Владимир Аватков
Визит не принес сенсаций, но он продемонстрировал уверенное стремление Турции развивать отношения с Россией, вопреки западным санкциям и политическим разногласиям по Сирии и Крыму. Россия заинтересована в Турции как стабильном покупателе энергоресурсов и поставщике сельскохозяйственной продукции. В свою очередь, Турция стремится к возведению собственных АЭС и превращению в энергетический «хаб» для Европы.
ПРЕМИУМ
17 декабря 2014 | 11:32

Новый виток сближения России и Турции будет продолжительным

1 декабря 2014 года состоялся государственный визит президента России Владимира Путина в Турцию. Статус визита по предложению турецкой стороны в последний момент был повышен с официального до государственного. Время же для встречи было выбрано не случайно.

Для двух лидеров наступил, как его уже окрестили турецкие СМИ, период «отторжения от Запада и одиночества».

В рамках своего визита Путин встретился с президентом Турции Реджэпом Тайипом Эрдоганом и принял участие в заседании Совета Сотрудничества высшего уровня. По итогам встречи состоялась совместная пресс-конференция двух лидеров. На ней президенты затронули наиболее сложные вопросы двустороннего взаимодействия, в том числе разногласия по Сирии и Крыму. В частности, по вопросу о Сирии Путин заявил:

«У нас общее мнение по поводу того, что ситуацию в Сирии нельзя считать нормальной… Вопрос в том, как создать условия, при которых все люди, которые проживают в стране, будут чувствовать себя в безопасности, будут иметь одинаковый доступ к управлению страной и будут сотрудничать. Здесь мы, безусловно, должны найти приемлемое абсолютно решение, прежде всего, приемлемое для самого сирийского народа и всех политических сил страны. Мы, безусловно, будем находиться в контакте со всеми участниками этого процесса, в том числе и с нашими друзьями в Турции».

Однако несмотря на общее негативное восприятие угрозы терроризма, российская и турецкая стороны по-разному смотрят на причины возникновения этой проблемы. Руководство Турции настаивает на необходимости реальной легализации всех процессов в исламских странах и недопущении военных переворотов, с какими бы целями они не совершались. Именно «перевороты» - в это понятие он вкладывает целый ряд значений - негативно влияют на внутриполитическую среду, приводят к возникновению «обиженных и оскорбленных», которые, в свою очередь, питают кислородом терроризм. 

В ходе совместной пресс-конференции с Путиным Эрдоган заявил:

«Сирией до настоящего времени правил Асад. Именно режим Асада виноват в сложившейся ситуации: полностью разрушена страна, применены все виды оружия, уничтожены исторические памятники, уничтожена цивилизация, жестоко убиты люди, 7 миллионов человек оказались в положении беженцев, и моя страна вынуждена также принимать часть этих беженцев. Около 5 миллиардов долларов мы потратили содержание мигрантов, то есть мы принимаем беженцев, и все еще в этом регионе продолжается конфликт, продолжаются столкновения».

Подчеркивая необходимость совместной борьбы с террористической угрозой, президент Эрдоган предложил координировать усилия России, Ирана и Турции. Правда, он отметил, что Асад все равно уйдет, и важно работать над тем, кто придёт ему на смену - чтобы не допустить террористов во власть.

В рамках визита Путина в Анкару вновь удалось сгладить углы, снизить накал напряжения за счет предоставленной российской стороной скидки на газ. Скидка составила 6%, несмотря на то, что, по словам главы «Газпрома» Алексея Миллера, Турция настаивала на 15%. Предоставив скидку на газ, Россия получила возможность увеличить поставки энергоресурсов в Турцию с относительно выгодной для России перспективой формирования из Турции «энергетического хаба» для Европы. Кроме того, несмотря на возрастающие в последнее время протесты экологов в Турции, незадолго до визита Путина был выпущен давно ожидаемый положительный отчет по оценке влияния российской АЭС в «Аккую» на окружающую среду в Турции. 

Недавний визит российского лидера прошел в важный момент для отношений Турции с Западом. Впервые со времен Ататюрка турецкий лидер так тепло отзывается об отношениях России и Турции, при этом так негативно говоря о западных странах, называя их «агрессорами» и обвиняя в «исключительной корысти» по отношению к исламскому миру.

Историчность момента в отношениях двух стран заключается в той международно-политической среде, которая сложилась в последнее время, а также в росте экономической кооперации между Россией и Турцией.

Турция начинает играть более самостоятельную региональную роль, чем раньше. Это не устраивает США, однако может стать ключевым аспектом для будущего российско-турецкого взаимодействия. Турция нуждается в поддержке. От того, как Москва будет «ценить» самостоятельность Турции, зависит ее реальная и будущая самостоятельность. От этого зависит и реализация интересов России. 

Турецкие СМИ разошлись в оценках результатов российско-турецкого саммита. В про-западной «Миллийет», вслед за американскими газетами, изложены предположения о том, что Москва «блефует». Лидер оппозиционной националистической, третьей по численности в парламенте Партии национального действия Девлет Бахчели заявил, что Эрдогану следует ответить, за что Россия предоставила скидку на газ. По его мнению, нельзя забывать, что в Крыму притесняются права крымских татар. В свою очередь, колумнист Сами Кохен отметил, что отношения с Россией построены по принципу realpolitik и основываются на взаимных интересах. Многие турецкие газеты отметили, что визит «пролетел со скоростью света» - Владимир Путин пронесся «как ветер». Как написал Дженгиз Чандар в газете «Радикал», сотрудничество России и Турции напоминает «дружбу в тупике» и «совместное отдаление от Европы и демократии».

Визит не принес сенсаций, но он продемонстрировал уверенное стремление Турции развивать отношения с Россией, вопреки западным санкциям и политическим разногласиям по Сирии и Крыму. Россия заинтересована в Турции как стабильном покупателе энергоресурсов и поставщике сельскохозяйственной продукции. В свою очередь, Турция стремится к возведению собственных АЭС и превращению в энергетический «хаб» для Европы. Турецкое руководство, кроме того, заинтересовано в ослаблении зависимости от Запада и нуждается в протекции России. Москва и Анкара стремятся перейти на новый уровень отношений путем углубления взаимозависимости.  

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

29 мая 2018 | 16:33

Дайджест внешней политики Германии 22-29 мая

Напряженные переговоры Хайко Мааса с Майком Помпео и Джоном Болтоном зафиксировали противоречия Вашингтона и Берлина по иранской ядерной сделке и торговым вопросам. США подтвердили намерение выйти из соглашения и ввести пошлины на европейские сталь и алюминий. Ориентированный на укрепление евроатлантических связей Маас выглядел разочарованным и неуверенным. Гораздо лучше чувствовала себя Ангела Меркель, совершившая визит в Китай. 

14 июля 2017 | 12:36

Дайджест внешней политики США (7 - 13 июля)

Саммит «двадцатки» и предшествовавшая ему дипломатическая подготовка стали первым «пробным» столкновением двух конкурирующих взглядов на развитие международной системы. Освещение давно ожидаемой встречи Трампа с Путиным в США сопровождалось усилением атак на администрацию по линии «русских связей». «Челночная дипломатия» Тиллерсона в Персидском заливе позволила выйти из объявленного Вашингтоном тупика в разрешении ситуации вокруг изоляции Катара.

10 июня 2016 | 17:45

Дайджест внешней политики США за неделю (3 - 9 июня)

Очередной раунд американо-китайского стратегического и экономического диалога продемонстрировал, что проблемы в двусторонних отношениях не обязательно должны мешать сотрудничеству, но и сотрудничество не всегда способствует улаживанию растущих противоречий. Визит Керри в Монголию продолжил тенденцию активизации двусторонних отношений. Выступление Моди в Конгрессе не только стало данью уважения индийскому премьер-министру, но и дало повод указать следующей администрации на важность сохранения темпов развития американо-индийского сотрудничества.

1 октября 2014 | 16:16

Результаты международной контртеррористической операции в Сирии

Расширенная с Ирака на Сирию контреррористическая кампания США на сегодня имеет лишь имиджевый эффект. При этом разрозненная и слабая сирийская оппозиция, которая должна была стать надежной и лояльной опорой выступающих за свержение Асада «Друзей Сирии», продолжая слабеть, частично оборачивается против своих спонсоров. Более того, очевидно, что борьба с ИГ и восстановление безопасности в стране является непременным условием для урегулирования политического кризиса. Однако в сегодняшних условиях сложно представить, какой-либо успешный исход этого урегулирования с учетом того, что непосредственно вовлеченные во внутрисирийский конфликт внешние силы не заинтересованы в политическом решении кризиса, так как преимущество – военное и политическое – явно на стороне Асада.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
20 февраля 2015 | 15:00
23 декабря 2014 | 09:00
17 марта 2014 | 19:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова