Агентство "Внешняя политика"
В мире продолжаются структурные перемены, следствием которых является повышенная неопределенность. В России эти перемены трактуют как возникновение нового равновесия сил, на Западе – как крушение однополярности, а в Китае – как возможность выстроить порядок на основе согласия. В прошедшем месяце чаще всего на международной повестке дня возникала тема трансформации союзов и союзничества.
ПРЕМИУМ
1 июня 2017 | 19:24

Новая глобальная тенденция: «проектный» подход к союзничеству

В мире продолжаются структурные перемены, следствием которых является повышенная неопределенность. В России эти перемены трактуют как возникновение нового равновесия сил, на Западе – как крушение однополярности, а в Китае – как возможность выстроить порядок на основе согласия. В прошедшем месяце чаще всего на международной повестке дня возникала тема трансформации союзов и союзничества.

Форум «Один пояс – один путь» в Пекине

14-15 мая в Пекине прошел международный форум «Один пояс – один путь». Мероприятие было призвано продемонстрировать миру растущее влияние модели развития современного Китая, глобальный характер предлагаемой им стратегии сотрудничества. Как отмечает Павел Дятленко, отсутствие на пекинском форуме США и нескольких тесно связанных с ними крупных стран, демонстративное неучастие официальной делегации Индии и отказ стран ЕС подписать заранее согласованную с Пекином совместную декларацию указывают на беспокойство ряда стран намерениями Китая.

Вместе с тем, логика китайского проекта – совместное развитие стран Евразии через инфраструктурные и транспортные проекты - предлагает инклюзивный и не формализованный тип международного сотрудничества. Цель проекта ЭПШП прямо противоположна по замыслу программе ЕС «Восточное партнерство». Целью последней было «огородить» зону влияния ЕС в ближайшем пограничье. Жесткая логика «огораживания» привела к геополитической конкуренции России и ЕС за буферные страны, в первую очередь Украину. На этом фоне Россия и Китай не конкурируют за влияние на пограничные страны, а обсуждают пути углубления сотрудничества.

16 мая на полях форума ЭПШП в Пекине состоялся российско-китайский аналитический семинар «Взаимодействие Китая и России и будущее инициативы «Один пояс – один путь», на котором обсуждались перспективы сопряжения проекта ЕАЭС и китайской инициативы «Один пояс – один путь».

Первое зарубежное турне Дональда Трампа 

20 мая Дональд Трамп начал свое первое зарубежного турне, включавшее посещение центров трех мировых религий (Саудовской Аравии, Израиля и Ватикана). В Эр-Рияде было заключено рамочное соглашение о продаже Королевству оружия на сумму 110 млрд. долл. и о взаимных инвестициях на сумму до 400 млрд. долл. С точки зрения архитектуры безопасности Ближневосточного региона, Трамп предложил вернуться к «до-обамовскому» статус-кво: возрождение стратегического сотрудничества с арабскими монархиями при ключевой роли Саудовской Аравии для борьбы с терроризмом и сдерживания Ирана. Андрей Сушенцов указывает, что новая политика не предполагает непосредственного участия США в затратном противостоянии с Ираном и будет ограничиваться оружейными сделками и дипломатическим давлением.

По мнению Ольги Ребро, уделяемое новой администрацией внимание «иранской угрозе» можно объяснить стремлением использовать ее для придания импульса палестино-израильскому урегулированию. В ходе своего визита в Иерусалим Трамп признал противостояние Ирану общей целью для Израиля и Палестины.

США своим союзникам: «Вы сами по себе».

В отличие от ближневосточной части турне, визит Трампа в Брюссель прошел в напряженной обстановке. В то время как европейские партнеры убеждали Трампа в необходимости возврата к ценностным категориям, американский президент указывал на то, что 23 из 28-ми стран-членов НАТО не выполняют двухпроцентную норму (в долях ВВП) расходов на оборону.

Накануне поездки Трампа в Европу в Вашингтоне побывал министр иностранных дел ФРГ Зигмар Габриель. Он продолжил умеренно-настороженную линию немецкого руководства по отношению к новой американской администрации. ФРГ крайне озадачена новой установкой внешней политики США, которую в начале мая озвучил госсекретарь Рекс Тиллерсон: «Каждый несет ответственность за себя». Габриэль подчеркнул важность Трансатлантического партнерства для всех его участников, поскольку немецкие инвестиции в американскую экономику поддерживают 670 000 рабочих мест, а американо-немецкие торговые связи взаимовыгодны. В своей колонке Артем Соколов анализирует, как Берлин призывает США подтвердить статус лидера западного мира.

Германия продолжает настаивать на целесообразности продолжения работы над Трансатлантическим партнерством - однако пока не смогла убедить Вашингтон. После общения с Трампом на саммите НАТО и «Группы семи» канцлер Германии Ангела Меркель не смогла скрыть разочарования:

«Те времена, когда мы могли полностью положиться на других, прошли. Это я осознала за прошедшие дни».

Трансформация феномена союзничества 

Новый тип отношений с партнерами в китайской программе ЭПШП и избирательность США в отношениях с союзниками указывают на появление новой тенденции в сфере союзничества.

По аналогии с тем, как в прошлое уходят прежние формы организации политики и хозяйственной жизни меняются и структуры международной политики. Меняется также и понимание управления: не как набор повторяющихся процедур, а как серии уникальных проектов, для каждого из которых привлекается уникальная совокупность людей, решений, ресурсов. Крупные и устойчивые, постоянные структуры – включая военно-политические союзы – сменяются калейдоскопом политических альянсов, заключаемых ad hoc.

Как пишут Николай Силаев и Андрей Сушенцов, у «проектного» подхода к союзничеству есть три ключевых следствия. Во-первых, понимание союза как проекта делает обязательства по нему менее надежными, чем они были раньше. Во-вторых, трансформация союзничества усиливает неравенство в международной системе. В-третьих, стирается юридическая определенность союзов. Подробнее о значении эволюции союзных отношений и последствиях для России читайте в докладе «Союзники России и геополитический фронтир в Евразии».

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Реалистический подход»

1 марта 2016 | 19:26

Прагматизм внешней политики Азербайджана и "политика качелей"

Визит азербайджанского президента в Исламскую республику Иран стал знаковым политическим событием. Алиев и Роухани провели первые двусторонние переговоры на высшем уровне после снятия антииранских санкций и достижения компромисса между Ираном и Западом. Переговорная повестка дня была весьма насыщенной. Однако значение прошедшего визита не ограничивается одним лишь официальным дипломатическим форматом.

30 июля 2014 | 16:03

Украинский кризис грозит разморозить Приднестровский конфликт

Развитие конфликта на Украине угрожает эскалацией ситуации на приднестровско-украинской границе. 

11 апреля 2016 | 21:04

Логика внешней политики постсоветских государств и роль ОДКБ

У каждой страны-члена ОДКБ есть свои объективные и субъективные резоны для того, чтобы не быть против российской политики, но «воздерживаться». Следует признать сегодняшнюю реальность. Постсоветское пространство, как некая политически интегрированная территория на самом деле не существует. Бывшие республики «нерушимого Союза» расходятся каждый в соответствии со своими интересами

9 марта 2016 | 23:39

Россия и Украина: сценарии отказа от взаимной зависимости

Россия присоединилась к разрушению статус-кво только после того, как остальные нарушили правила игры. Первыми во внутриукраинские дела вмешались Евросоюз и Соединенные Штаты, поддержав одну из двух политических партий, которая ставила целью силовую смену власти. Переворот в Киеве изменил ситуацию, и Запад не попытался интегрировать новую украинскую оппозицию в сложившуюся систему или принять во внимание интересы России.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
20 ноября 2014 | 08:23
29 октября 2014 | 16:00
27 октября 2014 | 13:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова