Иван Константинов
Однако важнейшим итогом Совета стала смена парадигм: ИГИЛ теперь – это исключительно «иракский» вопрос: решать его нужно «из Ирака» совместно с местным правительством и курдской администрацией, в то время как в Сирии ИГИЛ – это лишь побочный фактор, а основной задачей остается свержение Башара Асада при возвышении умеренных оппозиционных сил. 
ПРЕМИУМ
2 января 2015 | 18:43

Политика ЕС на Ближнем Востоке все больше зависима от приоритетов США

Итоги завершившегося 15 декабря Совета ЕС по иностранным делам обозначили подход Евросоюза к двум ключевым ближневосточным вопросам текущей повестки дня: Сирии и т.н. «Исламскому государству». Предваряя свой визит в Ирак 22-23 декабря, глава Европейской внешнеполитической службы Федерика Могерини дала понять, что сирийский кризис является отдельным вопросом, решение которого напрямую связано с необходимостью свержения режима Башара Асада, в то время как проблема ИГ должна рассматриваться исключительно через иракскую призму.

На пресс-конференции по итогам Совета Могерини подчеркнула приверженность ЕС женевским договоренностям 2012 г и полную поддержку деятельности специального посланника ООН Стаффана де Мистуры. Вместе с тем ключевым посылом итогового документа Совета, по мнению итальянского дипломата, стало признание ЕС того, что долгосрочное решение конфликта возможно только посредством политического процесса, который привел бы к свержению режима. Могерини подчеркнула:

«Основная проблема заключается в том, что по прошествии трех с половиной лет войны Б.Асад все еще находится у власти» .

В Евросоюзе считают, что к решению этого вопроса нужно подключать все заинтересованные стороны, в том числе Россию и Иран. Вместе с тем в пресс-релизе по итогам Совета подчеркивается ключевая роль Сирийской национальной коалиции (СНК) в политическом урегулировании и борьбе с вооруженными группировками и стремление ЕС увеличить «политическую и практическую» поддержку умеренной оппозиции.

Однако важнейшим итогом Совета стала смена парадигм: ИГИЛ теперь – это исключительно «иракский» вопрос: решать его нужно «из Ирака» совместно с местным правительством и курдской администрацией, в то время как в Сирии ИГИЛ – это лишь побочный фактор, а основной задачей остается свержение Башара Асада при возвышении умеренных оппозиционных сил.

Показательно, что в пункте «Сирия» итогового документа, равно как и в пресс-конференции Могерини, ни разу не встречается «Исламское государство». Проблема ИГ рассматривается отдельно и только в связке с такими сочетаниями, как «иракское правительство» и такими географическими наименованиями, как Багдад и Эрбиль.

Визит итальянского дипломата в Ирак 22-23 декабря подтвердил намерения Брюсселя. Могерини обозначила приверженность ЕС помогать иракскому правительству в борьбе с ИГ и заявила, что Ирак «может рассчитывать на Евросоюз в деле активизации региональной дипломатии с участием всех соответствующих участников».

Позиция ЕС, пусть и имеющая определенную логику, – не помогать Б.Асаду в борьбе с ИГИЛ в Сирии, отличается недальновидностью и обречена на провал: ИГИЛ, или «Исламское государство», является разветвленной трансграничной террористической армией, за последний год обеспечившей себя популярностью и серьезной финансовой поддержкой; борьба с одного фронта в таких условиях не может привести к результату – активное сопротивление в Ираке лишь увеличит активность организации в Леванте. Если в ЕС не исключают такого поворота и надеются, что это позволит ослабить Б.Асада, то это, безусловно, - катастрофическое заблуждение для народов Сирии, Ливана и Иордании, так как подобный подход обернется новой гуманитарной катастрофой для этих стран.

Визит Могерини в Ирак продемонстрировал и два других аспекта подхода ЕС к проблеме ИГ. Во-первых, невозможность ввиду отсутствия военного потенциала какого бы то ни было участия Евросоюза в решении этой проблемы: его роль сводится к посредничеству в укреплении антитеррористической коалиции, что не имеет решающего значения, так как региональные и международные силы ориентируются на США. Брюссель также следуют политике своих американских партнеров. Вторичность европейского подхода проявилась и в позиции по борьбе с «Исламским государством» в Сирии, и в поддержке иракских сил.

Приверженность общей линии с США проявилась и в том вопросе, где слово ЕС действительно весит много, и где его дипломатический вес значит намного больше, чем отсутствие единых европейских вооруженных сил. Позиция по курдскому вопросу, обозначенная Могерини по итогам встречи с Масудом Барзани, стала логичным продолжением выработанной стратегии борьбы с ИГ – глава ЕВС заявила, что Евросоюз считает крайне важным сохранение территориальной целостности Ирака. Таким образом, Брюссель, как и Вашингтон, сделал ставку на иракское правительство как ключевую движущую и руководящую силу в борьбе с ИГ. Эта позиция США уже вызывала некоторые вопросы, особенно в свете очевидных параллельных шагов по укреплению отношений с руководством Курдистана. Тем более неожиданными стали заявления Могерини, сделанные на фоне вполне успешных усилий, предпринимаемых курдами по усилению своего влияния на международной арене и, в частности, в Европе. В Эрбиле явно рассчитывали на большую поддержку со стороны Брюсселя.

По всей видимости, опора США и ЕС на Багдад в данном контексте носит стратегический характер и имеет основной целью централизацию командования вооруженными силами. Однако ввиду отсутствия координации между иракским правительством и курдскими отрядами Пешмерга, на данный момент наиболее успешно противостоящим силам ИГ, эта стратегия вряд ли способна принести результат. При этом откладывание курдского вопроса лишь усугубит сложность его разрешения в региональном контексте.

В частности, отсутствие официальной поддержки Вашингтона и Брюсселя может подтолкнуть иракских курдов к поиску новых союзников и путей достижения своих целей.

Тем не менее, основным выводом последних встреч в рамках ЕС и визита Могерини в Ирак стоит признать вторичность и полную зависимость Евросоюза от стратегии Вашингтона при стремлении играть видимую активную дипломатическо-гуманитарную роль в урегулировании основных конфликтов на Ближнем Востоке. Негативной тенденцией при этом является все большая зависимость не только ЕС как структуры, но и отдельных государств-членов от решений, принимаемых в Вашингтоне, в том числе и по ближневосточным вопросам, где ранее удавалось усматривать определенный обнадеживающий плюрализм.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Безопасность»

13 октября 2015 | 23:39

Интересы стан Вышеградской группы и миграционная политика ЕС

Разность позиций восточных и западных европейцев в отношении «миграционного кризиса», политиков-популистов и бизнесменов-прагматиков делает почти невозможным в обозримой перспективе достижение согласия внутри ЕС по основополагающим проблемам общей миграционной политики на принципах добровольности и солидарности. Вместе с тем правительства стран Восточной и Южной Европы сегодня имеют исторический шанс повысить свой авторитет в международных делах, если будут играть более активную роль на мировой арене в вопросах постконфликтного урегулирования.

30 декабря 2016 | 16:28

Профиль следующего министра обороны США Джеймса Мэттиса

Избранный президент США Дональд Трамп определился с кандидатом на пост министра обороны. Им стал отставной генерал Корпуса морской пехоты Джеймс Мэттис. Новый министр обороны часто оказывался в центре скандалов, связанных с его заявлениями, которые не раз шли в разрез с официальной позицией Пентагона. При этом среди сослуживцев генерал пользуется репутацией умного и проницательного офицера.

25 июля 2015 | 20:14

Новая роль Казахстана в Евразии

Политическая роль Казахстана в мире и даже регионе не дотягивает до роли экономического лидера. Именно поэтому казахстанские власти активно пиарят страну на внешней арене. Безусловно, одной из важнейших витрин страны является столица Астана. Выстроенный в степи город поражает пространством, высотными зданиями и, самое главное, чистотой (что редкость на постсоветском пространстве). Однако для того, чтобы иностранцы увидели Астану, их нужно туда заманить. 

12 мая 2016 | 11:01

Альтернативы политики балансирования России в нагорно-карабахском конфликте

По словам Владимира Казимирова, авторитетного дипломата (в 1992-1996 гг. - полномочного представитель Президента РФ по Нагорному Карабаху и российского сопредседателя Минской группы ОБСЕ), сыгравшего немалую роль в достижении компромисса между конфликтующими сторонами, день 12 мая 1994 года стал «днем надежд для исстрадавшихся народов Азербайджана и Армении, для всего Закавказья». К сожалению, этим надеждам за два десятилетия не суждено было реализоваться. Достигнутое с огромным трудом перемирие не переросло в устойчивый мир.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова