Геворг Мирзаян
Откровенные срывы Киевом Минских соглашений и общее улучшение имиджа России в мире неизбежно приведет к более объективному взгляду западного общества на украинские события. Появляется все больше политиков и журналистов, которые признают, что Минские соглашения нарушает именно Киев.
ПРЕМИУМ
14 февраля 2016 | 01:00

Обострение комплекса мер: Почему за год Минские соглашения не начали работать

0 У вас осталось просмотров
Увеличить количество просмотров

Текст подготовлен в сотрудничестве с Lenta.ru

Год назад, 12 февраля 2015 года, после многочасовых мучительных переговоров главы России, Франции, Германии и Украины родили документ под названием «Комплекс мер по выполнению Минских соглашений». Так называемый «Минск-2» позиционировался как основа, дорожная карта для разрешения не только противостояния в Донбассе, но и гражданского конфликта на Украине в целом. Реализация политической части «Минска-2» должна была привести к переформатированию украинского унитарного государства в более подходящую для общественной структуры страны федерацию. Однако прошел год, гражданская война на Украине продолжается, а само государство движется к политическому и экономическому коллапсу.

Стреляют...

С одной стороны, Минские договоренности сложно назвать успешными, ведь ни один пункт мирных соглашений так и не был выполнен. Даже те, которые имеют отношение к военным действиям. Так, вопреки первому пункту (о прекращении огня на третий день после подписания соглашения) Украина и самопровозглашенные республики продолжают взаимные обстрелы.

«Всего с 1 по 7 февраля каратели обстреляли территорию ДНР 882 раза, в том числе из тяжелого вооружения — 770 раз», — говорит представитель Минобороны ДНР Эдуард Басурин.

«Российские террористы (так в Киеве называют ополченцев) за 10 февраля 50 раз обстреляли силы антитеррористической операции», — жалуются в штабе АТО.

О мотивах Киева, который чаще открывает огонь первым, судить сложно: то ли это дань местным националистам, то ли попытка принудить непризнанные республики начать контрнаступление (как это было в январе 2015 года) и тем самым сорвать российско-европейское сближение по украинскому вопросу. В связи с этим отвод тяжелых вооружений от линии соприкосновения (второй пункт) тоже, по сути, не состоялся, как и эффективный мониторинг этого отвода и режима прекращения огня со стороны ОБСЕ (пункт третий).

К наблюдателям у ополченцев давние и серьезные претензии. В ДНР и ЛНР жалуются, что ОБСЕ не фиксирует многочисленные нарушения соглашения со стороны Киева по политическим причинам. Но ее действия логичны: если ОБСЕ признает факты регулярных обстрелов, Западу придется признать, что Украина нарушает Минские соглашения. Наконец, никакого «вывода всех иностранных вооруженных формирований, военной техники, а также наемников с территории Украины под наблюдением ОБСЕ» и «разоружения всех незаконных групп» не состоялось.

В Киеве уверяют, что в Донбассе до сих пор находятся российские дивизии, но при этом не хотят заниматься разоружением националистических формирований, предпочитая вместо этого встраивать их в существующую структуру вооруженных сил. В итоге радикалы зачастую действуют самостоятельно, и чаще всего именно они осуществляют значительную часть обстрелов территории ДНР и ЛНР.

Не договариваются

Основная сложность в том, что Киев не выполняет не только военную часть Минских соглашений (в срыве которой можно обвинить и ополченцев), но и политическую. Минские соглашения предполагали, что политическое решение гражданского конфликта в Донбассе будет найдено через прямые переговоры между его участниками — официальным Киевом и руководством самопровозглашенных республик. Однако украинские власти считают, что участниками конфликта являются Украина и Россия, а сами столкновения в Донбассе представляют собой не гражданскую, а оборонительную войну.

Чтобы не признавать гражданский характер конфликта, администрация Петра Порошенко отказывается садиться за стол переговоров с руководством ДНР и ЛНР, чем подрывает весь процесс политического урегулирования.

Так, никакого диалога о проведении местных выборов в Донбассе (пункты 4 и 12), который должен был начаться в первый день после отвода войск, не было. Проигнорирована необходимость обсуждения восстановления социально-экономических связей между республиками и Украиной (пункт 8) — Киев продолжает курс на блокаду отколовшихся территорий.

Ну и, наконец, главный, 11-й пункт Минских соглашений — о проведении конституционной реформы, предполагающей децентрализацию Украины, не только не выполнен, но даже и не начинал выполняться. Пытаясь имитировать процесс, украинские власти предложили Верховной Раде конституционные поправки, не имеющие ничего общего с подписанными документами, однако украинские депутаты отказываются принимать даже их. А без конституционной реформы и местных выборов не может быть ни прекращения гражданской войны, ни возврата Украине подконтрольного ополченцам участка границы с Россией (пункт 9 минских соглашений).

Блокада продолжается

Теоретически, конечно, завершение гражданской войны на Украине могло бы состояться и без выполнения политической части соглашений, через гуманитарное сотрудничество и человечное отношение к противнику. Однако для этого нужно хотя бы выполнить гуманитарную часть «Минска-2». Однако и здесь нас ждет разочарование. Налаженной системы гуманитарной помощи Донбассу (пункт 7) нет — по сути, этим занимается Россия в одностороннем порядке, через общую границу с ЛНР и ДНР.

Амнистию всем участникам «событий, имевших место в отдельных районах Донецкой и Луганской областей Украины» (пункт 5), Киев объявлять отказывается: украинские депутаты категорически против полной амнистии ополченцев как таковой, а власть боится вообще поднимать этот вопрос, опасаясь гнева националистических добровольческих батальонов.

Освобождение и обмен всех заложников и незаконно удерживаемых лиц на основе принципа «всех на всех» тоже не состоялся — ополченцы и украинские власти до сих пор не могут согласовать списки, хотя каждая из сторон уверяет, что у противника в плену находится от нескольких сотен до тысячи ее бойцов и активистов. По сути, единственным осуществленным тезисом Минских соглашений является пункт 13: о создании рабочих групп «по выполнению соответствующих аспектов минских соглашений». Только вот толку от них — никакого.

Минск будет

Из-за всего вышесказанного странно слышать заявления российских политологов об эффективности Минских соглашений. Суть здесь вот в чем.

Минские соглашения, несмотря на заморозку их исполнения, имеют огромное значение — как для России, так и для украинского государственного проекта.

Если внимательно посмотреть на содержание статей «Минска-2», можно увидеть, что эти соглашения — концентрированное выражение интересов России в украинском конфликте (амнистия, федерализация, а до этого — де-факто независимость ДНР и ЛНР). То есть речь идет о наиболее благоприятной для России формуле урегулирования конфликта в Донбассе и переформатирования Украины. Отказываться от этой формулы ради выработки других только потому, что на сегодняшний день «Минск-2» невыполним, неразумно — это было бы уступкой тактическим требованиям ради стратегических.

Да, сегодня соглашения не исполняются Киевом. Да, в срыве соглашений огульно обвиняют Россию, но формально Москве достаточно подождать. Откровенные срывы Киевом Минских соглашений и общее улучшение имиджа России в мире неизбежно приведет к более объективному взгляду западного общества на украинские события. Появляется все больше политиков и журналистов, которые признают, что Минские соглашения нарушает именно Киев.

Кроме того, деградация украинской экономики и государственных институтов может в итоге привести к смене власти в Киеве — социологические опросы показывают резкое падение рейтингов деятелей «революции достоинства». Это не означает, что на Украине к власти придут пророссийские силы, которые откажутся от евроатлантической интеграции и рванут в Таможенный союз, — но этого и не нужно. Нам достаточно того, чтобы революционеров сменили технократы, которые осознают, что ключевым национальным интересом Украины является ее выживание как государства, для чего нужно восстанавливать рабочие отношения с Россией.

Это не значит, что украинские технократы будут свободны от контроля Запада, что Украина будет управляться местными лидерами, а не западными «партнерами». Россия и Евросоюз уже достигли компромисса с Соединенными Штатами по вопросу федерализации украинского пространства — вопрос находится в стадии проработки. Не исключено, что после президентских выборов в США (где трое из четверых основных кандидатов — Трамп, Круз и Сандерс — выступают за более рациональную и менее активную внешнюю политику Соединенных Штатов) и прогресса в Сирии найти компромисс по украинской проблеме станет проще.

В Киеве все это понимают, поэтому Петр Порошенко перманентно играет на обострение ситуации, пытаясь принудить всех отказаться от Минских соглашений из-за их нереалистичности и выработать новый формат решения конфликта в Донбассе. Вот только зачем ему в этом помогать?

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Реалистический подход»

12 октября 2015 | 09:02

Стратегия России в сирийской кампании: взгляд из Москвы

При поддержке Сирии, Ирака и Ирана Россия может надеяться одержать победу над ИГИЛ и уничтожить боевиков, включая выходцев из стран СНГ. В случае реализации этой амбициозной цели будет заложена основа для восстановления сирийских и иракских границ, а также укрепления их преданности Москве в будущем. 

22 декабря 2015 | 22:00

Причины разногласий Армении с партнерами по ОДКБ

Строительство новых национальных государств еще не завершено, а значит, не оформились полностью не только их гражданские и политические идентичности, но и внешнеполитические приоритеты. И в этой ситуации на первый план выходит не интеграция, а национальный эгоизм. Интеграция же понимается, как ситуативное взаимодействие для решения своей задачи.

22 марта 2016 | 22:00

Судьба первого и последнего советского референдума 25 лет спустя

В 1991 году граждане Союза ССР делали выбор не между демократией и коммунизмом, а между одряхлевшей и недееспособной советской державой и энергичным, набирающим обороты национализмом. Вместо общей борьбы за правовой порядок, частную собственность, законность и сменяемость власти был сделан выбор в пользу «коллективных прав» и «этнической собственности» на землю. В результате в значительной степени неизбежный распад СССР пошел не по правовому пути, а путем политической целесообразности, сопровождаемой радикализацией этничности, конфликтами, ксенофобией, взаимным отчуждением.

18 мая 2016 | 23:00

Встреча Алиева и Саргсяна в Вене продемонстрировала готовность к продолжению диалога

И у Еревана, и у Баку не было возможностей полностью отринуть дипломатический формат и пойти по пути полной «разморозки» конфликта и слома статус-кво. У каждой из сторон имелись собственные ограничители для продолжения конфронтации. Но нежелание наращивать спираль насилия, не в последнюю очередь, произошло из-за того, что сопредседатели Минской группы, несмотря на имеющиеся противоречия между собой, смогли добиться высокого уровня кооперации и солидарной оценки ситуации.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
11 августа 2015 | 13:04
18 апреля 2015 | 04:00
20 февраля 2015 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
16 марта 2014 | 22:32
Следующая Предыдущая

Оставьте свой e-mail для получения бесплатных материалов

 
Получить доступ к бесплатным материалам
Не показывать снова
Авторизация
Этот материал доступен для премиум-подписчиков.
Пожалуйста, войдите на сайт с помощью кнопки в правом верхнем углу.