Геворг Мирзаян
Если Москва действительно изменит подход и будет более прагматично выстраивать отношения с соседями, то это не только сэкономит российскому бюджету миллиарды долларов, но и заставит страны Восточной Европы, Кавказа и Средней Азии более уважительно относиться к российским интересам.
ПРЕМИУМ
17 декабря 2014 | 11:02

От логики «братства» к прагматике в отношениях с Украиной

На днях в «Независимой газете» вышла статья премьер-министра России Дмитрия Медведева о ситуации на Украине. В ней можно увидеть зачатки новой, более прагматичной российской внешней политики в отношении «дружественных» и «братских» народов.

Основной темой статьи была сама Украина. И данная статья отличается от предыдущих заявлений по Украине тем, что подводит фактологическую базу под официальную позицию России. До сих пор она формулировалась Сергеем Лавровым и Владимиром Путиным в основном через аргументы сопричастности российского и украинского народа. Экономическая аргументация, конечно, присутствовала, однако проходила, в основном, по касательной. Статья Медведева по большей части посвящена именно экономике. В ней даже присутствуют графики, демонстрирующие пике украинского ВВП и промышленного производства в последнее время - после того, как Украина «освободилась» от России.

«Только за счет низких цен на (российский) газ Украина сэкономила более 82,7 млрд долл. Такой поддержки не получала ни одна республика бывшего Советского Союза. Мы не просто помогали украинской экономике, а, можно сказать, фактически содержали ее. Вряд ли от какой-нибудь другой страны, кроме России, Киев мог получать такие подарки в течение десятилетий. Но, к сожалению, эта экономическая реальность неадекватно воспринималась украинским руководством», - пишет премьер.

При этом он идет дальше в историю, и пытается донести до читателей обидную для украинцев, но тем не менее объективную вещь: своим экономическим потенциалом Украина обязана России, а точнее советским властям.

«Находясь в составе СССР, Украина не просто укрепила свою мощь, но, будучи аграрной республикой, получила еще и развитую промышленность. Крупнейшая в Европе гидроэлектростанция Днепрогэс была построена на Украине – силами всей страны. Так же ударно, под лозунгом “Все для Донбасса!”, была проведена реконструкция угольного региона. Созданы гиганты машиностроения и металлургии (Харьковские тракторный и турбинный, Криворожский металлургический заводы, “Запорожсталь”, “Азовсталь” и др.), транспортная инфраструктура, включая сеть морских портов, мощные аграрный и военно-промышленный комплексы. Появились уникальные производственные и научно-технические центры, включая “Южмаш”, КБ “Южное”, центр Патона».

«Усилиями многих людей и предприятий из самых разных республик был проложен нефтепровод “Дружба”, построено пять атомных электростанций и семь ГЭС, которые и сейчас являются основой не только украинской энергетики, но и всей национальной экономики. Также благодаря созданному в советское время научно-техническому потенциалу Украина до сих пор имеет базовые аэрокосмические технологии, конкурентоспособную продукцию в отдельных сегментах авиастроения. Ведь почти треть всех построенных в советское время предприятий и конструкторских бюро ракетной и авиационной отраслей сейчас находится на территории Украины».

Важность отсылки к советскому прошлому со стороны Медведева имеет большое значение. До сих пор российские власти стеснялись говорить о позитивном значении советского наследия даже для своей страны, не говоря уже о значении этого наследия для соседей. Вероятно, в Кремле опасались, что такие пассажи будут трактоваться на постсоветском пространстве как ностальгия России по СССР или «имперские чувства» в адрес соседей.

Однако проводя политику стыдливого замалчивания Москва фактически позволяла новым элитам постсоветских стран выстраивать свою версию советской истории, где СССР позиционировался как оккупант. Это не только ударяло по образу России в этих государствах, но и создавало «мины замедленного действия» в их программах развития и национального самосознания.

Такая мина сейчас взорвалась на Украине и привела страну к гражданской войне.

«Мне искренне жаль, что другой стратегической программы развития страны (кроме как “Украина - не Россия”) представители украинской элиты пока не смогли ни предложить, ни реализовать», - пишет Медведев.

В этих строках он фактически соглашается с мнением о том, что все нынешние проблемы Украины идут из ущербной линии национального развития. У украинского национализма не было позитивной повестки, он был сосредоточен на противопоставлении «украинства» всему российскому, а в ранг национальных героев возводили людей, боровшихся против Москвы. Итог этой политики очевиден.

«Упадок в экономике. Всплеск радикализма вплоть до откровенного бравирования нацистской символикой. Потоки беженцев в сопредельные государства. Боевые действия на своей же земле против своих же соотечественников... Всего год – и от той близкой нам страны, с которой мы дружили, торговали, куда ездили отдыхать и навещать родственников, остались только воспоминания»,- пишет Дмитрий Медведев.

Теперь российской элите нужно сделать следующий шаг и признать, что СССР - это не только репрессии и Политбюро, но еще и индустриализация, эффективная медицина и наука, национальный суверенитет. И, возможно, извлечь из советского опыта ряд уроков относительно того, как выводить российскую экономику из нынешнего кризиса.

Отсылки к советскому прошлому, напоминание о том, что промышленностью Юго-Востока была создана Россией - все это вынуждает некоторых читателей (особенно украинских) видеть в статье Медведева намек на то, что Россия забирает «свою» часть Украины. Это ощущение может усилиться из-за некоторых семантических особенностей статьи. Так, Медведев использует применительно к Украине предлог «на» - в соответствии с нормами русского языка и к гневу украинского истеблишмента и сочувствующей этому истеблишменту прослойки россиян. Использование «на Украине» вместо «в Украине» рассматривается ими как доказательство того, что Москва рассматривает эту страну как зависимую территорию, а не как независимое государство. В общем-то, Медведев именно так и рассматривает действия нынешних властей в Киеве. Правда, зависимы они не от России, а от Европы.

«С точки зрения экономического сотрудничества отношение ЕС к Украине больше похоже на неоколониализм ... Украине просто продиктовано, причем в деталях, все, что она обязана совершить едва ли не во всех областях жизни. Причем речь идет не о небольшой европейской стране с населением в несколько миллионов человек, а об одном из самых крупных государств на континенте», - пишет Медведев.

Однако при этом премьер отмечает, что Москва не удерживает Киев от евроинтеграции - лишь пытается заставить ее отвечать за свои поступки.

«Лучший способ доказать, что мы в России уважали и уважаем Украину как суверенное государство, – это признание за ней права на сделанный выбор. Но Украине необходимо помнить, что любой выбор – это прежде всего большая ответственность. В сытом европейском будущем надо много работать, а не “скакать”. Хотите жить “как в Европе” – научитесь платить по счетам. Для начала – по российским... Наши страны – соседи и не могут не сотрудничать. Просто теперь это сотрудничество будет исключительно, можно сказать, “европейским”, рациональным и прагматичным... Выстраивая отношения в новых условиях, мы оставим эмоции и “родственные чувства” в стороне. И больше не станем содержать экономику Украины. Нам это невыгодно. Да и, честно говоря, надоело».  

Не исключено, что этот пассаж можно будет отнести не только к Украине, но и к ряду других стран постсоветского пространства и восточной Европы, которые хотят жить за счет России и одновременно с этим декларируют принадлежность к евроатлантическому миру.

Премьер заявил о том, что отныне Москва будет вести более прагматичную политику в отношении своих соседей и относиться к ним так, как они относятся к России.

По такому принципу Москва работала со странами Западной Европы, в частности выставляла цену на газ не только в зависимости от расстояния и объемов поставок, но и в зависимости от позиций российского бизнеса в этой стране (в частности, допуска Газпрома до газораспределительных сетей). В отношении же постсоветского пространства и стран Восточной Европы Москва предоставляла скидки и помощь в обмен на демонстративную лояльность, которая зачастую не выдерживала малейших испытаний. Взять в качестве примера Болгарию и изменение ее позиции по Южному потоку после визита американских конгрессменов. Или Молдавию, зависящую от российского рынка, но при этом управляющуюся антироссийской элитой. Или Узбекистан и Таджикистан, которые живут на деньги работающих в России гастарбайтеров, но при этом позволяют себе откровенно недружественные шаги в отношении Кремля и российского бизнеса.

Если Москва действительно изменит подход и будет более прагматично выстраивать отношения с соседями, то это не только сэкономит российскому бюджету миллиарды долларов, но и заставит страны Восточной Европы, Кавказа и Средней Азии более уважительно относиться к российским интересам. И если они их будут нарушать во имя «евроатлантических ценностей», то, возможно, у них наконец-то появится шанс сравнить важность этих ценностей и экономического благосостояния.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Реалистический подход»

9 января 2016 | 17:00

Маркедонов: Нормализации отношений ЕС с Россией в 2016 году не будет

Минувший год запомнился продолжением и расширением кризиса в международных отношениях и новыми вызовами для безопасности в Европе. К уже существующим очагам напряжённости в Сирии и на Украине добавилась проблема беженцев в Европе, резкое усиление террористической угрозы и российско-турецкий конфликт. О вызовах международной безопасности на Украине, Южном Кавказе и Ближнем Востоке и возможностях их преодоления в 2016 году рассказал Сергей Маркедонов.

10 октября 2014 | 11:38

Новый статус-кво в украинском кризисе не отвечает интересам России

Приходится констатировать, что при сохранении текущих тенденций модель двойной конфронтации может приобрести признаки структурной основы панъевропейского пространства как минимум в краткосрочной перспективе.

20 января 2016 | 12:21

Краткосрочные перспективы Минского процесса

Попытки заставить перейти к выполнению всего комплекса мер по урегулированию (а не его удобных частей) формируют у Киева или Донецка и Луганска негативное восприятие всего Минского процесса. Так что особых успехов и прорывов в урегулировании конфликта на Донбассе в краткосрочной перспективе ожидать не стоит.

9 марта 2016 | 23:39

Россия и Украина: сценарии отказа от взаимной зависимости

Россия присоединилась к разрушению статус-кво только после того, как остальные нарушили правила игры. Первыми во внутриукраинские дела вмешались Евросоюз и Соединенные Штаты, поддержав одну из двух политических партий, которая ставила целью силовую смену власти. Переворот в Киеве изменил ситуацию, и Запад не попытался интегрировать новую украинскую оппозицию в сложившуюся систему или принять во внимание интересы России.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Этот материал является частью нескольких досье
Досье
20 ноября 2014 | 08:23
29 октября 2014 | 16:00
27 октября 2014 | 13:00
11 августа 2015 | 13:04
18 апреля 2015 | 04:00
20 февраля 2015 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
16 марта 2014 | 22:32
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова