Ольга Ребро
Саммит АТЭС, прошедший в Пекине 10-11 ноября, собрал глав 21 государства, в том числе троих наиболее влиятельных людей планеты по версии «Форбс» — Владимира Путина, Барака Обаму и Си Цзиньпина. Одной из ключевых тем саммита была судьба американо-китайских отношений. Обама намеревался напомнить коллегам об «азиатском повороте», заявленном в качестве приоритетной цели внешней политики США в 2012 году.
ПРЕМИУМ
17 ноября 2014 | 09:00

Партнеры или соперники?

Итоги переговоров Барака Обамы и Си Цзиньпина на саммите АТЭС в оценках американских аналитиков

Текст подготовлен в сотрудничестве с Lenta.ru

На саммите АТЭС США и КНР заключили историческое соглашение о сокращении выбросов парниковых газов, а также подписали договор, касающийся вопросов доверия и безопасности. Лидеры двух стран старались подчеркнуть, что Пекин и Вашингтон могут успешно взаимодействовать и по другим направлениям, а все разговоры о нарастающей конкуренции первой и второй экономик мира сильно преувеличены.

По мнению ряда экспертов, это особенно важно, поскольку оставшиеся два года своего президентства Обама, скорее всего, посвятит внешней политике, особое место в которой занимает Китай.

Саммит АТЭС, прошедший в Пекине 10-11 ноября, собрал глав 21 государства, в том числе троих наиболее влиятельных людей планеты по версии «Форбс» — Владимира Путина, Барака Обаму и Си Цзиньпина. Одной из ключевых тем саммита была судьба американо-китайских отношений. Президент США приехал в Пекин сразу после сокрушительного поражения его партии на промежуточных выборах в Конгресс. Обама намеревался напомнить коллегам об «азиатском повороте», заявленном в качестве приоритетной цели внешней политики США в 2012 году.

На саммите Обама рассчитывал добиться прогресса в вопросе создания Транстихоокеанского торгового партнерства, включающего 12 государств региона, но не Китай. Хотя эта инициатива призвана ограничить экономические позиции КНР на Тихом океане, Вашингтон одновременно надеется сохранить взаимопонимание с Пекином.

В понедельник, 10 ноября, встретились лидеры стран-участниц Транстихоокеанского партнерства. Несмотря на позитивный тон финального коммюнике, прорывов не состоялось. Основное препятствие на пути к соглашению — позиция Японии, критически настроенной к перспективе отмены таможенных тарифов на сельскохозяйственную продукцию.

Встреча по формированию Азиатско-Тихоокеанской зоны свободной торговли — проекта, продвигаемого Пекином в рамках АТЭС, — прошла более плодотворно. Первые лица государств договорились о программе сотрудничества на ближайшие два года. Это было охарактеризовано китайским лидером как исторический прорыв. Си Цзиньпин, однако, подчеркнул, что не видит проблемы в американской инициативе:

«Я не рассматриваю какие-либо региональные соглашения о свободной торговле как направленные против Китая. Китай придерживается принципа открытого регионализма. И мы убеждены, что различные региональные инициативы и механизмы сотрудничества должны оказывать благоприятное воздействие друг на друга, что и наблюдаем сегодня».

Эта оценка, тем не менее, противоречит практическим действиям Пекина, объявившего в преддверии саммита о реализации крупного инфраструктурного проекта в Центральной Азии — так называемого «нового шелкового пути». Данный шаг, по мнению эксперта Центра стратегических и международных исследований Бонни Глазер, «является сигналом для США о том, что Китай хочет быть центром экономической жизни региона».

Впрочем, Соединенные Штаты и КНР сделали все возможное, чтобы показать скептически настроенным аналитикам способность двух стран находить общий язык.

Для этого, правда, США пришлось на время забыть о проблемах, связанных с кибершпионажем и территориальными спорами Пекина с американскими союзниками — Японией и Филиппинами. Обама также был вынужден подчеркнуть, что считает происходящее в Гонконге исключительно внутренним делом Китая. Си Цзиньпин, в свою очередь, сделал уступку по вопросу о правах человека. На совместной пресс-конференции он отметил:

«Что касается защиты прав человека, мы никогда не сочтем нашу работу в этом направлении завершенной. Эта работа ведется постоянно, и нам есть к чему стремиться. Китай готов к диалогу с Соединенными Штатами по вопросам защиты прав человека на основе равенства и уважения друг к другу, что позволит нам конструктивно подходить к преодолению противоречий, углублять взаимопонимание и учиться друг у друга».

В итоге две страны приняли целый ряд документов по широкому спектру вопросов. Экологи с радостью восприняли новость о заключении двустороннего соглашения по сдерживанию эмиссии парниковых газов. США пообещали сократить к 2015 году выбросы углеводорода на 26-28 процентов от уровня 2005 года. Китай взял обязательство сдержать рост CO2 таким образом, чтобы пик эмиссии произошел не позднее 2030 года, а доля неископаемого топлива в ТЭК увеличилась к этому времени до 20 процентов.

Для Китая это весьма амбициозная цель: проблема загрязнения окружающей среды в стране достигает масштабов национального бедствия. Чтобы обеспечить голубое небо над головами мировых лидеров, в Пекине на два дня остановили все заводы и ограничили движение транспорта

Белый Дом может столкнуться с проблемой другого свойства — ему необходимо добиться одобрения договора с КНР в Конгрессе. О том, что это задача не из легких, свидетельствуют слова лидера республиканского большинства в Сенате Митча Макконнелла:

«Наша экономика не выдержит развязанную президентом идеологическую "войну с углем", усиливающую давление на средний класс и бедствующих шахтеров. Этот нереалистичный план, повышающий стоимость коммунальных услуг и сокращающий количество рабочих мест, президент хочет взвалить на своего преемника».

В соответствии с достигнутыми договоренностями срок действия американской визы для китайских студентов увеличивается до пяти лет, а для китайских туристов и бизнесменов — до 10. В ответ Китай дал согласие на отмену торговых пошлин на ряд электронных товаров — медицинского оборудования, консолей для видеоигр, программного обеспечения и полупроводников нового поколения — в рамках соглашения по информационным технологиям, заключенного еще в 1997 году. Прежняя несговорчивость Китая по этому вопросу объяснялась стремлением ускорить создание собственной полупроводниковой промышленности.

Наконец, в сфере безопасности и доверия США и КНР договорились о взаимном предупреждении о проведении крупных маневров, а также о правилах поведения при встрече американских и китайских военных на суше или на море.

Китай долгое время сопротивлялся подписанию подобного документа, так как это подразумевало признание определенного противостояния в двухсторонних отношениях. Тем не менее в последний год обе страны убедились в необходимости договоренностей такого рода, поскольку разница в интерпретации международного права по этим вопросам чревата опасными ситуациями, способными подорвать межгосударственные отношения в целом. Заместитель советника по национальной безопасности США Бен Родс в этой связи отметил:

«Крайне важно исключить вероятность неотвратимой эскалации и не допустить того, чтобы случайное стечение обстоятельств привело нас на грань вооруженного конфликта».

Как бы то ни было, западные эксперты с настороженностью воспринимают произошедшее в Пекине потепление американо-китайских отношений. Эксперт Международного научного центра Вудро Вильсона Ванг Женг отмечает:

«За последние шесть лет американо-китайский диалог утратил стабильность, усилились взаимная подозрительность и недоверие на стратегическом уровне. И сейчас растет озабоченность, что это взаимное недоверие может перерасти в стратегические просчеты с обеих сторон».

В такой ситуации, по мнению Майкла Грина из Центра стратегических и международных исследований, президенту США необходимо создавать условия для развития отношений во взаимовыгодном русле.

В Госдепартаменте США также понимают, что какие бы противоречия между двумя странами ни возникали, США и Китай обречены на сотрудничество. Накануне саммита госсекретарь Джон Керри отметил:

«Американо-китайские отношения сегодня имеют самое важное значение для мирового развития — и точка. Именно они определят, каким будет мир в XXI веке. Значит, мы просто обязаны сделать то, что от нас требуется».

По мнению директора Института Киссинджера по американо-китайским отношениям Роберта Дейли, встреча двух лидеров продемонстрировала как раз такой вариант взаимовыгодного сотрудничества.

«После поражения демократов на промежуточных выборах успехи Барака Обама в Пекине могут послужить отправной точкой для большей концентрации на внешней политике в оставшиеся два года, если таков его план. Его часто критиковали за отсутствие стратегии в отношении усиливающегося Китая. Сейчас у его команды есть шанс это исправить».

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

25 апреля 2015 | 12:00

«Мы живем в период стратегической неопределенности»

Мы живем в период стратегической неопределенности. Созданная после Второй мировой войны система, в которой США были и экономическим мотором, и международным арбитром, постепенно отходит в небытие.

21 ноября 2014 | 07:57

Перспективы компромисса по ядерной программе Ирана в оценках экспертов США

Несмотря на уступки с обеих сторон, заключение финального соглашения остается под вопросом. Отправляясь в Вену, один из членов американской делегации (госдепартамент старательно скрывает имена и детали переговоров, поскольку это может навредить хрупкому переговорному процессу), подчеркнул, что все самые ответственные решения будут приняты в последнюю минуту.

11 июля 2015 | 11:11

Новые альтернативы мировому порядку

БРИКС пытаются позиционировать чуть ли не как новый орган мирового управления, который заменит «Большую Семерку». Апологеты этой теории оперируют с цифрами, указывая, что страны-члены БРИКС все вместе занимают значительную часть территории Земного шара, и их населяет чуть ли не половина человечества. БРИКС как и G7 является глобальным форумом, однако он не замещает «семерку», а всего лишь представляет из себя ее альтернативу, столь назревшую на сегодняшний день.

9 апреля 2014 | 14:25

Санкции против Белоруссии привели к тому, чего пытался избежать Запад

Беларусь с 1998 года была полигоном, на котором страны Запада отрабатывали введение санкций. Однако результативность этих мер всегда была низкой. Санкции не являются эффективным инструментом давления на президента и государственный режим Беларуси. 

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Этот материал является частью нескольких досье
Досье
23 января 2015 | 18:00
20 января 2015 | 15:00
28 декабря 2014 | 00:33
26 декабря 2014 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
17 декабря 2014 | 20:00
12 декабря 2014 | 14:00
17 ноября 2014 | 09:00
26 декабря 2014 | 09:00
17 ноября 2014 | 09:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова