Андрей Сушенцов
Ситуацию в российско-американских отношениях можно охарактеризовать как наиболее запутанную за всё время после окончания «холодной войны». С одной стороны, страны разделяют глубокие противоречия по огромному числу вопросов. С другой стороны, на уровне первых лиц есть готовность вести конструктивный диалог с тем, чтобы попытаться выбраться из глубокой ямы, в которой эти отношения находятся.
ПРЕМИУМ
15 ноября 2017 | 20:58

Парадоксы и противоречия российско-американских отношений

Ситуацию в российско-американских отношениях можно охарактеризовать как наиболее запутанную за всё время после окончания «холодной войны». С одной стороны, страны разделяют глубокие противоречия по кризисам на Украине и в Сирии, по вопросам одностороннего применения силы Соединёнными Штатами, ограничения вооружений и размещения систем ПРО в Европе. С другой стороны, на уровне первых лиц есть готовность вести конструктивный диалог с тем, чтобы попытаться выбраться из глубокой ямы, в которой эти отношения находятся.

В этом смысле довольно показательным был ответ президента Путина на вопрос о фигуре Дональда Трампа и о его непредсказуемости, который обсуждался в ходе заседания клуба «Валдай» в Сочи. На этот вопрос Путин ответил, что проблема не в якобы непредсказуемом Трампе, а в политической системе, которая его окружает и которая препятствует ему вести конструктивную линию в отношениях с Россией. Иными словами, Трамп фактически парализован тем внутриполитическим кризисом, который сейчас протекает в США. Несмотря на намерение первых лиц вести диалог и добиваться решений, президент связан по рукам и ногам с точки зрения инициативы в отношениях с Россией. Любые достижения, которые могут быть осуществлены – по крайней мере, на этом этапе его правления – скорее всего, будут легко обратимы и не дадут конструктивных долгосрочных последствий для двусторонних отношений.

Ещё одной особенностью является то, что в США сейчас имеет место особенно острый период антироссийской фобии и паранойи, связанной со скандалом вокруг мнимого российского вмешательства в президентские выборы 2016 года. Известно, что этот аргумент предъявляют в первую очередь сторонники проигравшей стороны, лагерь Клинтон. Уже через 24 часа после поражения Клинтон её штаб выдвинул в качестве ключевого аргумента идею о том, что именно сговор с Россией принёс Трампу эту победу. Сейчас дело приняло совершенно невиданные масштабы, а медийная истерия и общественные фобии создают не просто сложную ситуацию для нормальных контактов, а ситуацию, которая прямо препятствует диалогу.

Как было видно по освещению американскими СМИ встречи Путина и Трампа в ходе саммита АТЭС во Вьетнаме, любой контакт, любой разговор, даже обмен простейшими репликами воспринимается в США практически как предательство национальных интересов. Со временем, вероятно, этот скандал пойдёт на убыль: до сих пор, спустя девять месяцев после начала его активной фазы, не предъявлено никаких реальных доказательств сговора между какими-то официальными лицами России и кампанией Трампа или доказательств хакерской атаки, которая якобы была поддержана российским правительством.

Всё это делает ситуацию не просто сложной, а глубоко запутанной, далеко не однозначной. В ней много наносного, фейкового, надуманного и недостоверного, и многим кажется, что такая иллюзорность ситуации – это, во-первых, её главная характеризующая черта и, во-вторых, новая константа российско-американских отношений.

Наряду с этой неопределённостью, неясностью, запутанностью, есть ряд объективных тенденций, которые делают российско-американские отношения по-серьёзному сложными и составляют фундамент того, что можно назвать такими непреодолимыми противоречиями. Это, в первую очередь, касается программы перевооружения, которую США сейчас активно обсуждают и, вероятно, будут осуществлять в ближайшие годы: речь идёт, в частности, о модернизации стратегических ядерных вооружений. В худшем из сценариев это будет новая гонка вооружений между Россией и США, к которой, вероятно, подключится также Китай. На этом фоне происходит коллапс режима ограничения стратегических вооружений. В США предметно обсуждается выход из Договора РСМД – и в бюджете Пентагона на будущий год прямо упомянуто о том, что в течение 18 месяцев американское правительство должно из него выйти. У этого шага могут быть очень долгосрочные последствия, которые повлияют не только на российско-американские отношения, но и могут дать волну довооружений и перевооружений других влиятельных стран, стремящихся обладать наиболее современным и совершенным оружием.

Вместе с тем, итогом саммита АТЭС и коротких встреч двух президентов стало то, что они согласовали совместное заявление о действиях в Сирии, в котором было подчёркнуто обоюдное намерение вести борьбу с ДАИШ до окончательного разгрома этой группировки, были намечены следующие шаги по восстановлению Сирии и по тому, как может складываться сотрудничество между двумя державами в этой сфере. Да, это является реальным достижением, дипломатической и политической констатацией того, что было проделано дипломатами и военными двух стран за последние несколько лет. Но всё же, этот шаг ничтожно мал на фоне того, какие вопросы стоят на повестке дня российско-американских отношений.

Есть надежда на то, что появление в Вашингтоне и Москве новых послов двух стран – Джона Хантсмана и Анатолия Антонова­, появление в Госдепартаменте новой фигуры, которая будет заниматься Восточной Европой и Россией, появление специального представителя США, который будет заниматься украинским кризисом, придаст некую конструктивную динамику фактически застывшим российско-американским отношениям. Но, если делать прогнозы по поводу быстрых результатов, они, скорее всего, будут негативными. Мы вряд ли увидим прорывы, сигналы о том, что эти отношения устойчиво возвращаются к своей условной норме. В какой-то мере все мы будем заложниками внутриполитической ситуации в США, которая будет оставаться сложной как минимум до ноября следующего года, когда пройдут промежуточные выборы в Конгресс. Такое положение вещей может продлиться и после ноября, поскольку в том случае, если демократы вернут себе контроль над обеими палатами Конгресса, существует возможность попытки импичмента президента, которая ещё больше осложнит ситуацию в российско-американских отношениях.

Впервые опубликовано на ru.valdaiclub.com

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Стратегический обзор»

23 марта 2016 | 23:25

Нормализация с Кубой как пример отношений США с недружественными режимами

С глобальной точки зрения кубинский кейс, возможно, станет примером для отношений США с недружественными им режимами третьего мира. Отказавшись от блокады Кубы, Обама фактически признал неэффективность санкционного подхода в деле смены режима. Да, многие американские консерваторы по-другому видели начало американо-кубинского сближения - по их мнению оно должно было состояться после смерти или свержения братьев Кастро, коллапса коммунистического режима и прихода к власти на острове прозападных лидеров. Однако реалисты призывали взглянуть в лицо фактам.

2 апреля 2018 | 19:32

США, Канада и Мексика пересматривают Североамериканское соглашение о свободной торговле

Одно из важнейших внешнеэкономических событий последнего времени – переговоры между США, Канадой и Мексикой о пересмотре Североамериканского соглашения о свободной торговле (НАФТА). Они начались 16 августа 2017 года, продолжаются до сих пор и с течением времени становятся все более трудными. Партнерский треугольник рискует развалиться на обособленные двусторонние соглашения сомнительной надежности и долговременности.

15 января 2018 | 22:28

Дайджест внешней политики Германии 9-15 января

Политическая жизнь Германии на несколько дней практически полностью сосредоточилась в Доме Вилли Брандта в Берлине, где представители политической элиты Германии, в том числе и канцлер Ангела Меркель, пытались договориться о формировании нового правительства. Итогом стал 28-ми страничный документ, отражающий хрупкий компромисс между ХДС-ХСС и СДПГ. Успех переговорщиков омрачен нарастающей оппозицией по отношению к руководству среди социал-демократов.

22 апреля 2014 | 19:46

Приоритеты Овика Абраамяна на посту премьер-министра Армении

Приход Овика Абраамяна не приведет к переменам во внешней политике Армении. Кто бы ни был премьер-министром, он будет ввести Армению в Таможенный Союз. Абраамян рассчитывает на получение быстрых преимуществ от вступления в ТС и улучшение макроэкономической ситуации в стране.    

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Этот материал является частью нескольких досье
Досье
23 января 2015 | 18:00
20 января 2015 | 15:00
28 декабря 2014 | 00:33
26 декабря 2014 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
17 декабря 2014 | 20:00
12 декабря 2014 | 14:00
17 ноября 2014 | 09:00
20 февраля 2015 | 15:00
23 декабря 2014 | 09:00
17 марта 2014 | 19:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова