Константин Пахалюк
Усиление внешнего давления и создание новых ограничений для законных интересов Приднестровья и прав его граждан может стать тем катализатором, который и даст основания для референдарных решений.
ПРЕМИУМ
22 марта 2014 | 14:30

Перспективы крымского сценария в Приднестровье

В Приднестровье внимательно следили за тем, как развивалась ситуация в Крыму. Решительные действия Российской Федерации были встречены в Приднестровье с воодушевлением. В общественном мнении приднестровцев, которые в состоянии формировать собственную точку зрения не только в силу традиционного доверия российским СМИ, но и благодаря многочисленным личным контактам, шаги России были расценены как свидетельство реального возрождения способности российского государства к действенной защите своих интересов и соотечественников.

Реакция на общекрымский референдум в Приднестровье была в целом спокойной, во многом вследствие того, что политико-правовые традиции и основы приднестровской государственности строятся прежде всего на референдарном способе определения воли народа. Для приднестровцев проведение референдума является нормальным способом решения наиболее принципиальных вопросов внешне- и внутриполитического характера. На референдумах была провозглашена независимость Приднестровья в начале 1990-х. На референдуме этот курс был подтвержден в 2006 году.

В нынешней ситуации вполне логичным стал вопрос о том, как приднестровскому народу, сделавшему выбор в пользу развития вместе с Россией, вновь заявить о своей воле. На этот раз мнения о целесообразности нового референдума как способе подтверждения народного выбора разделились.

Оппоненты нового референдума выстраивают свою аргументацию преимущественно исходя из двух основных предпосылок. Первая – то, что в ходе референдума 2006 года порядка 97% участвовавших в голосовании высказались за независимость с последующим свободным присоединением к Российской Федерации. Поэтому проведенных ранее референдумов, включая 2006 год, достаточно для принятия Россией столь ожидаемых в Приднестровье решений. Вторая – принятие Верховным Советом Приднестровья в первом чтении поправок к Конституции, предусматривающих возможность прямого применения российского законодательства на территории Приднестровья, что создает требуемые правовые предпосылки для присоединения Приднестровья к России.

Вместе с тем, для того, чтобы решить вопрос о целесообразности нового референдума в Приднестровье, необходимо ответить на главный вопрос: о чем будет референдум? Если это будет очередной консультативный референдум о подтверждении ранее выбранного курса, то целесообразность такого плебисцита, действительно, сомнительна. Референдумов такого рода проведено достаточно, и вряд ли еще один в чем-то убедит или переубедит международное сообщество.

Если же речь идет о референдуме на предмет присоединения к Российской Федерации в качестве субъекта, то тут ситуация будет качественно иной.

Во-первых, так конкретно вопрос на приднестровских внешнеполитических референдумах никогда не ставился. Приднестровье традиционно выступало за независимость, такая же норма содержится в Конституции ПМР. Соответственно, референдум по вопросу о присоединении стал бы не консультативным, а конституционным, т.е. изменяющим положение о Приднестровской Молдавской Республике как о суверенном и независимом государстве. 

Кроме того, необходимость проведения референдума о присоединении к России прямо предусмотрена итогами референдума 2006 года, согласно которым такое присоединение является «последующим» и «свободным». «Свобода» волеизъявления, как представляется, как раз и предполагает установление воли приднестровского народа в ходе референдума.

Во-вторых, распространение российского законодательства на приднестровскую территорию не представляется достаточной правовой предпосылкой для тех или иных действий. Соответствующий законодательный процесс буксует из-за того, что данная проблема может быть решена только путем пакетных законодательных изменений, а проработанных инициатив нет ни у исполнительной, ни у законодательной власти. Следует учитывать и то, что, к примеру, в соответствии с Договором между Российской Федерацией и Республикой Крым о принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образовании в составе Российской Федерации новых субъектов (статья 9) законодательные и иные акты Российской Федерации начинают действовать на территории Республики Крым и города Севастополя со дня их принятия в Российскую Федерацию, т.е. с 18 марта, а не до этой даты. 

В-третьих, по сравнению с 2006 годом ситуация значительно изменилась. За прошедший период времени российское руководство приняло целый ряд решений, которые изменили картину современного мироустройства. Речь идет не только о крымском прецеденте, но и о признании Республики Абхазия и Республики Южная Осетия и о других событиях, которые создали новую международную политическую и правовую реальность. 

Таким образом, есть достаточно оснований полагать, что новый референдум в Приднестровье вполне может состояться, а если на повестке будет вопрос о присоединении к России в качестве субъекта, то проведение референдума будет обязательным. 

Вместе с тем, Приднестровье не может использовать такой весомый международно-правовой аргумент, как всенародный референдум, только в качестве очередного информационного повода напомнить о себе. В нынешней ситуации проведение референдума будет оправданным, если его итоги станут прямым руководством к действию со стороны всех заинтересованных сторон; в противном случае плебисцит не достигнет своей цели и станет лишь опросом общественного мнения.

Кроме того, референдумы в Приднестровье проводились, как правило, в условиях нарастания серьезных внешнеполитических вызовов – давления, блокад и т.п. Усиление внешнего давления и создание новых ограничений для законных интересов Приднестровья и прав его граждан вполне может стать тем катализатором, который и даст основания для более четких референдарных решений.

Автор - Министр иностранных дел ПМР в 2008-2012 годах, независимый эксперт.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

29 марта 2014 | 13:16

Турецкие интересы в Сирии и стабильность режима Эрдогана

Наблюдая падение режимов в странах «арабской весны», турецкая правящая элита пришла к выводу о предрешенности судьбы режима Б. Асада в Сирии. Поэтому Анкара приняла решение пожертвовать сложившимися с Дамаском связями и сделать ставку на оппозиционные силы.

22 августа 2016 | 16:24

Что значат база ВКС в Иране, антирейтинг Трампа и волнения в Венесуэле

Три сюжета прошлой недели: появление ВКС России в Иране, очередной этап предвыборной гонки в США и политическая нестабильность в Венесуэле - как эти события повлияли на международные отношения? Разбираемся вместе с нашими экспертами.

25 мая 2015 | 22:00

Приднестровье - постсоветский Западный Берлин?

Депутаты высшего законодательного органа власти Украины проголосовали за отмену целого пакета документов, регламентирующих вопросы материально-технического снабжения Оперативной группы российских войск (ОГРВ) и миротворцев. В Кишиневе силы ОГРВ видятся, как нежелательное иностранное присутствие, сдерживающее «европейский выбор» Молдавии и поощряющее сепаратистские устремления жителей на левом берегу Днестра.

3 августа 2015 | 09:20

Центробежные процессы на Украине не приведут к распаду страны

Противоречия между основными политическими силами на Украине возрастают. Некоторые силы в поисках новых союзников обратили внимание на местные элиты, что повышает их роль в политическом процессе. Подобная неформальная децентрализация, основанная на сиюминутных договоренностях Киева и местных элит, не ведет к распаду, но снижает управляемость страны.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Этот материал является частью нескольких досье
Досье
9 декабря 2014 | 08:00
11 сентября 2014 | 21:25
18 апреля 2015 | 04:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова