Александр Чеков
От нынешнего саммита сенсаций никто не ждал. Ключевыми темами для обсуждения были заявлены вопросы предотвращения попадания ядерных материалов в руки ИГИЛ, а также ядерная проблема КНДР. Однако мероприятие закончилось даже без опубликования какого-либо совместного заявления мировых лидеров.
ПРЕМИУМ
4 апреля 2016 | 23:00

Политизация нераспространения: 4-й саммит по ядерной безопасности в США

На протяжении двух дней – 29 марта и 1 апреля – в США проходил четвертый саммит по ядерной безопасности. Для участия в мероприятии в американскую столицу приехали представители более 50 государств. Из государств, обладающих ядерным оружием, отсутствовали всего два – Россия и КНДР.

Последствия недавних терактов в Бельгии были бы гораздо более разрушительными и трагическими, если бы исполнители атак использовали так называемую «грязную бомбу» – устройство, в котором взрывчатые вещества объединены с ядерными материалами. Когда же в прессе появилась информация о том, что одной из возможных целей этих атак могла быть бельгийская атомная электростанция «Тианж», в центре внимания международного сообщества снова оказалась проблема уязвимости ядерных объектов перед лицом террористической опасности.

Именно проблемы ядерного терроризма и обеспечения безопасности ядерных материалов являются теми вопросами, которые мировые лидеры обсуждают в рамках саммитов по ядерной безопасности. Инициатива проведения подобных мероприятий принадлежит нынешнему руководству США. Еще на этапе своей предвыборной кампании Барак Обама уделял большое внимание необходимости активизации международных усилий по предотвращению актов ядерного терроризма, а также повышению безопасности и уменьшению запасов ядерных материалов. На протяжении всех семи лет его президентства Обамы эти вопросы составляли основу американской политики в области нераспространения.

Саммиты по ядерной безопасности как пиар-акция Администрации Обамы

9 апреля 2009 г. Обама выступил со своей знаменитой пражской речью, в которой он поставил вопросы обеспечения ядерной безопасности на один уровень с проблемами сокращения запасов ядерного оружия и поддержания режима его нераспространения. Тогда же родилась инициатива проведения саммитов по ядерной безопасности, первый из которых состоялся в Вашингтоне уже через год. Состав гостей был представительнее многих других именитых международных форумов – на саммит съехались лидеры 47 стран, 38 из которых были представлены на уровне глав государств.

Проведение саммита пришлось на самый разгар «перезагрузки» российско-американских отношений. За пять дней до его открытия президент Обама встретился с российским лидером Дмитрием Медведевым в Праге, где они подписали Договор СНВ-3. Инициативы США в области ядерной безопасности также нашли поддержку в лице Москвы – Медведев лично возглавил широкую российскую делегацию, которая отправилась на саммит.

Тем не менее, специалисты сразу же поставили под сомнение саму необходимость проведения подобных мероприятий. Дело в том, что до этого моменты эксперты и дипломаты уже активно взаимодействовали по проблематике ядерной безопасности, притом сразу в нескольких форматах. Еще в середине 1970-х ведущие государства выработали специальный формат сотрудничества для решения проблем, связанных с экспортом ядерных материалов, оборудования и технологий – была создана Группа ядерных поставщиков. После того, как на рубеже 1990-2000-х годов проблема международного терроризма стала особенно актуальной, для устранения опасности попадания оружия и материалов массового уничтожения в руки террористов запущены такие международные программы как Инициатива по безопасности в борьбе с распространением оружия массового уничтожения. В 2005 г. в рамках ООН была принята Конвенция по борьбе с актами ядерного терроризма, а годом позже была запущена Глобальная инициатива по борьбе с ядерным терроризмом.

Возникли подозрения, что саммиты по ядерной безопасности представляют собой не столько площадку для выработки конкретных решений проблемы, сколько своеобразную пиар-акцию, нацеленную на привлечение внимания к инициативам США в области нераспространения.

Эти подозрения лишь укрепились, когда главным итогом саммита стало подписание совместного заявления мировых лидеров без каких-либо юридически-обязывающих обязательств. Один из главных критиков администрации Обамы, сенатор Джон Кайл, заявил, что подобный результат не представляет собой «сколь-либо осмысленный прогресс в области борьбы с ядерным терроризмом, равно как и не устраняет надвигающуюся угрозу иранской ядерной программы».

Саммиты по ядерной безопасности с позиции России

С позиции Москвы саммиты по ядерной безопасности рассматривались в качестве дополнительной площадки для проведения двусторонних встреч на высшем уровне с целью обсуждения актуальных вопросов общей безопасности, в первую очередь с США. Одна такая встреча, состоявшаяся в Сеуле спустя два года после первого вашингтонского саммита, закончилась известным «микрофонным скандалом». Обама пообещал Медведеву, что после своего переизбрания на второй срок проблема противоракетной обороны (ПРО) «может быть решена».

После этой встречи российское руководство начало терять интерес к подобному формату сотрудничества, особенно, когда после своего переизбрания Обама так и не сдержал свое обещание, и сторонам не удалось достичь какого-либо прогресса в области ПРО. На следующий саммит в Гааге, состоявший в конце марта 2014 года, вновь избранный президент России Владимир Путин уже не поехал, отправив туда главу российского МИД Сергея Лаврова.

Впрочем, для подобного шага у российского руководства были серьезные причины.  За неделю до проведения саммита в Крыму прошел референдум о присоединении к России. Очевидно, что на фоне начавшейся информационной войны поезда российского лидера на саммит была бы контрпродуктивной.

Сам же саммит в очередной раз запомнился отнюдь не крупными успехами в области ядерной безопасности. Фактически, он стал фоном для встречи лидеров Большой семерки, по окончании которой было принято решение более не собираться в формате Большой восьмерки с участием России. Учитывая подобное развитие событий, решение Москвы проигнорировать нынешнюю вашингтонскую встречу представляется логичным и обоснованным.

Судьба формата саммита после Обамы

От нынешнего саммита сенсаций никто не ждал. Ключевыми темами для обсуждения были заявлены вопросы предотвращения попадания ядерных материалов в руки ИГИЛ, а также ядерная проблема КНДР. Однако мероприятие закончилось даже без опубликования какого-либо совместного заявления мировых лидеров. Единственными успехами стали обещания Польши и Казахстана сократить имеющиеся у них запасы высокообогащенного урана, а также подписанием соглашения об удалении очищенного плутония с территории Японии.

Скорее всего, с уходом администрации Обамы формат саммитов по ядерной безопасности и вовсе будет ликвидирован. Наиболее вероятные кандидаты на пост следующего президента США – Хиллари Клинтон и Дональд Трамп – не проявляли интереса к этой проблематике.

Впрочем, такое развитие событий отнюдь не означает, что в скором времени мировому сообществу предстоит столкнуться с кризисом в области ядерной безопасности.

Возможно, даже наоборот – одна из самых технически-сложных проблем нераспространения снова станет уделом дипломатов и экспертов, а устранение излишней политизации будет только способствовать прогрессу в этой области.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Безопасность»

27 декабря 2016 | 20:24

События 2016 года не изменили расклад сил в Закавказье

Несмотря на то, что 2016 год выдался для Закавказья насыщенным на события, здесь удалось сохранить статус-кво, сложившийся восемь лет назад. Аналитик агентства «Внешняя политика» Сергей Маркедонов подвел итог политическому развитию Закавказья за минувший год и пришел к выводу, что даже обострение ситуации в Нагорном Карабахе не смогло существенно изменить расклад, сложившийся в регионе.

12 декабря 2016 | 20:45

Теракты в Египте направлены на дестабилизацию авторитета военных

На прошлой неделе в Египте произошла серия терактов, фактически перечеркнувших заявления властей об успехах в борьбе с террористами. Смысл действий боевиков не в разовых акциях устрашения, а в спланированной серии атак на силы и авторитет действующего  правительства. Военные, как и ранее свергнутые ими "Братья-мусульмане", оказываются неспособны противостоять террористам.

31 июля 2015 | 19:19

Дайджест внешней политики США за неделю (24 - 31 июля)

Уже две недели споры по поводу договора по иранской ядерной программе не сходят с передовиц американских газет. На этой неделе интерес к вопросу подогрели выступления троицы - госсекретаря Джона Керри, министра финансов Джейкоба Лью и министра энергетики Эрнеста Моница – на трех заседаниях комитетов обеих палат Конгресса. Каждое из заседаний длилось по несколько часов, и если первые два проходили в комитетах по международным делам, где присутствие министров было обязательно, то на заседание Комитета по вооруженным силам 29 июля все три министра пришли без формального запроса со стороны главы комитета Джона Маккейна. Об этом Маккейн не преминул заявить в самом начале заседания и даже предложил начать заседание, не дожидаясь нежданных гостей.

25 ноября 2015 | 11:17

Мотивы Турции в инциденте с Су-24 ВКС России и реакция турецких элит

Вопиющая провокация, которая привела к гибели по крайней мере одного российского пилота, нанесла непоправимый ущерб взаимодействию двух стран. Благодаря такой турецкой «акции» под вопрос ставится не только российско-турецкое взаимодействие, под вопросом теперь и только возникавший диалог по линии Россия-США-ЕС в области борьбы с терроризмом в регионе.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Этот материал является частью нескольких досье
Досье
23 января 2015 | 18:00
20 января 2015 | 15:00
28 декабря 2014 | 00:33
26 декабря 2014 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
17 декабря 2014 | 20:00
12 декабря 2014 | 14:00
17 ноября 2014 | 09:00
2 апреля 2014 | 01:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова