Иван Константинов
Однако важнейшим итогом Совета стала смена парадигм: ИГИЛ теперь – это исключительно «иракский» вопрос: решать его нужно «из Ирака» совместно с местным правительством и курдской администрацией, в то время как в Сирии ИГИЛ – это лишь побочный фактор, а основной задачей остается свержение Башара Асада при возвышении умеренных оппозиционных сил. 
ПРЕМИУМ
2 января 2015 | 18:43

Политика ЕС на Ближнем Востоке все больше зависима от приоритетов США

0 У вас осталось просмотров
Увеличить количество просмотров

Итоги завершившегося 15 декабря Совета ЕС по иностранным делам обозначили подход Евросоюза к двум ключевым ближневосточным вопросам текущей повестки дня: Сирии и т.н. «Исламскому государству». Предваряя свой визит в Ирак 22-23 декабря, глава Европейской внешнеполитической службы Федерика Могерини дала понять, что сирийский кризис является отдельным вопросом, решение которого напрямую связано с необходимостью свержения режима Башара Асада, в то время как проблема ИГ должна рассматриваться исключительно через иракскую призму.

На пресс-конференции по итогам Совета Могерини подчеркнула приверженность ЕС женевским договоренностям 2012 г и полную поддержку деятельности специального посланника ООН Стаффана де Мистуры. Вместе с тем ключевым посылом итогового документа Совета, по мнению итальянского дипломата, стало признание ЕС того, что долгосрочное решение конфликта возможно только посредством политического процесса, который привел бы к свержению режима. Могерини подчеркнула:

«Основная проблема заключается в том, что по прошествии трех с половиной лет войны Б.Асад все еще находится у власти» .

В Евросоюзе считают, что к решению этого вопроса нужно подключать все заинтересованные стороны, в том числе Россию и Иран. Вместе с тем в пресс-релизе по итогам Совета подчеркивается ключевая роль Сирийской национальной коалиции (СНК) в политическом урегулировании и борьбе с вооруженными группировками и стремление ЕС увеличить «политическую и практическую» поддержку умеренной оппозиции.

Однако важнейшим итогом Совета стала смена парадигм: ИГИЛ теперь – это исключительно «иракский» вопрос: решать его нужно «из Ирака» совместно с местным правительством и курдской администрацией, в то время как в Сирии ИГИЛ – это лишь побочный фактор, а основной задачей остается свержение Башара Асада при возвышении умеренных оппозиционных сил.

Показательно, что в пункте «Сирия» итогового документа, равно как и в пресс-конференции Могерини, ни разу не встречается «Исламское государство». Проблема ИГ рассматривается отдельно и только в связке с такими сочетаниями, как «иракское правительство» и такими географическими наименованиями, как Багдад и Эрбиль.

Визит итальянского дипломата в Ирак 22-23 декабря подтвердил намерения Брюсселя. Могерини обозначила приверженность ЕС помогать иракскому правительству в борьбе с ИГ и заявила, что Ирак «может рассчитывать на Евросоюз в деле активизации региональной дипломатии с участием всех соответствующих участников».

Позиция ЕС, пусть и имеющая определенную логику, – не помогать Б.Асаду в борьбе с ИГИЛ в Сирии, отличается недальновидностью и обречена на провал: ИГИЛ, или «Исламское государство», является разветвленной трансграничной террористической армией, за последний год обеспечившей себя популярностью и серьезной финансовой поддержкой; борьба с одного фронта в таких условиях не может привести к результату – активное сопротивление в Ираке лишь увеличит активность организации в Леванте. Если в ЕС не исключают такого поворота и надеются, что это позволит ослабить Б.Асада, то это, безусловно, - катастрофическое заблуждение для народов Сирии, Ливана и Иордании, так как подобный подход обернется новой гуманитарной катастрофой для этих стран.

Визит Могерини в Ирак продемонстрировал и два других аспекта подхода ЕС к проблеме ИГ. Во-первых, невозможность ввиду отсутствия военного потенциала какого бы то ни было участия Евросоюза в решении этой проблемы: его роль сводится к посредничеству в укреплении антитеррористической коалиции, что не имеет решающего значения, так как региональные и международные силы ориентируются на США. Брюссель также следуют политике своих американских партнеров. Вторичность европейского подхода проявилась и в позиции по борьбе с «Исламским государством» в Сирии, и в поддержке иракских сил.

Приверженность общей линии с США проявилась и в том вопросе, где слово ЕС действительно весит много, и где его дипломатический вес значит намного больше, чем отсутствие единых европейских вооруженных сил. Позиция по курдскому вопросу, обозначенная Могерини по итогам встречи с Масудом Барзани, стала логичным продолжением выработанной стратегии борьбы с ИГ – глава ЕВС заявила, что Евросоюз считает крайне важным сохранение территориальной целостности Ирака. Таким образом, Брюссель, как и Вашингтон, сделал ставку на иракское правительство как ключевую движущую и руководящую силу в борьбе с ИГ. Эта позиция США уже вызывала некоторые вопросы, особенно в свете очевидных параллельных шагов по укреплению отношений с руководством Курдистана. Тем более неожиданными стали заявления Могерини, сделанные на фоне вполне успешных усилий, предпринимаемых курдами по усилению своего влияния на международной арене и, в частности, в Европе. В Эрбиле явно рассчитывали на большую поддержку со стороны Брюсселя.

По всей видимости, опора США и ЕС на Багдад в данном контексте носит стратегический характер и имеет основной целью централизацию командования вооруженными силами. Однако ввиду отсутствия координации между иракским правительством и курдскими отрядами Пешмерга, на данный момент наиболее успешно противостоящим силам ИГ, эта стратегия вряд ли способна принести результат. При этом откладывание курдского вопроса лишь усугубит сложность его разрешения в региональном контексте.

В частности, отсутствие официальной поддержки Вашингтона и Брюсселя может подтолкнуть иракских курдов к поиску новых союзников и путей достижения своих целей.

Тем не менее, основным выводом последних встреч в рамках ЕС и визита Могерини в Ирак стоит признать вторичность и полную зависимость Евросоюза от стратегии Вашингтона при стремлении играть видимую активную дипломатическо-гуманитарную роль в урегулировании основных конфликтов на Ближнем Востоке. Негативной тенденцией при этом является все большая зависимость не только ЕС как структуры, но и отдельных государств-членов от решений, принимаемых в Вашингтоне, в том числе и по ближневосточным вопросам, где ранее удавалось усматривать определенный обнадеживающий плюрализм.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Безопасность»

19 апреля 2015 | 23:00

Международные итоги недели: Торжество прагматизма

Москва объявила о намерении завершить сделку по продаже Ирану ракетных комплексов С-300. В то же время Россия не стала ветировать в Совбезе ООН резолюцию, призванную осложнить жизнь поддерживаемых Ираном шиитских мятежников хоуситов в Йемене. Тем самым она дала понять, что действует исходя из сугубо прагматических соображений и не готова привносить лишний раздражитель в отношения с арабскими монархиями, если этого можно избежать.

24 февраля 2016 | 16:50

Российско-американское соглашение о перемирии в Сирии и борьба за Ракку

Соглашение с оппозицией фактически высвобождает значительные силы сирийской армии для похода на восток - на территории, подконтрольные ИГ. Да, со стратегической точки зрения глупо идти в наступление до окончательной зачистки флангов и тыла от местных «демократов», однако сейчас не до осторожности - началась игра за звание победителя ИГ. Это звание и все причитающиеся бонусы получит тот, кто первым возьмет Ракку - сирийскую столицу «Исламского государства».

11 сентября 2015 | 13:58

Дайджест внешней политики США за неделю (4 - 10 сентября)

На прошедшей неделе основными темами обсуждения на внешнеполитическом направлении США стали проблемы роста числа беженцев в Европе из стран Ближнего Востока и наращивание участия в сирийском кризисе России. Политические и экспертные круги вовлечены в обсуждение о том, насколько США должны быть вовлечены в процесс помощи беженцам, и что стоит за активизацией Москвы на сирийском направлении. Параллельно с этим, в очередной раз возникла опасность приостановки деятельности правительственных учреждений в связи с неспособностью конгрессменов согласовать проект бюджета.

7 февраля 2015 | 10:28

Почему Вашингтон хочет отправить на Украину оружие?

Оживление дискуссии по данному вопросу свидетельствует об усилении позиций сторонников более конфронтационной политики в отношении России как среди внешних критиков Белого дома, так и в самом правительстве. Среди причин - январское обострение ситуации на юго-востоке Украины, по мнению критиков, демонстрирующее неэффективность политики Обамы, а также внутриполитическая игра накануне начала предвыборной президентской гонки.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
Следующая Предыдущая

Оставьте свой e-mail для получения бесплатных материалов

 
Получить доступ к бесплатным материалам
Не показывать снова
Авторизация
Этот материал доступен для премиум-подписчиков.
Пожалуйста, войдите на сайт с помощью кнопки в правом верхнем углу.