Ольга Ребро
Барак Обама сосредоточился на сдерживании панических настроений в стране, которые, среди прочего, распространились и на американские фондовые рынки. Кроме заявлений, в которых он повторял слова о том, что несколько случаев заражения еще не являются эпидемией, был принят и ряд других мер, основной целью которых стало доказать населению, что правительство держит ситуацию под контролем.
ПРЕМИУМ
27 октября 2014 | 08:31

Политическое значение паники вокруг лихорадки Эбола в США

Со времени обнаружения вируса лихорадки Эбола в 1976 году в Демократической республике Конго (тогда – Заир) произошло около 20 вспышек этого заболевания. В каждом случае очагом поражения являлись небольшие деревни, а число жертв не превышало 300 человек. Поэтому не удивительно, что эпидемия 2014 года стала крупным событием международной жизни, поскольку впервые число инфицированных достигло 10 000 человек, а жертвами лихорадки стали, в том числе, европейцы и американцы.

Согласно докладу Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), опубликованному 15 октября 2014 года, количество официально зафиксированных смертей достигло 4555, и еще более 9 тысяч человек в настоящее время были диагностированы в качестве зараженных. Абсолютное большинство случаев заражения Эболой (все, кроме 25) приходится на три африканские страны – Гвинея (16% от общего количества), Сьерра Лионе (36%) и Либерия (47%). Кроме необычно высокого количества заболевших, текущую эпидемию отличает нехарактерный для нее ареал распространения: вместо малонаселенных и относительно изолированных деревень центральной Африки заболевание в этот раз поразило более урбанизированные страны на западе континента.

Отчасти подобному развитию ситуации способствовала довольно вялая реакция международного сообщества. Так, специалисты ВОЗ объявили эпидемию Эболы «угрозой здоровью общемирового масштаба» (an international public health emergency) лишь 8 августа, когда смертность от заболевания составила около 2000 человек, а с момента выявления первого случая прошло полгода. По данным ВОЗ, на борьбу с лихорадкой необходимо 1-2 млрд. долларов США в месяц, однако основной проблемой является не это, а недостаток кадров. Представитель организации «Врачи без границ» Крег Кейнзи отметил:

«Мы не справляемся с темпами распространения вируса. Создалась уникальная ситуация, когда все готовы выделить деньги, но не хватает людей на местах для использования этих средств и сдерживания эпидемии. Мы изо всех сил стараемся открыть как можно больше учреждений (в пораженных странах). Однако одной из основных проблем остается нехватка кадров – людей, которые готовы поехать в западную Африку для борьбы с заболеванием. Если бы это было цунами, или землетрясение, или война, на местах было бы намного больше добровольцев. Но поскольку речь идет об Эболе, такого ажиотажа не наблюдается».

В США эпидемия была признана в качестве угрозы национальной безопасности 7 сентября. По мнению Барака Обамы, роль США в борьбе с болезнью должна заключаться в мобилизации международного сообщества. Основным пунктом стратегии Вашингтона стало устранение самого очага заражения, для чего была необходима отправка добровольцев в западноафриканские страны.

Как и в ситуации с поиском партнеров для борьбы с ИГИЛ, далеко не все союзники оказались готовыми оказать реальную помощь. Вновь возникла ситуация, когда от Вашингтона может потребоваться взаимодействие с «недружественными» режимами африканского континента. В то время как Белый Дом неоднократно выражал свое недовольство отсутствием должного ответа от своих традиционных союзников (в частности, Италии, Франции, Австралии, Канады), неожиданно активно в борьбу с Эболой включилась Куба, отправив в регион 250 медицинских сотрудников. Данный шаг был позитивно отмечен в Госдепартаменте, пресс-секретарь которого, несмотря на наводящие вопросы журналистов, тем не менее, так и не подтвердила возможность сотрудничества между Вашингтоном и Гаваной.

Если до начала октября вопрос борьбы с Эболой рассматривался в Вашингтоне как очередной повод проявить себя в качестве лидера мирового сообщества, то после смерти в Техасе от лихорадки выходца из Либерии Томаса Эрика Дункана 8 октября, эпидемия Эболы перешла из списка международных проблем в разряд внутренних.

Настоящую панику среди населения вызвали нарушения внутреннего регламента сотрудниками госпиталя, в результате чего у двух медсестер была диагностирована Эбола, а в зоне риска заражения оказалось около 1500 человек, не считая тысячи пассажиров круизного лайнера, который был вынужден преждевременно вернуться в техасский порт.

Всеобщее ощущение паники, подогреваемое круглосуточными сообщениями ведущих американских новостных каналов, не могло не обострить внутриполитические дебаты, и без того накалившиеся в преддверии ноябрьских выборов. Недовольство республиканцев было вызвано отказом Белого Дома ввести запрет на транспортное сообщение со странами западной Африки. К ним присоединились и некоторые демократы, сражающиеся на выборах за сохранение своего места в Сенате и стремящиеся отстраниться от действий непопулярного правительства.

Администрация объяснила свою позицию стремлением держать передвижение инфицированных под контролем, обеспечить свободное перемещение добровольцев в зоны поражения, а также отсутствием прямых рейсов в данные страны. Радикальные меры вынудили бы США закрыть сообщение с крупнейшими мировыми транспортными центрами Европы. Сегодня республиканцы отказались от этой идеи, но стали активно продвигать необходимость запрета на выдачу виз в странах с эпидемией Эболы. Сторонники Обамы, в свою очередь, обвинили предыдущее республиканское правительство в сокращении бюджета Центра по контролю и профилактике заболеваний и других федеральных агентств, в чьи полномочия входила бы борьба с распространением Эболы.

В такой ситуации Барак Обама сосредоточился на сдерживании панических настроений в стране, которые, среди прочего, распространились и на американские фондовые рынки. Кроме заявлений, в которых он повторял слова о том, что несколько случаев заражения еще не являются эпидемией, был принят и ряд других мер, основной целью которых стало доказать населению, что правительство держит ситуацию под контролем. Так, в пятницу в Администрации была учреждена новая должность по координации борьбы с эпидемией, которую занял Рон Клайн, бывший глава администраций двух вице-президентов, человек со значительным административным опытом, однако не имеющий какой-либо связи со здравоохранением.

Кроме этого, к выработке ответа на лихорадку было подключено военное ведомство. Министерством обороны была создана команда быстрого реагирования из 30 человек, которая после прохождения курса обучения будет находиться в постоянной готовности прибыть на место в случае обнаружения новых зараженных лиц в течение 72 часов. В аэропортах были введены процедуры быстрого медицинского осмотра потенциальных зараженных на предмет выявления симптомов Эболы. Были предприняты беспрецедентные меры по помещению в карантин всех возможных зараженных лиц на территории США. Американские биологи приступили испытанию вакцины от вируса.

Все эти меры могут оказаться недостаточными для сдерживания паники в свете сокращающегося доверия правительству США. По результатам опросов общественного мнения, в то время как количество людей реально опасающихся заражения Эболой (напрямую – 24% или через родственников – 15%) за последний месяц практически не менялось, уверенность в том, что правительство сможет не допустить эпидемии в США, за последнюю неделю сократилась на 8 процентных пунктов.

Можно предположить, что паника среди американцев стала лишь очередным проявлением снижающейся популярности администрации Белого дома, нежели была вызвана реальными опасениями за свое здоровье.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

11 ноября 2016 | 20:07

Президентство Трампа прагматизирует отношения России и США в Закавказье

Победа Дональда Трампа на президентских выборах вызвала оживленную дискуссию о преемственности американского внешнеполитического курса при новом лидере. Безусловно, фундаментальные изменения здесь маловероятны, однако стоит отметить, что одна лишь прагматизация подходов к решению актуальных проблем способна дать некоторые результаты. Например, упорядочить российско-американские противоречия в Закавказье.

29 ноября 2014 | 13:01

Тунис как единственная работающая демократия Ближнего Востока

Ключевым для Туниса становится процесс достижения политического консенсуса. Причем этот процесс важно активизировать именно сейчас, в преддверии второго тура президентских выборов, не дав дестабилизирующим силам пространства для политического маневра.

24 апреля 2014 | 18:10

Украинский кризис и интересы Турции в Крыму

Отношения России и Турции после распада СССР успешно развивались в экономической сфере. Однако по вопросам безопасности между Москвой и Анкарой были часты разлады. Ситуация вокруг крымских татар может стать одним из них.

29 августа 2014 | 18:08

Минские переговоры как сигнал о готовности России выжидать

Судя по «домашним заготовкам» Порошенко и основной теме его выступлений на саммите, готовясь к встрече он был настроен на обсуждение конфликта в своей стране, отношений с Россией и на продолжение давления на Москву со стороны Европы. Как раз к этой встрече был заготовлен «сюрприз» для Кремля в виде задержания российских военнослужащих в приграничной зоне.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Этот материал является частью нескольких досье
Досье
23 января 2015 | 18:00
20 января 2015 | 15:00
28 декабря 2014 | 00:33
26 декабря 2014 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
17 декабря 2014 | 20:00
12 декабря 2014 | 14:00
17 ноября 2014 | 09:00
2 апреля 2014 | 01:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова