Павел Дятленко
Повторяющиеся пограничные конфликты Кыргызстана и Таджикистана могут негативно повлиять на развитие евразийской интеграции, так как первая из названных республика только вошла в ЕАЭС, а политическая элита второй рассматривает такую возможность. Наличие напряженности и локальных конфликтов между двумя республиками может негативно повлиять на скорость интеграции Таджикистана в ЕАЭС. В случае перерастания локальных пограничных стычек в крупный конфликт может произойти резкое ухудшение безопасности всей Центральной Азии.
ПРЕМИУМ
18 августа 2015 | 18:57

Пограничные проблемы Кыргызстана и Таджикистана угрожают безопасности региона

1. Негативное влияние на отношения Кыргызстана и Таджикистана оказывают неурегулированные пограничные проблемы, которые в последние несколько лет приводят к частым стычкам.

2. Обе республики заинтересованы в успешном развитии сотрудничества в силу совпадения многих интересов: две страны относятся к малым горным государствам Центральной Азии, сильно зависят от внешних поставок нефти и газа, внешних инвестиций и технологий, но при этом являются обладателями больших гидроэнергетических ресурсов и запасов питьевой воды региона, торговля между собой позволяет компенсировать экономические последствия от сложных отношений с Узбекистаном.

3. Повторяющиеся пограничные конфликты Кыргызстана и Таджикистана могут негативно повлиять на развитие евразийской интеграции, так как первая из названных республика только вошла в ЕАЭС, а политическая элита второй рассматривает такую возможность.

 

Отношения государств Центральной Азии, сформировавшиеся за постсоветский период, нельзя назвать простыми и дружественными, в них много противоречий и взаимных претензий. В качестве примера можно привести Кыргызстан и Таджикистан, которые сочетают взаимовыгодную торговлю с нерешенными пограничными проблемами.

В торгово-экономической области относительно успешно развиваются отношения Таджикистана с Кыргызстаном в сфере автомобильного транспорта, горнорудной промышленности, гидроэнергетики, взаимных поставок товаров народного потребления. Одним из способов решения нехватки электроэнергии в Кыргызстане является ее закупка в Таджикистане.

Согласно официальным статистическим сведениям Республики Таджикистан за 2014 год торговый оборот между Республикой Таджикистан и Кыргызской Республикой составил всего 37,1 млн долл., из них экспорт - 6,9 млн долл., а импорт - 30,1 млн долл.. По официальным данным, за первое полугодие 2015 года, товарооборот между странами увеличился на 25,3%.

Негативное влияние на состояние отношений двух стран и перспективы их развития оказывают неурегулированные пограничные проблемы, которые в последние несколько лет приводят к частым стычкам. Из 976 км общей границы стороны провели делимитацию и демаркацию чуть более 500 км. Отметим, что споры и даже первый конфликт на данной границе из-за воды и земли были еще в позднесоветское время.

3 и 4 августа на границе Кыргызстана и Таджикистана произошел очередной конфликт. Участок, где произошел инцидент, расположен в северо-западной части села Кок-Таш Баткенского района Баткенской области Кыргызстана рядом с селом Сомониен джамоата Чорку Республики Таджикистан. Данный участок расположен на пересечении границ участка Дахма (Кыргызстан) с участком Майский (Таджикистан).

На одном из участков дорога от села Кок-Таш к кладбищу была ограждена в мае-июне 2015 года жителем таджикского села, поскольку примыкала к обрабатываемому им участку площадью 20 соток. Жители села Кок-Таш считают, что дорога, земля и территория кладбища являются территорией Кыргызстана и ограждение является незаконным. Во время указываемых событий поднимался вопрос о снесении ограждения, закрывающего беспрепятственный доступ к кладбищу.

По сообщению ИА «24.kg», эти территории являются одним из конфликтных участков на кыргызско-таджикской границе, где отсутствие четких линий границы, так называемое «шахматное» расположение домов кыргызских и таджикских граждан, тесное переплетение социально-бытовых условий жизни населения, постоянные противоречия относительно доступа к ограниченным природным ресурсам (земля, вода) постепенно приводили к усилению приграничной напряженности.

Затягивание и нерешенность проблем, связанных с неопределенностью границ и совместным пользованием ирригационной системы, порождает трудности в жизни местного населения и вызывает опасения о наличии угроз безопасности жителей с обеих сторон границы. Переговоры между властями двух стран на различных уровнях не дают необходимого долгосрочного эффекта по снятию напряженности в данном сообществе. Это в свою очередь усиливает чувство недоверия местных жителей к органам власти, появляется стремление к самостоятельному решению проблем, путем применения насильственных мер.

Как отмечает ИА «24.kg», за последние два месяца на данном участке кыргызско-таджикской границы были зафиксированы два инцидента аналогичного характера (3 июня и 25 июля). Основным предметом разногласий в предыдущих случаях также стало препятствование со стороны таджикских граждан проезду жителей кыргызского села Кок-Таш на кладбище Каракум для проведения ритуальных похоронных обрядов, либо ограничение подачи поливной воды для жителей таджикского села Сомониен джамоата Чорку.

3 августа около 120 таджикистанцев и 80 кыргызстанцев начали забрасывать друг друга камнями. В результате пострадали 5 граждан Кыргызстана, 7 домов и автомобиль.

4 августа во второй половине дня ситуация резко обострилась. Причиной конфликта называют расположенное на таджикской территории кладбище, куда пытались попасть кыргызстанцы. Как отмечают в Погранслужбе Кыргызской Республики, дорога на место захоронения проходит через село Майское, где проживают таджикские семьи. В знак протеста граждане Кыргызстана перекрыли воду в канале, которая поступает в соседнее таджикистанское село Чорку.

Обе республики заинтересованы в успешном развитии сотрудничества в силу совпадения многих интересов: две страны относятся к малым горным государствам Центральной Азии, сильно зависят от внешних поставок нефти и газа, внешних инвестиций и технологий, но при этом являются обладателями больших гидроэнергетических ресурсов и запасов питьевой воды региона, торговля между собой позволяет компенсировать экономические последствия от сложных отношений с Узбекистаном. Есть перспективные инфраструктурные проекты (в виде шоссейных и железных дорог), которые могут включить обе республики в региональные и международные транспортные коридоры.

В обоих государствах есть крупные общины, связанные своим происхождением с соседней республикой (более 50 тысяч человек): в Кыргызстане (в основном в трех южных областях) проживают таджики, а в Таджикистане – памирские кыргызы, проживающие в основном в труднодоступных районах Восточного Памира, граничащих с Кыргызстаном.   

С течением времени существующая пограничная ситуация может ухудшиться: население обеих республик быстро растет (по состоянию на 2015 год, население Кыргызстана достигло почти 6 миллионов человек, а Таджикистана – примерно 8 миллионов 350 тысяч человек), а количество плодородных земель и источников воды остается прежним; экономика обоих государств находится в тяжелом состоянии; политические элиты обеих стран по целому ряду причин не хотят идти на взаимные уступки ради решения пограничных споров; постепенно уходит советское поколение людей, которому было привито чувство интернационализма и помнящее советский опыт проживания в одной большой стране; молодежь в приграничных районах выросла в период постоянных стычек и плохо знает язык соседнего народа, что в сумме сужает саму возможность и количество взаимных контактов; в приграничных регионах есть внутренние силы, заинтересованные в напряженности.

Повторяющиеся пограничные конфликты Кыргызстана и Таджикистана могут негативно повлиять на развитие евразийской интеграции, так как первая из названных республика только вошла в ЕАЭС, а политическая элита второй рассматривает такую возможность.

Наличие напряженности и локальных конфликтов между двумя республиками может негативно повлиять на скорость интеграции Таджикистана в ЕАЭС. В случае перерастания локальных пограничных стычек в крупный конфликт может произойти резкое ухудшение безопасности всей Центральной Азии.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Безопасность»

31 июля 2015 | 19:19

Дайджест внешней политики США за неделю (24 - 31 июля)

Уже две недели споры по поводу договора по иранской ядерной программе не сходят с передовиц американских газет. На этой неделе интерес к вопросу подогрели выступления троицы - госсекретаря Джона Керри, министра финансов Джейкоба Лью и министра энергетики Эрнеста Моница – на трех заседаниях комитетов обеих палат Конгресса. Каждое из заседаний длилось по несколько часов, и если первые два проходили в комитетах по международным делам, где присутствие министров было обязательно, то на заседание Комитета по вооруженным силам 29 июля все три министра пришли без формального запроса со стороны главы комитета Джона Маккейна. Об этом Маккейн не преминул заявить в самом начале заседания и даже предложил начать заседание, не дожидаясь нежданных гостей.

28 декабря 2016 | 21:57

Финансовый вопрос не является главным мотивом для вступления в ИГИЛ

Уходящий год стал для «Исламского государства» временем потерь. Бывшие террористы теперь стараются без лишнего шума вернуться домой. Их возвращение дает возможность для аналитиков детально изучить проблему мотивов вступления в террористические организации. Результаты исследования показывают, что финансовый вопрос не является главным фактором, толкающим людей под знамена ИГИЛ.

26 апреля 2018 | 09:16

Тереза Мэй и Джеймс Бонд: от Солсбери до Сирии

За последний месяц правительству Терезы Мэй удалось создать нарратив, возвращающий нас к  Яну Флемингу, который внес значительный вклад в психологическое измерение Холодной войны. Освещение СМИ «дела Скрипалей», химическая атака в Сирии и ракетные удары по войскам Асада в ответ на неё – всё это создает видимость значимости Великобритании на международной арене, тогда как продолжающийся развод с ЕС говорит об обратном.

13 мая 2015 | 22:00

Грузия: приближение к НАТО или сближение с США?

11 мая 2015 года в Грузии стартовали совместные американо-грузинские военные учения «Достойный партнер». Они продлятся две недели. Учения в таком формате проводятся на грузинской территории впервые. Они нацелены на проверку боеготовности военнослужащих национальной армии Грузии, которым предстоит участвовать в силах быстрого реагирования Североатлантического альянса. Впрочем, любые учения выходят за рамки специальных военно-технических сюжетов. И нынешние совместные грузино-американские тренинги проходят во вполне определенных международных контекстах.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
18 апреля 2015 | 04:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова