нанесла непоправимый ущерб взаимодействию двух стран. Благодаря такой турецкой «акции» под вопрос ставится не только российско-турецкое взаимодействие, под вопросом теперь и только возникавший диалог по линии Россия-США-ЕС в области борьбы с терроризмом в регионе.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
17 декабря 2014 | 20:00
5 декабря 2014 | 17:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова