Андрей Сушенцов
Ситуацию в российско-американских отношениях можно охарактеризовать как наиболее запутанную за всё время после окончания «холодной войны». С одной стороны, страны разделяют глубокие противоречия по огромному числу вопросов. С другой стороны, на уровне первых лиц есть готовность вести конструктивный диалог с тем, чтобы попытаться выбраться из глубокой ямы, в которой эти отношения находятся.
ПРЕМИУМ
15 ноября 2017 | 20:58

Парадоксы и противоречия российско-американских отношений

Ситуацию в российско-американских отношениях можно охарактеризовать как наиболее запутанную за всё время после окончания «холодной войны». С одной стороны, страны разделяют глубокие противоречия по кризисам на Украине и в Сирии, по вопросам одностороннего применения силы Соединёнными Штатами, ограничения вооружений и размещения систем ПРО в Европе. С другой стороны, на уровне первых лиц есть готовность вести конструктивный диалог с тем, чтобы попытаться выбраться из глубокой ямы, в которой эти отношения находятся.

В этом смысле довольно показательным был ответ президента Путина на вопрос о фигуре Дональда Трампа и о его непредсказуемости, который обсуждался в ходе заседания клуба «Валдай» в Сочи. На этот вопрос Путин ответил, что проблема не в якобы непредсказуемом Трампе, а в политической системе, которая его окружает и которая препятствует ему вести конструктивную линию в отношениях с Россией. Иными словами, Трамп фактически парализован тем внутриполитическим кризисом, который сейчас протекает в США. Несмотря на намерение первых лиц вести диалог и добиваться решений, президент связан по рукам и ногам с точки зрения инициативы в отношениях с Россией. Любые достижения, которые могут быть осуществлены – по крайней мере, на этом этапе его правления – скорее всего, будут легко обратимы и не дадут конструктивных долгосрочных последствий для двусторонних отношений.

Ещё одной особенностью является то, что в США сейчас имеет место особенно острый период антироссийской фобии и паранойи, связанной со скандалом вокруг мнимого российского вмешательства в президентские выборы 2016 года. Известно, что этот аргумент предъявляют в первую очередь сторонники проигравшей стороны, лагерь Клинтон. Уже через 24 часа после поражения Клинтон её штаб выдвинул в качестве ключевого аргумента идею о том, что именно сговор с Россией принёс Трампу эту победу. Сейчас дело приняло совершенно невиданные масштабы, а медийная истерия и общественные фобии создают не просто сложную ситуацию для нормальных контактов, а ситуацию, которая прямо препятствует диалогу.

Как было видно по освещению американскими СМИ встречи Путина и Трампа в ходе саммита АТЭС во Вьетнаме, любой контакт, любой разговор, даже обмен простейшими репликами воспринимается в США практически как предательство национальных интересов. Со временем, вероятно, этот скандал пойдёт на убыль: до сих пор, спустя девять месяцев после начала его активной фазы, не предъявлено никаких реальных доказательств сговора между какими-то официальными лицами России и кампанией Трампа или доказательств хакерской атаки, которая якобы была поддержана российским правительством.

Всё это делает ситуацию не просто сложной, а глубоко запутанной, далеко не однозначной. В ней много наносного, фейкового, надуманного и недостоверного, и многим кажется, что такая иллюзорность ситуации – это, во-первых, её главная характеризующая черта и, во-вторых, новая константа российско-американских отношений.

Наряду с этой неопределённостью, неясностью, запутанностью, есть ряд объективных тенденций, которые делают российско-американские отношения по-серьёзному сложными и составляют фундамент того, что можно назвать такими непреодолимыми противоречиями. Это, в первую очередь, касается программы перевооружения, которую США сейчас активно обсуждают и, вероятно, будут осуществлять в ближайшие годы: речь идёт, в частности, о модернизации стратегических ядерных вооружений. В худшем из сценариев это будет новая гонка вооружений между Россией и США, к которой, вероятно, подключится также Китай. На этом фоне происходит коллапс режима ограничения стратегических вооружений. В США предметно обсуждается выход из Договора РСМД – и в бюджете Пентагона на будущий год прямо упомянуто о том, что в течение 18 месяцев американское правительство должно из него выйти. У этого шага могут быть очень долгосрочные последствия, которые повлияют не только на российско-американские отношения, но и могут дать волну довооружений и перевооружений других влиятельных стран, стремящихся обладать наиболее современным и совершенным оружием.

Вместе с тем, итогом саммита АТЭС и коротких встреч двух президентов стало то, что они согласовали совместное заявление о действиях в Сирии, в котором было подчёркнуто обоюдное намерение вести борьбу с ДАИШ до окончательного разгрома этой группировки, были намечены следующие шаги по восстановлению Сирии и по тому, как может складываться сотрудничество между двумя державами в этой сфере. Да, это является реальным достижением, дипломатической и политической констатацией того, что было проделано дипломатами и военными двух стран за последние несколько лет. Но всё же, этот шаг ничтожно мал на фоне того, какие вопросы стоят на повестке дня российско-американских отношений.

Есть надежда на то, что появление в Вашингтоне и Москве новых послов двух стран – Джона Хантсмана и Анатолия Антонова­, появление в Госдепартаменте новой фигуры, которая будет заниматься Восточной Европой и Россией, появление специального представителя США, который будет заниматься украинским кризисом, придаст некую конструктивную динамику фактически застывшим российско-американским отношениям. Но, если делать прогнозы по поводу быстрых результатов, они, скорее всего, будут негативными. Мы вряд ли увидим прорывы, сигналы о том, что эти отношения устойчиво возвращаются к своей условной норме. В какой-то мере все мы будем заложниками внутриполитической ситуации в США, которая будет оставаться сложной как минимум до ноября следующего года, когда пройдут промежуточные выборы в Конгресс. Такое положение вещей может продлиться и после ноября, поскольку в том случае, если демократы вернут себе контроль над обеими палатами Конгресса, существует возможность попытки импичмента президента, которая ещё больше осложнит ситуацию в российско-американских отношениях.

Впервые опубликовано на ru.valdaiclub.com

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

16 октября 2014 | 07:56

Белый дом снижает порог ожиданий в борьбе с ИГ на Ближнем Востоке

Америка не может уйти от ответственности за регион, поскольку Вашингтон был основной движущей силой большинства процессов, в особенности, эскалации шиитско-суннитского конфликта. Кроме того, заинтересованность крупнейших американских лобби в регионе – израильского, нефтяного и оружейного – не снизилась.

22 августа 2014 | 00:56

Американские эксперты в поисках меры допустимого давления на Россию

Споры в экспертном сообществе США ведутся в отношении допустимой степени давления на Москву. Тем не менее, никто не подвергает сомнению ряд утверждений, положенных в основу санкционной политики в отношении России.

3 апреля 2014 | 15:38

Пружины внутренней политики Южной Осетии

Коллегия Счетной палаты впервые с начала финансирования Россией программы восстановления социально-экономической инфраструктуры Южной Осетии констатировала отсутствие фактов нецелевого расходования средств в 2013 году.

24 марта 2014 | 16:32

Неформальный трек американо-иранской разрядки

Малое внимание было уделено неофициальной стороне переговоров между Ираном и США в Женеве – подводным течениям, которые могут сделать заключение окончательного соглашения возможным. За формальными заявлениями официальных лиц стоят реальные человеческие истории.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Этот материал является частью нескольких досье
Досье
23 января 2015 | 18:00
20 января 2015 | 15:00
28 декабря 2014 | 00:33
26 декабря 2014 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
17 декабря 2014 | 20:00
12 декабря 2014 | 14:00
17 ноября 2014 | 09:00
20 февраля 2015 | 15:00
23 декабря 2014 | 09:00
17 марта 2014 | 19:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова