Геворг Мирзаян
Ситуация в чем-то напоминает гонку за Берлин в 1945 году - у сирийской армии и поддерживающих ее подразделений российских ВКС и иранских советников есть конкуренты в лице курдов, которые при помощи американцев рвутся к Ракке с севера. И тот, кто возьмет столицу сирийского филиала ИГ, сможет назвать себя победителем этой организации.
ПРЕМИУМ
13 июня 2016 | 18:18

Политический аспект боев за Ракку в Сирии

Дамаск решил поучаствовать в гонке за Ракку. Вопрос в том, хватит ли у него для этого сил.

На несколько фронтов

Сирийская армия продолжает наступление на позиции запрещенной в России террористической группировки «Исламское государство». Взяв деревню Абу аль-Илядж, вооруженные силы страны пересекли границу провинции Ракка. Впервые с 2014 года. Генералы намерены идти на сирийскую столицу ИГ и взять ее в кратчайшие сроки. Спешка объясняется тем, что взятие города Ракка - столицы ИГ в Сирии - имеет не только военное, но и политическое значение.

Ситуация в чем-то напоминает гонку за Берлин в 1945 году - у сирийской армии и поддерживающих ее подразделений российских ВКС и иранских советников есть конкуренты в лице курдов, которые при помощи американцев рвутся к Ракке с севера.

И тот, кто возьмет столицу сирийского филиала ИГ, сможет назвать себя победителем этой организации.

С одной стороны, преимущество должно быть на стороне сирийской армии - она лучше вооружена, чем курдские ополчение, и имеет большее число солдат. Ее поддерживают иранские советники и десантники, иракские ополчения и, естественно, российские ВКС. Однако проблема в том, что сирийцы вынуждены воевать на нескольких фронтах, и в последние дни у них возникли очень серьезные проблемы на северо-западе страны. Там фактически на помощь ИГ пришла группировка Джебхат ан-Нусра, начавшая масштабное наступление на силы сирийской армии к юго-западу от Алеппо. По некоторым  данным, в боевых действиях на стороне боевиков участвуют и их союзники из сопредельной страны. В частности, по словам представителя российского Центра по примирению враждующих сторон, замечены «группы, частично состоящие из турецких военнослужащих».

Правильные террористы

Эта ситуация еще раз доказывает, что без решения вопросов с Джебхат ан-Нусрой и Турцией сирийцам очень сложно будет вести реальную борьбу против ИГ. А решить данные вопросы крайне непросто.

С Нусрой все, казалось бы, должно быть очевидно - эта организация является дочерней структурой Аль-Каиды, по определению не является партнером по переговорному процессу и должна быть физически уничтожена. Но так думают лишь Россия, Сирия, Иран и Ирак. Американцы считают, что все не так однозначно - и их можно понять, ведь Нусра является важным партнером их регионального союзника - Саудовской Аравии, и одним из основных проводников саудовских интересов в регионе.

Ни для кого не секрет, что саудовско-американские отношения переживают крайне тяжелый период из-за того, что США, по мнению Эр-Рияда, игнорируют позицию КСА в своей региональной политике. Барак Обама не хочет прямого открытого конфликта с Саудовской Аравией, поэтому и пытается не игнорировать ее хотя бы в этот раз. Однако, с другой стороны, все прекрасно понимают, что позиция КСА в Сирии не просто отличается, но и противоречит американским интересам.

Пытаясь во что бы то ни стало сдержать Иран, Саудовская Аравия пытается затянуть сирийскую гражданскую войну, для чего всячески саботирует мирный процесс и поддерживает местных террористов из Нусры и ИГ. Не говоря уже о том, что не оставляет попыток втянуть США в открытые боестолкновения в Сирии.

Американцы же хотят завершить сирийскую гражданскую войну своей победой (пусть даже и политической), поэтому и спонсируют сирийские мирные переговоры в надежде добиться федерализации страны и создания за счет суннитской общины некоего противовеса алавитам и иранцам.

Вашингтон, конечно, попытался найти некую золотую середину между своими и саудовскими интересами, предложив ввести Нусру в режим прекращения огня. Однако тут же столкнулся с резким сопротивлением Москвы, Тегерана и Дамаска, попросившим пояснить, почему США стали защищать интересы подразделения Аль-Каиды, с которой Америка, вроде как, должна находиться в определенном конфликте из-за событий 11 сентября 2001 года. Пояснить американцы не смогли, и предпочли просто отложить вопрос до лучших времен. И сейчас, судя по поступающей информации, на фоне наступления Нусры, Москва и Вашингтон снова возобновили диалог о судьбе этой организации.

Эрдоган должен доказать

С Турцией же разобраться еще сложнее. Опять же ни для кого не секрет, что Анкара поддерживает как отряды т.н. «светской оппозиции», так и радикальных исламистов в лице того же ИГ. И будет поддерживать дальше, так как для Реджепа Эрдогана радикалы являются союзниками в борьбе против режима Башара Асада и стремящихся к самоопределению сирийских курдов.

Анкара воспринимает победу Асада и тем более курдскую автономию чуть ли не как экзистенциальную угрозу, поэтому сложно представить себе конфигурацию в Сирии, при которой турецкие власти добровольно откажутся от поддержки экстремистов. Более того, чем прочнее будут становиться позиции Асада и курдов, тем более активным будет турецкое вмешательство. По данным Минобороны РФ, в последние дни резко увеличился поток оружия и боеприпасов из Турции в контролируемый боевиками светской оппозиции город Азаз, а СМИ снова стали писать о вероятности турецкого вторжения с сирийский Курдистан.

Пока что Эрдогана от крайних шагов удерживает американский запрет и угроза российского удара по турецкому экспедиционному корпусу, однако непонятно, сколько это сдерживание может продолжаться. Судя по действиям Бундестага (признавшем факт Геноцида армян, совершенного Османской империей в 1915 году) и заигрыванию США с курдами, Запад откровенно списывает Эрдогана со счетов. И не исключено, что турецкий президент своими действиями в Сирии намерен им на деле доказать свою силу и влияние. Отступать ему, в общем-то, некуда.

Впервые опубликовано на сайте журнала "Эксперт"

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Реалистический подход»

22 марта 2016 | 22:00

Судьба первого и последнего советского референдума 25 лет спустя

В 1991 году граждане Союза ССР делали выбор не между демократией и коммунизмом, а между одряхлевшей и недееспособной советской державой и энергичным, набирающим обороты национализмом. Вместо общей борьбы за правовой порядок, частную собственность, законность и сменяемость власти был сделан выбор в пользу «коллективных прав» и «этнической собственности» на землю. В результате в значительной степени неизбежный распад СССР пошел не по правовому пути, а путем политической целесообразности, сопровождаемой радикализацией этничности, конфликтами, ксенофобией, взаимным отчуждением.

17 декабря 2014 | 11:02

От логики «братства» к прагматике в отношениях с Украиной

Если Москва действительно изменит подход и будет более прагматично выстраивать отношения с соседями, то это не только сэкономит российскому бюджету миллиарды долларов, но и заставит страны Восточной Европы, Кавказа и Средней Азии более уважительно относиться к российским интересам.

5 октября 2016 | 22:58

Китай заинтересован в стабильности в Средней Азии

Китай стремительно усиливает своё влияние в Средней Азии. Основные устремления Пекина в регионе относятся, главным образом, к сфере энергетики и безопасности. Россия будет вынуждена считаться с продвижением Поднебесной в сферу своих интересов и договариваться об эффективных формах сотрудничества.

8 июня 2016 | 20:00

Прагматика и ценности в голосовании Бундестага по резолюции о геноциде в Османской империи

Скорее всего, и июньская резолюция германского Бундестага не станет революционным прорывом. Тем не менее, само ее принятие показывает, что спор между прагматической и ценностной линией при формировании внешней политики сохраняет свою актуальность, особенно в контексте политики ЕС, включая и закавказское направление. Можно по-разному к этому относиться, однако понимать данные реалии и уметь с ними работать крайне важно.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова