20 сентября 2014 | 00:05 Татьяна Тюкаева

Мотивы стратегии Египта в отношении послевоенной Ливии

Как и ожидалось, на Международной конференции по вопросу стабильности и развития Ливии, состоявшейся 17 сентября в Мадриде, никаких сколь-либо значимых для реального восстановления страны решений принято не было. По итогам встречи ее европейские и северо-африканские участники пришли к выводу о том, что «не существует военного решения нынешнего ливийского кризиса».

Внутриливийский конфликт продолжает набирать обороты: с начала августа в стране функционирует два парламента – в лице избранной в ходе парламентских выборов Палаты Представителей и формально распущенного ею Всеобщего национального конгресса (ВНК) – и два правительства – в Тобруке и Триполи соответственно. При этом все силы, связанные с ВНК, объявлены Палатой террористами: с ними ведется борьба, не приносящая заметных результатов.

В ходе конференции присутствовавший представитель Тобрукского правительства, министр иностранных дел Ливии Мухамед Абдельазиз, заявил:

«Мы убеждены, что борьба с терроризмом должна вестись не только посредством ударов по позициям соответствующих группировок с воздуха».

В августе, после начала военно-воздушной контр-террористической операции США в Ираке, Палата выступила с призывом к международному сообществу предпринять аналогичные меры в Ливии. Не дождавшись однозначного, хотя и вполне очевидного, отказа со стороны западных партнеров, Тобрук начал искать союзников для борьбы с силами ВНК, представленными в основном исламистами во главе с «братьями-мусульманами».  Обвиняя Турцию, Катар, а также Судан, в пособничестве нелегально функционирующему в Триполи парламента, ливийское руководство в Тобруке обратилось за помощью к Египту и монархиям Залива, в последний год активно ведущим войну против «братьев». В частности, сообщается о нанесении египетской и эмиратской авиацией ударов по позициям исламистов.

Главным союзником Тобрука в этом вопросе, несомненно, становится Каир, кровно заинтересованный в стабилизации своей западной границы. Еще в июне генерал Халифа Хафтар, главная военная опора Палаты Представителей, призвал египетское руководство «предпринять все необходимые военные меры на ливийской территории для восстановления порядка». А 4 сентября между Тобруком и Каиром было заключено Соглашение о военном и стратегическом сотрудничестве сроком на 5 лет, предполагающее масштабное взаимодействие сторон в обеспечении безопасности, а также содержащее пункт о том, что «любая прямая или косвенная угроза или вооруженная агрессия против одной из договаривающихся сторон будет восприниматься как угроза или агрессия и против другой».

Несмотря на всю кажущуюся серьезность документа, по мнению профессора британского Университета Эксетера Омара Ашура, «соглашение всего лишь закрепило юридически то, что уже и так происходит фактически». Еще в июле Амр Мусса, приближенная фигура к президенту Абдель Фаттаху ас-Сиси, говорил о необходимости вмешаться в ливийский конфликт в качестве реализации «права на самозащиту», однако других сообщений о египетском военном участии в Ливии не было. В своем недавнем интервью нынешний министр иностранных дел Египта Самех Шукри не подтвердил, но и не опроверг факт вовлеченности ВС страны в ливийские столкновения.

Логично предположить, что представители военной элиты Хафтар и Сиси, разделяющие общее стремление борьбы с исламистами и восстановления внутригосударственной безопасности, действительно осуществляют военное сотрудничество, которое не афишируется, по всей видимости, с целью не провоцировать египетских исламистов. Каир действительно заинтересован в стабилизации границы с Ливией, так как расшатанный экономически и политически Египет – главная цель ливийских исламистов, связанных с «братьями-мусульманами» - группировкой, борьба с которой для Сиси сегодня является определяющей.

Встает также вопрос о масштабах участия Египта в столкновениях на ливийской территории. Помимо западных границ исламистская угроза для Каира исходит также и со стороны Синая. ИГИЛ, по мнению некоторых экспертов, также своей целью ставит Египет. Кроме того, перед Сиси сегодня стоит множество острых внутренних социально-экономических задач, решать которые гораздо более разумно, чем ввязываться в сложный ливийский конфликт с двоевластием и неэффективной борьбой двух правительств с разрозненными вооруженными группировками.

В целом, любое вмешательство в ливийский конфликт - в поддержку будь то Тобрукского или Триполитанского правительств - не будет способствовать стабилизации ситуации. Однако оно, так или иначе, происходит со стороны региональных сил в лице Турции, Катара, Саудовской Аравии и союзных монархий Залива, а также со стороны Египта. В отличие от остальных, участие Каира обосновано соображениями безопасности, а не борьбой за сферы влияния. Поэтому логично ожидать от египетских властей ограниченного военного вовлечения, сконцентрированного в районе границы, без углубления в ливийскую территорию. Решать или влиять на решение внутриливийского кризиса власти у Каира не хватит сил.

Читать еще по теме «»

23 февраля 2018 | 15:26

Дайджест внешней политики США (16-22 февраля)

Турция и США на этой неделе продолжили взаимные упреки по целому ряду накопившихся проблем. Новый Обзор ядерной политики берет курс на модернизацию ядерного арсенала, смещает акцент на развитие тактического ядерного оружия малой мощности. Оставшиеся 11 участников Транстихоокеанского партнерства опубликовали окончательный текст соглашения, вычеркнув из него все положения, отвечающие исключительно американским интересам.

29 мая 2015 | 22:32

Дайджест внешней политики США за неделю (22-28 мая)

Основными событиями, которые привлекли наше внимание на прошедшей неделе в сфере внешнеполитической деятельности США, стали обсуждение американскими законодателями вопроса о возможности продления Патриотического акта 2001 года, наделяющего Национальное агентство безопасности обширными полномочиями в области сбора и хранения личной информации о гражданах, а также поражение иракской армии в борьбе с Исламским госудпрством, вызвавшее волну взаимных обвинений между Багдадом и Вашингтоном. Значимым можно также считать выступление Джо Байдена в Брукингском институте, в ходе которого в адрес Москвы прозвучали нетипичные до сегодняшнего момента оценки.

11 июля 2015 | 11:11

Новые альтернативы мировому порядку

БРИКС пытаются позиционировать чуть ли не как новый орган мирового управления, который заменит «Большую Семерку». Апологеты этой теории оперируют с цифрами, указывая, что страны-члены БРИКС все вместе занимают значительную часть территории Земного шара, и их населяет чуть ли не половина человечества. БРИКС как и G7 является глобальным форумом, однако он не замещает «семерку», а всего лишь представляет из себя ее альтернативу, столь назревшую на сегодняшний день.

15 мая 2018 | 23:37

Дайджест внешней политики Германии 8-15 мая

Для еще недостаточно искушенного в дипломатических тонкостях Мааса поездка в Москву стала первым по-настоящему серьезным испытанием. Впервые ему пришлось выйти за зону комфорта – переговоры пришлось вести не с ближайшими союзниками, а со сложным и неуступчивым партнером. Значительно осложнили задачу антироссийские высказывания Мааса накануне визита. В меру своих сил министр стремился сохранять конструктивный подход во время поездки.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова