Иван Лошкарёв
В целом, стороны скоро придут к выводу, что краткосрочные цели решить не удалось: Киев не справился с операцией по созданию периметра у донецкого аэропорта, ДНР и ЛНР не смогут использовать поражения украинских войск для ликвидации стратегических плацдармов украинской армии. Как бы сильна не была ненависть воюющих сторон, число потерь отрезвляет.
ПРЕМИУМ
30 января 2015 | 09:57

Первый шаг к перемирию легче сделать ЛНР и ДНР

Возобновление боевых действий в Новороссии как минимум на пяти стратегических направлениях стало неожиданным. При всех недостатках режима прекращения огня, его достоинством было то, что  стороны конфликта начали выстраивать диалог. Однако стороны по разным причинам не придерживались взятых на себя обязательств. Это хрупкое равновесие было нарушено окончательно официальным Киевом, который планировал небольшую операцию в районе Донецкого аэропорта, но столкнулся с непропорционально жесткой реакцией ДНР и ЛНР. Поскольку стороны конфликта по-прежнему добиваются краткосрочных преимуществ, эскалация напряженности постепенно спадет. Но возобновление диалога сторон заметно усложнится. Именно поэтому неминуем пересмотр отдельных положений Минского меморандума, поиск новой философии процесса урегулирования. Но первый шаг к перемирию придется сделать ДНР и ЛНР, поскольку решения украинских властей зависит от чересчур большого числа переменных.    

Существующий формат Минского процесса не устраивает Киев, поскольку накладывает на украинскую сторону основную часть из зафиксированных обязательств. Чтобы оттянуть выполнение Минского протокола, украинская дипломатия сформулировала принцип поступательного исполнения пунктов этого документа. А поскольку первый пункт – это взаимно не соблюдаемое прекращение огня, то к остальным обязательствам нельзя было приступить.

Оттягивая исполнение минских договоренностей, Киев настойчиво искал политической поддержки Запада, надеясь найти более выгодный формат урегулирования. Парадоксально, но этой логикой было продиктовано и возобновление боевых действий.

Плацдарм в донецком аэропорту был для Украины не только мощным пропагандистским символом, но и сохранял возможность для броска на Донецк. К началу января высшее руководство страны пришло к выводу, что этот плацдарм необходимо расширить. Причин для этого выдвигалось несколько. Во-первых, за время перемирия подразделения «народных республик» в ходе «ползучего наступления» заняли около 50 кв. км, что сильно изменило реальную линию соприкосновения боевых частей. Соответственно, к согласованной в Минске линии разделения у Донецка и Луганска было более чем скептическое отношение. Поэтому Киев в качестве компенсации был намерен создать периметр вдоль донецкого аэропорта, что означало выход украинских войск на окраину Донецка.

Во-вторых, украинская проблематика стала терять позиции в иерархии внешнеполитических интересов западных стран, о чем свидетельствуют продолжительные дискуссии в ЕС об антироссийских санкциях. Лучший способ напомнить о конфликте – перевести его в «горячую» фазу. В-третьих, возникла необходимость «встряхнуть» войска, поскольку прифронтовые части из-за бездеятельности стали не только активно участвовать в нелегальной торговле Донбасса с остальными регионами Украины, но и активно растрачивать заработанное на недопустимые виды развлечений (например, попойки). Наконец, украинское руководство не справляется с финансово-экономическими проблемами (дефицит бюджета в 2014 году составил около 17 млрд долл.) и может справиться с очевидным недовольством населения только политическим путем, путем нагнетания социальной истерии. К подобным дорогостоящим отвлекающим маневрам, очевидно, добавилось желание некоторых политиков (например, действующего секретаря Совета безопасности и национальной обороны Александра Турчинова) использовать тему «войны» для повышения личного рейтинга.

Справедливости ради, стоит отметить, что до украинской операции в донецком аэропорту ДНР и ЛНР также  нарушали режим прекращения огня. Во-первых, бойцы ДНР пытались выбить украинские войска из аэропорта практически 6 месяцев с перерывами. В октябре-декабре действовала негласная договоренность, что «донецкие» не штурмуют аэропорт и разрешают ротацию украинских подразделений, а «киевские» - воздерживаются от обстрелов Донецка. К несчастью, договоренность сорвали артиллерийские залпы украинской армии. Во-вторых, ополченцы ЛНР непрерывно, хотя и ненастойчиво атаковали украинские передовые позиции в районе Счастье-Бахмутовка, начиная с декабря предыдущего года. Эти действия были направлены на обеспечение прикрытия Луганска с северо-запада. В целом, подобные активные операции бойцов ЛНР и ДНР на отдельных участках боевых действий являлись нарушением режима прекращения огня и дали Киеву повод усилить истерию внутри страны и за ее пределами. Все же, эти нарушения существовали на локальных направлениях и не влияли на перемирие на других участках фронта, как и аналогичные акции украинских войск.

Операция по созданию периметра в донецком аэропорту началась 9-10 января, но быстро захлебнулась. Реакция ДНР не заставила себя ждать: уже 10 января отдельные бои начались на мариупольском направлении и в районе Горловка-Авдеевка. Более того, усилился натиск подразделений самопровозглашенной республики в донецком аэропорту. Хотя эти события почти никак не касались ЛНР, Луганск также перешел к активной фазе боевых действий. Основные направления ударов луганских подразделений пришлись на Бахмутовку и Станицу Луганскую. В итоге, вместо локальных боевых действий начались столкновения практически по всей линии фронта. Отчасти из-за этого попытка украинского контрнаступления в районе донецкого аэропорта 19-21 января также не удалась.   

С учетом текущих погодных условий и откровенной неготовности сторон к боевым действиям близится возобновление перемирия. Киев не готов к переговорам, потому что не может оправиться от неожиданного поражения. Именно поэтому украинские власти и СМИ активно распространяют информацию, о введенных на территорию Донбасса российских войсках (цифры колеблются между 7 и 9 тысячами человек). Сложилась даже интересная закономерность: сведения о появлении «российского спецназа» часто являются предшественниками сообщений об отступлении украинских военных. В итоге, Киев продолжает перекладывать ответственность на Москву  и пока ненастойчиво ищет возможности для возобновления переговоров.

Основной план украинской дипломатии состоит в том, чтобы использовать формальные обязательства и официальные заявления ЕС и США для того, что сформировать правильную философию грядущих переговоров.

Предложенный Киевом принцип равной ответственности за урегулирование не сработал,  а поступательное выполнение документов заведомо нежизнеспособно. Все это, в совокупности с потерей донецкого аэропорта подталкивает украинские власти к проведению новой линии разграничения, что можно закрепить только в новом документе, на новом этапе Минского процесса.

Другое дело, что у сторон конфликта все меньше оснований доверять друг другу: Киев по приложениям к Минскому меморандуму должен был передать донецкий аэропорт под контроль ополченцев, но вместо этого собирался создать вокруг него оборонительный периметр. Кроме того, в вопросе обмена пленными украинские власти прибегали к ухищрениям, предлагая для обмена случайно схваченных органами правопорядка людей. Аналогично, ДНР должна была отойти с территорий западнее Горловки, чтобы, тем самым, снять угрозу создания котла на дебальцевском направлении.

Поэтому в новом документе Минского процесса необходимы четкий график выполнения обязательств, действенные механизмы мониторинга и, главное, возможность прямого диалога командования украинских войск и ополченцев.

Завершение очередной «горячей» фазы конфликта на Донбассе зависит от трех взаимозависимых переменных: от склонности Запада к компромиссу, от ухудшающегося финансового положения Украины и от военных успехов ополченцев. Слишком очевидные победы ДНР и ЛНР вызовут недовольство ЕС и США, что будет сопровождаться нагнетанием информационной истерии в отношении Москвы и непродуктивной санкционной риторикой. В такой ситуации, Киев будет менее склонен к новому прекращению огня, поскольку будет ожидать, пока западные страны «разрулят» ситуацию сами. Напротив, намерение Вашингтона и Брюсселя сгладить противоречия вызовет бурное негодования украинских властей, которые будут считать, что утрачивают политическую поддержку Запада. В известной мере, поддержка ЕС и США легитимизирует нынешних лидеров Украины, пришедших к власти под лозунгами европеизации и приобщения к западным стандартам жизни. Исходя из инстинкта самосохранения, руководство страны будет добиваться активного вовлечения стран Запада в конфликт на Донбассе при первых же признаках угасания к нему интереса в Брюсселе и Вашингтоне. Но, в целом, определенная доля безразличия Запада заметно усилила бы шансы на переход к устойчивому перемирию. Наконец, выжидательная тактика Украины может не сработать, поскольку экономическая ситуация грозит резко ухудшиться: скажутся «отложенные» эффекты антироссийских санкций, продолжится падение экспортных отраслей промышленности. С учетом значительного внешнего долга, настанет момент, когда Киеву придется сокращать расходы на проведение антитеррористической операции.

Таким образом, в интересах ополченцев ДНР и ЛНР скорректировать линию фронта (прежде всего, в районе Авдеевка-Ясиноватая и в районе Станицы Луганской), но не менять ее радикально. Напротив, попытки замкнуть котел в районе Дебальцево или начать полноценное наступление на Мариуполь сделают ситуацию менее управляемой и предсказуемой. В таких условиях, Киев может пойти на отчаянные и малоэффективные операции, в том числе такие, как прорыв севернее Донецка, что лишь затянет «горячую» фазу. Поэтому приблизить возобновление переговоров может только умеренная и выверенная реакция ЛНР и ДНР на действия украинских войск.

Какие принципы новых переговоров могли бы предложить «народные республики» Донбасса? Во-первых, приоритет социально-экономической проблематики: возобновление постоянного сообщения районов, подконтрольных Украине, с территорией «народных республик», совместное выполнение социальных обязательств, запуск программ по восстановлению инфраструктуры. Во-вторых, поиск формата переговоров «один на один», без номинальных посредников. В-третьих, пересмотр территориальной части приложений к Минскому меморандуму, выпрямление линии фронта.

В целом, стороны скоро придут к выводу, что краткосрочные цели решить не удалось: Киев не справился с операцией по созданию периметра у донецкого аэропорта, ДНР и ЛНР не смогут использовать поражения украинских войск для ликвидации стратегических плацдармов украинской армии. Как бы сильна не была ненависть воюющих сторон, число потерь отрезвляет. Из-за сложной политической конъюнктуры в Киеве, первый шаг к перемирию легче сделать ЛНР и ДНР.  

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

24 апреля 2015 | 17:47

Дайджест внешней политики США за неделю (17-23 апреля)

Начало подготовки американскими военными украинской армии вызвали в очередной раз противоречивую реакцию, как внутри страны, так и за рубежом. С началом председательства США в Арктическом Совете регион рискует стать новой сферой нагнетания противоречий между Вашингтоном и Москвой. И в то время, как переговоры по ТТИП продолжают сталкиваться с непониманием со стороны Демократической партии, определенные подвижки наметились на направлении реализации проекта ТТП.

6 сентября 2014 | 18:39

Результаты саммита НАТО в Уэльсе: альянс возвращается в Европу

Конфликты на Украине, в Сирии и Ираке не только не изменили стратегическую линию развития НАТО, но стали индикаторами устойчивости курса на «возвращение альянса в Европу», наметившегося еще четыре года назад.

11 ноября 2014 | 09:39

Региональные вызовы Туркменистана и его политика нейтралитета

Туркменистан начинает отходить от принципов нейтральной, фактической изоляционистской политики и начинает активнее вести поиск союзников. В этом контексте рассматривают визиты в Ашхабад в 2014 году президентов Узбекистана Ислама Каримова и Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. В ходе обоих визитов немаловажное место в повестке дня занимали вопросы безопасности и проблемы соседнего Афганистана, с которыми приходится сталкиваться региональным игрокам.

14 апреля 2017 | 09:42

Дайджест внешней политики США (7 - 13 апреля)

Решение Трампа об «ограниченном» военном ответе на химатаку в Сирии вызвала всеобщее одобрение в США. Визиту Тиллерсона в Москву позволил дипломатам добиться ряда договоренностей. За американо-китайским саммитом, на котором Трамп пытался увязать торговые вопросы с решением северокорейской ядерной проблемы, а Си Цзиньпин – избежать резкого изменения статус-кво, последовала эскалация вокруг Корейского полуострова.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
11 августа 2015 | 13:04
18 апреля 2015 | 04:00
20 февраля 2015 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
16 марта 2014 | 22:32
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова