Арег Галстян
Очевидно, что международный терроризм не мог бы быть столь успешен без финансовой и политической поддержки ряда государств. Несмотря на провал американских «контролеров», некоторые элиты в других странах до сих пор полагают, что способны справиться лучше американцев и успешно использовать международных террористов в своих целях.
ПРЕМИУМ
23 сентября 2014 | 23:44

Политические цели международного терроризма на Ближнем Востоке

Долгое время терроризм воспринимался как ассиметричная угроза, однако, по мере своего развития он приобрел характер первостепенной внешней глобальной угрозы международной безопасности.  Сегодня международный терроризм имеет свою элиту, политическую иерархию и, по сути, наиболее мотивированную армию в мире, а борьба с ним является частью деятельности ряда международных организаций и объединений, таких как  ООН, НАТО, ЕС, СНГ, ШОС, БРИКС, G-20 и т.д. Международным сообществом принято более сотни соглашений о сотрудничестве в борьбе против этой угрозы. В частности, после теракта 2001 года в Нью-Йорке, под эгидой Совета Безопасности ООН был сформирован «Контртеррористический комитет», призванный объединить усилия международного сообщества в борьбе против основных транснациональных террористических групп.

Наиболее универсальное определение понятию «терроризм» было дано в 1994 году Генеральной Ассамблеей ООН. В принятой ею «Декларации о мерах по ликвидации международного терроризма» под терроризмом подразумевалось стремление незаконных формирований дезорганизовать и дестабилизировать основы государственности, нанести ему политический ущерб с целью насаждения собственной радикальной идеологии. Между тем, как явление международный терроризм возник гораздо раньше. Чтобы понять его глубинные истоки, необходимо рассмотреть основные исторические события конца Второй Мировой войны, Холодной войны и распада Советского союза.

После окончания Второй мировой войны сложилась биполярная система международных отношений, в которой тон задавали две ядерные сверхдержавы: США и СССР. В борьбе за сферы влияния обе стороны использовали всевозможные идеологические и геополитические инструменты, включая контакты с радикально настроенными группами элит различных государств. Так, рассекреченные документы ЦРУ свидетельствуют, что американские спецслужбы в целях борьбы против союзников СССР на Ближнем Востоке наладили связь с организацией «Братья-мусульмане» (Аль-Ихван аль-Муслимун). После того как в 1952 году президент Египта Гамаль Насер объявил организацию «Братья-мусульмане» вне закона, президент США Дуайт Эйзенхауэр принял в Вашингтоне представителей данной организации во главе с Сайедом Рамаданом. После ввода советских войск в Афганистан ЦРУ активно использовало налаженные еще в 50-х годах контакты. По программе «Поддержка стран Ближнего Востока» в американских университетах обучались сотни студентов из Афганистана и Пакистана, которые далее продолжали свое обучение в религиозных центрах в Саудовской Аравии. Именно эти студенты и составили костяк террористических организаций Талибан и позже Аль-Каиды.

После распада СССР Вашингтону необходимо было удержать контроль над радикальными исламскими группировками для решения трех важнейших задач: сохранения геополитического контроля на Ближнем Востоке, расширения своего влияния в Центральной Азии с целью недопущения усиления в регионе Китая и России, а также контроля над транспортировкой нефти и газа на Ближнем Востоке и в Центральной Азии. Однако у террористов были иные цели, и они обратили оружие против собственных патронов. Уже в конце 90-х ЦРУ потеряла контроль над Аль-Каидой и ее основными подразделениями, а итогом всего стали события 11 сентября 2001 года. Нанеся удар в «сердце» Америки, террористы выявили кризис морально-нравственных ценностей христианского мира. Результатом этой слабости, вызванной чрезмерной либерализацией христианской цивилизации, стали новые акты геноцида против христиан, езидов и умеренных мусульман, которые мы наблюдаем в XXI веке.

Очевидно, что международный терроризм не мог бы быть столь успешен без финансовой и политической поддержки ряда государств. Несмотря на провал американских «контролеров», некоторые элиты в других странах до сих пор полагают, что способны справиться лучше американцев и успешно использовать международных террористов в своих целях.

Монархии Залива

На сегодняшний день Саудовская Аравия является негласным центром исламского мира, в котором находится главные святыни всех мусульман – Мекка и Медина. В то же время Эр-Рияд обладает достаточным экономическим потенциалом, позволяющим реализовывать серьезные политико-идеологические проекты. В частности, ослабление шиитского Ирана, претендующего на роль ведущей региональной  супердержавы и главного центра исламской идеологии.

Между тем, Саудовской Аравии для конкуренции с Ираном и нивелирования иных серьезных угроз (в частности, в свое время была опасность вторжения со стороны просоветского Египта) никогда не хватало чисто военной мощи. Поэтому Эр-Рияд еще с 1945 года находится под протекцией Соединенных Штатов. Бывший в то время президентом США Франклин Рузвельт и саудовский король, основатель нынешней династии Абдель Азиз аль Сауд заключили соглашение, получившее название «Пакт Куинси» и предполагавшее, что Саудовская Аравия будет снабжать США нефтью по низким ценам в обмен на гарантию американской военной поддержки в случае возникновения внешней угрозы. Однако Королевству двух святынь этого было недостаточно, и его элиты решили поставить себе на службу отряды исламских террористов.

Так, еще во время вторжения США в Ирак в 2003 году Эр-Рияд оказывал финансовую поддержку ряду террористических группировок, в том числе ультрарадикальной суннитской организации  «Исламское государство Ирака и Леванта», объявившей ныне о создании «Халифата» на подконтрольных ей территориях Ирака и Сирии. Профессор Оксфордского университета, обозреватель журнала «MiddleEastOnline» Эдвард Шилтон на тот момент пояснял, что «официальные религиозные институты Саудовской Аравии боятся все возрастающего влияния шиитов в Ираке, так как это неизбежно приведет к усилению роли, которую они играют в регионе, а это, возможно, повлияет на шиитов в Саудовской Аравии, в Заливе и во всем регионе». А проект «арабская весна», по задумке саудовских элит и набирающего политический вес Катара, должен был уничтожить враждебные монархиям Залива светские авторитарные режимы региона и ослабить позиции иранцев на Ближнем Востоке.

Ключевой задачей было устранение проиранского алавитского режима в Сирии. Свержение режима Башара Асада позволило бы экспортировать «арабскую весну» в Ливан и ликвидировать тамошнее детище иранских спецслужб - шиитскую группировку «Хезболла» - после чего Иран должен был оказаться в окружении набравшего геополитическую мощь арабского мира. В качестве инструмента для свержения Асада были выбраны террористические группировки, составившие костяк сирийского повстанческого движения. СМИ неоднократно сообщали о том, что Катар и Саудовская Аравия, действовавшие тогда сообща, активно снабжали сирийских повстанцев оружием и деньгами.

Помимо ближневосточных террористов Саудовская Аравия контролирует еще и северокавказских, о чем свидетельствовал визит в Россию бывшего в то время главы национальной безопасности Саудовской Аравии Бандара бин Султана. После встречи британское издание «Telegraph» опубликовало ряд подробностей встречи, в частности издание отмечало:

«Бин Султан дал понять Владимиру Путину, что группы чеченских боевиков, которые высказывают различные угрозы в адрес Олимпийских игр, находятся под их контролем».

Турция и Азербайджан

Еще в мае 2002 года военные следователи НАТО занимались  расследованием деятельности «Саудовской Высшей Комиссии по оказанию помощи Боснии», которую создали и курировали принц Сулейман бин Абдель Азиз и бывший в то время первый вице-президент Государственной нефтяной компании Азербайджана «SOCAR» Ильхам Алиев. В ходе расследования были прослушаны телефонные переговоры сотрудников данной организации с руководством Аль-Каиды – Усамой бен Ладеном и Абу Зубайдой. Было также выявлено, что турецкие и азербайджанские спецслужбы активно поддерживают деятельность радикальных салафитских групп в Йемене. В 2008 году занимавший в то время пост заместителя министра финансов США Стюард Леви заявлял в обращении к сенатскому комитету по международным делам о том, что Турция и Азербайджан являются одними из основных источников финансирования для Аль-Каиды.

Кроме того, эти страны поддерживают и боевиков из Средней Азии и республик Северного Кавказа.

«В Азербайджан у нас едут многие, есть налаженный «челночный» бизнес. Кроме того, там все еще живут чеченцы, которые уехали в конце 90-х — начале 2000-х годов. Молодые люди под разными предлогами едут в Баку, а уже оттуда добираются до Турции, а затем попадают непосредственно в Сирию. При этом для вербовки молодежи активно используются различные интернет-ресурсы. Молодых людей заманивают туда в основном тем, что в этой стране, якобы, идет «джихад»», - говорится в заявлении МВД Чечни.

А в июле 2014 года директор ФСБ Александр Бортников заявил,  что террористы из этих регионов проходят необходимую подготовку именно на турецкой территории.  Кроме того, российская сторона делала заявление о «недопустимости лечения террористов в Турции». 

Анкара категорически отвергала данные обвинения. Так, посол Турции в России заявил, что подобные заявления беспочвенны. Между тем, спустя всего неделю после заявления посла, администрация президента Турции распространила заявление, что 645 членов вооруженной оппозиции Сирии, получившие ранения при реализации терактов в этой стране, проходят курс лечения в госпиталях и больницах Турции.

В целом с начала сирийского конфликта на военных базах Турции прошли подготовку боевики из таких террористических групп, как Аль-Каида, Джабахат ан-Нусра (иракское крыло Аль-Каиды), Хизбут-Тахрир, "Братья-мусульмане" и т.д.

«Турция уже долгое время является перевалочным пунктом различных террористических групп. С началом гражданской войны в Сирии  премьер-министр Эрдоган, активно поддерживающий радикальные исламские группы в регионе, поддержал и тамошних повстанцев. Турция решила, что лучше дать базы и оружие, чем самим втягиваться в войну», - пишет в своем блоге профессор Вашингтонского университета Патрик Клоусон.

Между тем, по мнению эксперта, Анкара «не рассчитала все негативные последствия. Это и курдский фактор, и шиитский». Кроме того, как уже отмечалось, террористы имеют привычку наносить удары по тем государствам, которые их поддерживают и спонсируют. Нет сомнений в том, что при успешной реализации своей стратегии переманивания на свою сторону боевиков из других автономных организаций, Исламское государство ускорит реализацию проекта «Великого Халифата». Этот проект, напомним, отрицает сам принцип деления мусульманского сообщества на национальные государства, поэтому является угрозой per se для всех мусульманских стран - как его жертв, так и спонсоров. 

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

1 октября 2016 | 21:13

Дайджест внешней политики США (22 - 29 сентября)

Принятый Конгрессом США 28 сентября "Закон об 11 сентября" преодолел вето президента и может в скором времени ударить по международному авторитету Вашингтона. Американо-российские соглашения по Сирии закончились провалом и вернули стороны на уровень взаимных обвинений и угроз. Предвыборные дебаты разочаровали американских избирателей, которые ожидали зрелищного поединка, и не внесли существенных изменений в рейтинги кандидатов.

19 декабря 2014 | 14:00

Как США видят украинский кризис

Правда, это не означает, что американцы не воспользуются возможностью ускорить падение режима в России, если ее внутренние проблемы вызовут социальный взрыв. Встречи с чиновниками в Белом доме, Совете национальной безопасности и Пентагоне, а также с группой американских экспертов по России в Вашингтоне говорят о том, что США испытывают сложности в выработке единой непротиворечивой линии в отношении Москвы, не говоря о том, чтобы планировать заговор в тайне от нее.

26 мая 2014 | 22:24

Контуры стратегического сотрудничества между Россией и Бразилией

Москва ощущает растущую поддержку со стороны Бразилии в международных делах и в ответ поддерживает претензии партнера на региональное лидерство. Сотрудничество в стратегических областях в перспективе выведет двусторонние отношения в разряд приоритетных.

5 июля 2016 | 20:00

Представления Х.Клинтон и Д.Трампа о России и Евразии

Если исходить из того, что российско-американские отношения при новом президенте США как минимум не станут лучше, а Евразийский экономический союз в новой администрации по-прежнему будет восприниматься как «креатура Москвы», существование оппозиции интеграционным проектам на евразийском пространстве не должно быть неожиданностью.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
2 апреля 2014 | 01:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова