Александр Чеков
От нынешнего саммита сенсаций никто не ждал. Ключевыми темами для обсуждения были заявлены вопросы предотвращения попадания ядерных материалов в руки ИГИЛ, а также ядерная проблема КНДР. Однако мероприятие закончилось даже без опубликования какого-либо совместного заявления мировых лидеров.
ПРЕМИУМ
4 апреля 2016 | 23:00

Политизация нераспространения: 4-й саммит по ядерной безопасности в США

На протяжении двух дней – 29 марта и 1 апреля – в США проходил четвертый саммит по ядерной безопасности. Для участия в мероприятии в американскую столицу приехали представители более 50 государств. Из государств, обладающих ядерным оружием, отсутствовали всего два – Россия и КНДР.

Последствия недавних терактов в Бельгии были бы гораздо более разрушительными и трагическими, если бы исполнители атак использовали так называемую «грязную бомбу» – устройство, в котором взрывчатые вещества объединены с ядерными материалами. Когда же в прессе появилась информация о том, что одной из возможных целей этих атак могла быть бельгийская атомная электростанция «Тианж», в центре внимания международного сообщества снова оказалась проблема уязвимости ядерных объектов перед лицом террористической опасности.

Именно проблемы ядерного терроризма и обеспечения безопасности ядерных материалов являются теми вопросами, которые мировые лидеры обсуждают в рамках саммитов по ядерной безопасности. Инициатива проведения подобных мероприятий принадлежит нынешнему руководству США. Еще на этапе своей предвыборной кампании Барак Обама уделял большое внимание необходимости активизации международных усилий по предотвращению актов ядерного терроризма, а также повышению безопасности и уменьшению запасов ядерных материалов. На протяжении всех семи лет его президентства Обамы эти вопросы составляли основу американской политики в области нераспространения.

Саммиты по ядерной безопасности как пиар-акция Администрации Обамы

9 апреля 2009 г. Обама выступил со своей знаменитой пражской речью, в которой он поставил вопросы обеспечения ядерной безопасности на один уровень с проблемами сокращения запасов ядерного оружия и поддержания режима его нераспространения. Тогда же родилась инициатива проведения саммитов по ядерной безопасности, первый из которых состоялся в Вашингтоне уже через год. Состав гостей был представительнее многих других именитых международных форумов – на саммит съехались лидеры 47 стран, 38 из которых были представлены на уровне глав государств.

Проведение саммита пришлось на самый разгар «перезагрузки» российско-американских отношений. За пять дней до его открытия президент Обама встретился с российским лидером Дмитрием Медведевым в Праге, где они подписали Договор СНВ-3. Инициативы США в области ядерной безопасности также нашли поддержку в лице Москвы – Медведев лично возглавил широкую российскую делегацию, которая отправилась на саммит.

Тем не менее, специалисты сразу же поставили под сомнение саму необходимость проведения подобных мероприятий. Дело в том, что до этого моменты эксперты и дипломаты уже активно взаимодействовали по проблематике ядерной безопасности, притом сразу в нескольких форматах. Еще в середине 1970-х ведущие государства выработали специальный формат сотрудничества для решения проблем, связанных с экспортом ядерных материалов, оборудования и технологий – была создана Группа ядерных поставщиков. После того, как на рубеже 1990-2000-х годов проблема международного терроризма стала особенно актуальной, для устранения опасности попадания оружия и материалов массового уничтожения в руки террористов запущены такие международные программы как Инициатива по безопасности в борьбе с распространением оружия массового уничтожения. В 2005 г. в рамках ООН была принята Конвенция по борьбе с актами ядерного терроризма, а годом позже была запущена Глобальная инициатива по борьбе с ядерным терроризмом.

Возникли подозрения, что саммиты по ядерной безопасности представляют собой не столько площадку для выработки конкретных решений проблемы, сколько своеобразную пиар-акцию, нацеленную на привлечение внимания к инициативам США в области нераспространения.

Эти подозрения лишь укрепились, когда главным итогом саммита стало подписание совместного заявления мировых лидеров без каких-либо юридически-обязывающих обязательств. Один из главных критиков администрации Обамы, сенатор Джон Кайл, заявил, что подобный результат не представляет собой «сколь-либо осмысленный прогресс в области борьбы с ядерным терроризмом, равно как и не устраняет надвигающуюся угрозу иранской ядерной программы».

Саммиты по ядерной безопасности с позиции России

С позиции Москвы саммиты по ядерной безопасности рассматривались в качестве дополнительной площадки для проведения двусторонних встреч на высшем уровне с целью обсуждения актуальных вопросов общей безопасности, в первую очередь с США. Одна такая встреча, состоявшаяся в Сеуле спустя два года после первого вашингтонского саммита, закончилась известным «микрофонным скандалом». Обама пообещал Медведеву, что после своего переизбрания на второй срок проблема противоракетной обороны (ПРО) «может быть решена».

После этой встречи российское руководство начало терять интерес к подобному формату сотрудничества, особенно, когда после своего переизбрания Обама так и не сдержал свое обещание, и сторонам не удалось достичь какого-либо прогресса в области ПРО. На следующий саммит в Гааге, состоявший в конце марта 2014 года, вновь избранный президент России Владимир Путин уже не поехал, отправив туда главу российского МИД Сергея Лаврова.

Впрочем, для подобного шага у российского руководства были серьезные причины.  За неделю до проведения саммита в Крыму прошел референдум о присоединении к России. Очевидно, что на фоне начавшейся информационной войны поезда российского лидера на саммит была бы контрпродуктивной.

Сам же саммит в очередной раз запомнился отнюдь не крупными успехами в области ядерной безопасности. Фактически, он стал фоном для встречи лидеров Большой семерки, по окончании которой было принято решение более не собираться в формате Большой восьмерки с участием России. Учитывая подобное развитие событий, решение Москвы проигнорировать нынешнюю вашингтонскую встречу представляется логичным и обоснованным.

Судьба формата саммита после Обамы

От нынешнего саммита сенсаций никто не ждал. Ключевыми темами для обсуждения были заявлены вопросы предотвращения попадания ядерных материалов в руки ИГИЛ, а также ядерная проблема КНДР. Однако мероприятие закончилось даже без опубликования какого-либо совместного заявления мировых лидеров. Единственными успехами стали обещания Польши и Казахстана сократить имеющиеся у них запасы высокообогащенного урана, а также подписанием соглашения об удалении очищенного плутония с территории Японии.

Скорее всего, с уходом администрации Обамы формат саммитов по ядерной безопасности и вовсе будет ликвидирован. Наиболее вероятные кандидаты на пост следующего президента США – Хиллари Клинтон и Дональд Трамп – не проявляли интереса к этой проблематике.

Впрочем, такое развитие событий отнюдь не означает, что в скором времени мировому сообществу предстоит столкнуться с кризисом в области ядерной безопасности.

Возможно, даже наоборот – одна из самых технически-сложных проблем нераспространения снова станет уделом дипломатов и экспертов, а устранение излишней политизации будет только способствовать прогрессу в этой области.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Безопасность»

2 марта 2016 | 08:51

Препятствия на пути исполнения соглашения о перемирии в Сирии

Главная проблема сирийского мирного процесса – его оторванность от внутрисирийских реалий. Договоренностей удается достигнуть только США и России между собой, причем из них Вашингтон не только давно не имеет реального влияния ни на одну из воюющих сторон, но и старается отстраниться от кризиса в Сирии. Договоренностей с Турцией и Саудовской Аравией, способных непосредственно повлиять на положение «на местах», нет и быть не может.

16 июня 2015 | 15:11

Приоритеты Евросоюза в Украинском кризисе

Коррупция и неэффективность государственного аппарата воспринимаются Брюсселем как угрозы, которые потенциально являются более опасными для Украинского государства, чем тлеющий конфликт на Донбассе.

27 апреля 2016 | 22:40

Отказ Еревана от переговоров с Баку является временным

К слову сказать, потенциальное возвращение Армении к переговорам будет продиктовано отнюдь не абстрактными принципами и особым миролюбием. Полный уход от дипломатического формата лишь подстегивает военные сценарии, которые будут затратными в прямом и в переносном смысле для обеих конфликтующих сторон. Отсюда риск потерять то, что уже имеешь и чем можешь распоряжаться в ходе дипломатического торга.

29 июня 2015 | 03:00

Минская выдержка: Почему Россия хочет сохранить соглашения по Украине

В этой ситуации будет целесообразно в очередной раз проявить выдержку. Если до конца года Киев не примет поправки в конституцию, согласованные с ополченцами в ходе переговоров, тогда даже ЕС придется признать, что Минский процесс сорван Украиной. Разочарование населения в лозунгах Майдана и возможный приход к власти более трезвых политиков позволят начать серьезное обсуждение процесса федерализации и мира на Донбассе. И Москва заинтересована в том, чтобы эти обсуждения шли именно на базе «Минска-2».

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Этот материал является частью нескольких досье
Досье
23 января 2015 | 18:00
20 января 2015 | 15:00
28 декабря 2014 | 00:33
26 декабря 2014 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
17 декабря 2014 | 20:00
12 декабря 2014 | 14:00
17 ноября 2014 | 09:00
2 апреля 2014 | 01:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова