Татьяна Тюкаева
Вероятным сценарием развития событий в Ираке остается сохранение статуса-кво - победа правящей партии на выборах и продолжение политики сдерживания сепаратизма в сотрудничестве с США, Россией и шиитским Ираном.
ПРЕМИУМ
29 марта 2014 | 01:50

Парламентские выборы в Ираке и интересы России

Внутриполитическая обстановка в Ираке продолжает накаляться на фоне разногласий между основными политическими силами в парламенте. В стране происходят вооруженные столкновения между иракской армией и исламистскими террористическими группировками в западных провинциях. Обостряется этно-конфессиональная рознь между суннитами, шиитами и курдами. 

На фоне этой сложной, но уже привычной для Ирака внутриполитической ситуации идет подготовка к очередным выборам – на этот раз парламентским. Выборы важны и для российско-иракских отношений, которые успешно развивались до сих пор в энергетической и военно-технической сфере. Преимущество российских компаний заключается в готовности – в отличие от многих западных партнеров – работать в сложных условиях внутриполитической дестабилизации в Ираке. Однако нарастающие тенденции децентрализации и влияние на политическую ситуацию в Ираке внешних сил - прежде всего Турции и Саудовской Аравии - вызывают опасения касательно перспектив реализации российских интересов.

Парламентские выборы намечены на 30 апреля 2014 года. Главным претендентом на победу считают нынешнего премьер-министра шиита Нури аль-Малики и его коалицию “Государство Закона”, одержавшую победу в большинстве провинций на прошлогодних местных выборах в стране. На фоне критики в адрес главы правительства со стороны политических оппонентов, а также союзников по коалиции, которые обвиняют аль-Малики в узурпации власти, «шиитизации» государственных структур и неспособности обеспечить безопасность, иракский премьер решил в очередной раз заручиться поддержкой США. В последние годы Ирак активизировал сотрудничество с США в области борьбы с терроризмом. В этой сфере Багдад активно сотрудничает с Москвой.

Основным оппонентом аль-Малики является Айяд Алауи, светский шиит, поддержанный в свое время Вашингтоном в качестве премьер-министра переходного правительства 2004-2005 годов. Алауи - лидер политической коалиции “Аль-Иракия”, которая на парламентских выборах в 2010 году одержала победу с минимальным преимуществом над “Государством Закона”, но не смогла сформировать правительство. Критикуя нынешнего премьера за подавление политических прав суннитов, Алауи, тем не менее, выступает за борьбу с террористическими исламистскими группировками в провинции Анбар. Характерно, что и он не сторонится контактов с Москвой в военно-технической сфере и в рамках борьбы с терроризмом. Что отличает его от аль-Малики, так это связи с саудовским руководством, которое видит в Алауи альтернативу нынешнему премьеру, с которым у саудитов сложились взаимно неприязненные отношения. Очевидно, что лидер “Аль-Иракии” будет поддержан Эр-Риядом на предстоящих выборах.

Важной в связи с текущей ситуацией в Ираке является проблема децентрализации, связанной с ростом внешнеполитической и экономической самостоятельностью иракской Курдской автономии. Заявляют о намерении создать свою автономию ряд суннитских регионов, а президент Курдистана Масуд Барзани предложил план иракской конфедерации. Между тем, очевидно, что дальнейшая децентрализация власти в стране приведет к вмешательству внешних сил во внутриполитические вопросы и приведет к распаду Ирака. Наиболее активно политику вмешательства проводит Турция – через некоторые суннитские политические силы, а также Саудовская Аравия, поддерживающая ряд суннитских и шиитских лидеров и исламистские радикальные группировки (среди которых Исламское государство Ирак – ИГИ, аффилированное с Аль-Каидой).

Борьба с сепаратизмом ведется аль-Малики посредством «шиитизации» государственной структуры власти. Это подвергает премьера жесткой критике со стороны политических оппонентов, в первую очередь – Алауи. Последний является  противником создания в Ираке конфедерации и предлагает решать проблему путем прекращения политической дискриминации суннитов. На деле такой подход, особенно с учетом «дружбы» Алауи с Саудовской Аравией, может привести к увеличению самостоятельности суннитских провинций, ослаблению потенциала борьбы федеральных властей с исламистами ИГИ и фактической децентрализации. Нужно также учитывать потребность Эр-Рияда удерживать исламистов-радикалов дальше от своей территории, ввиду того, что некоторые из них направляются в соседний Йемен, где уже напрямую угрожают безопасности Королевства.

Децентрализация власти в Ираке, как и массовый приток саудовских инвестиций в страну в случае победы Алауи на выборах, не отвечают российским интересам. С усилением самостоятельности отдельных провинций Ирака в них увеличится влияние внешних игроков – Саудовской Аравии и Турции, что может потеснить позиции российских компаний на иракском рынке. Выходом из такой ситуации станет установление контактов на региональном уровне, как это происходит, например, в иракском Курдистане.

Между тем, наиболее вероятным сценарием развития событий в Ираке остается сохранение статуса-кво - победа аль-Малики на выборах и продолжение политики по сдерживанию сепаратизма в сотрудничестве с США, Россией и шиитским Ираном. Есть вероятность переноса выборов на более поздний срок в связи со сложной ситуацией в стране, согласие о чем фактически существует между основными оппонентами – аль-Малики и Алауи.

Сложившаяся ситуация устраивает главные внешние силы, принимающие участие в развитии внутриполитической обстановки в Ираке. Дестабилизированный и серьезно ослабленный Ирак не станет противодействовать американским интересам в регионе. Вмешательство в иракскую ситуацию Саудовской Аравии позволяют Эр-Рияду предотвратить создание в Ираке сильной опоры для Ирана, главного противника Саудовской Аравии в регионе. Сохранение у власти аль-Малики очевидно отвечает и интересам Москвы.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «»

14 апреля 2017 | 09:42

Дайджест внешней политики США (7 - 13 апреля)

Решение Трампа об «ограниченном» военном ответе на химатаку в Сирии вызвала всеобщее одобрение в США. Визиту Тиллерсона в Москву позволил дипломатам добиться ряда договоренностей. За американо-китайским саммитом, на котором Трамп пытался увязать торговые вопросы с решением северокорейской ядерной проблемы, а Си Цзиньпин – избежать резкого изменения статус-кво, последовала эскалация вокруг Корейского полуострова.

12 января 2016 | 07:06

Обзор новой Стратегии национальной безопасности России

Уже в среднесрочной перспективе конфликт может быть разрешен одним из двух вариантов - либо Россия перенапряжется и под грузом санкций согласится вернуться на свое предыдущее место, либо Запад признает ее новую роль. И второй вариант видится куда более вероятным, особенно если Москва продемонстрирует, что в своей новой ипостаси она будет проводить конструктивную политику.

15 мая 2018 | 23:37

Дайджест внешней политики Германии 8-15 мая

Для еще недостаточно искушенного в дипломатических тонкостях Мааса поездка в Москву стала первым по-настоящему серьезным испытанием. Впервые ему пришлось выйти за зону комфорта – переговоры пришлось вести не с ближайшими союзниками, а со сложным и неуступчивым партнером. Значительно осложнили задачу антироссийские высказывания Мааса накануне визита. В меру своих сил министр стремился сохранять конструктивный подход во время поездки.

5 сентября 2016 | 11:25

Интервью Андрея Сушенцова газете «ZNAK»

2 сентября руководитель аналитического агентства "Внешняя политика" Андрей Сушенцов дал большое интервью интернет-газете «ZNAK», приуроченное к саммиту "Большой двадцатки" в китайском Ханчжоу. В ходе интервью обсуждались ситуация на Украине, позиция ЕС по Минским соглашениям и санкциям в отношении РФ, перспективы сотрудничества России и США в Сирии и политика Китая в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
20 февраля 2015 | 15:00
23 декабря 2014 | 09:00
17 марта 2014 | 19:00
23 января 2015 | 18:00
17 декабря 2014 | 20:00
15 декабря 2014 | 10:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова