Владимир Аватков
Вопиющая провокация, которая привела к гибели по крайней мере одного российского пилота, нанесла непоправимый ущерб взаимодействию двух стран. Благодаря такой турецкой «акции» под вопрос ставится не только российско-турецкое взаимодействие, под вопросом теперь и только возникавший диалог по линии Россия-США-ЕС в области борьбы с терроризмом в регионе.
ПРЕМИУМ
25 ноября 2015 | 11:17

Мотивы Турции в инциденте с Су-24 ВКС России и реакция турецких элит

Ситуация вокруг сбитого Турцией над территорией Сирии российского самолета Су-24 стала наиболее кризисным явлением в российско-турецких отношениях со времен Карибского кризиса. Вопиющая провокация, которая привела к гибели по крайней мере одного российского пилота, нанесла непоправимый ущерб взаимодействию двух стран. Благодаря такой турецкой «акции» под вопрос ставится не только российско-турецкое взаимодействие, под вопросом теперь и только возникавший диалог по линии Россия-США-ЕС в области борьбы с терроризмом в регионе.

Очевидно, что у Турции есть свои мотивы. Это и имевшее место ранее нарушение воздушного пространства, и то, что Россия наносит удары по нефтяным объектам ИГ, за которыми стоят приближённые к турецкому политическому истеблишменту круги, и то, что Россия мешает реализации амбициозных планов Турции по наведению порядка у соседей на благо собственных интересов. Недавно к этим мотивам добавился и тот факт, что российские ВКС наносят удары по северу Сирии, где проживают тюрки. Тем самым Москва оказывает помощь курдам в их продвижении на запад. Курдские борцы с ИГ тем самым могли бы сомкнуть кольцо вокруг террористов и помешать их передвижению в Турцию. Все это привело к тому, что у турецкого руководства, эмоционального, привыкшего мыслить на короткую перспективу, родилась мысль о применении силы в надежде завоевать «очки» в глазах США и показать России «ее место».

Сбитый над территорией Сирии российский Су-24 продемонстрировал хрупкость любого экономического взаимодействия России и Турции, не подкрепленного иного рода сотрудничеством.

Несмотря на все экономические достижения, руководство Турции перешло красную линию и должно нести ответственность за свои агрессивные действия.

Однако в турецком руководстве совсем иные настроения. После инцидента прошли активные консультации президента Реджэпа Тайипа Эрдогана, премьер-министра Ахмеда Давутоглу и руководителей министерства обороны и специальных служб. Президент Турции из своей резиденции заявил, что самолет неизвестного происхождения был сбит после многократных предупреждений о нарушении им воздушного пространства. Кроме того, Эрдоган отдельно отметил, что под предлогом борьбы с ИГ наносятся удары по мирным туркменам. Отдельно турецкий президент прокомментировал обвинения в том, что на грузовиках Национальной разведывательной организации Турции (MİT) перевозится оружие сирийским боевикам. В частности, он заявил, что это помощь туркменским братьям, «есть ли в них есть оружие, нет ли – что с того». В свою очередь, премьер-министр А. Давутоглу заявил, что «мы сделаем все необходимое для безопасности нашей страны» и заявил, что Турция уже передала «месседж» всем тем, кто наносит удары по мирным туркменам, будь то террористы, режим Башара Асада или «внешние элементы».

Турецкие СМИ в последнее время нагнетали обстановку вокруг России, представляли ее отнюдь не в дружеском свете. Процесс падения самолета вообще снимался на камеру с турецкой стороны границы, таким образом, что создавалось впечатление, что акция была подготовлена. То же можно сказать и о съемках убитого летчика, которые в весьма хорошем качестве распространили террористы. Все турецкие газеты 25 ноября пестрили заголовками о сбитом самолете, но чаще всего были достаточно сдержаны в оценках. При этом многие издания подчеркивали, что Турция неоднократно предупреждала Россию о том, что ее пространство нарушать нельзя. Иными словами, все печатные СМИ в один голос сходились во мнении, что в данном случае российский Су-24 нарушил турецкое пространство. Аргументация была лишена логики, вместо ссылки на конкретные данные, приводились аксиомы о том, что Россия постоянно нарушает воздушное пространство Турции и, как восторженно писали многие, наконец-то ей был дан достойный ответ. Редкая газета одним предложением все-таки упоминала, что Россия опровергает факт нарушения воздушного пространства.

Интересные процессы проходили в социальных сетях. Под видео со сбитым российским пилотом турки писали восхищенные нецензурные комментарии, но в комментариях к статьям в турецких СМИ скорее можно было встретить настороженность и беспокойство.

Из лидеров парламентских политических партий никто не выразил никакого негативного отношения к произошедшему, очевидно – в надежде набрать очки от поднимающегося в стране национализма. При этом в непарламентских партиях присутствовали разные мнения. Так, глава партии «Родина» Доу Перинчек в своем специальном заявлении в газете «Айдынлык» подчеркнул, что сбитый российский самолет ставит под угрозу «будущее и территориальную целостность Турции». Он отдельно отметил, что «Турция может защитить свою целостность только при сотрудничестве со странами региона», иначе она «попадает в ловушку в рамках планов США».

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Безопасность»

21 декабря 2016 | 23:21

Режим КТО в Грозном не отменяет результаты «замирения» Чечни

Вечером 17 декабря в столице Чеченской республики г. Грозном произошел ряд нападений на сотрудников полиции. Возвращение в столицу Чечни режима КТО ставит вопрос о том, насколько успешно реализуется политика «замирения» республики. Несмотря на отдельные всплески активности боевиков ситуация в Чечне демонстрирует скорее позитивную динамику, особенно по стандартам всего Северного Кавказа.

2 января 2015 | 18:43

Политика ЕС на Ближнем Востоке все больше зависима от приоритетов США

Однако важнейшим итогом Совета стала смена парадигм: ИГИЛ теперь – это исключительно «иракский» вопрос: решать его нужно «из Ирака» совместно с местным правительством и курдской администрацией, в то время как в Сирии ИГИЛ – это лишь побочный фактор, а основной задачей остается свержение Башара Асада при возвышении умеренных оппозиционных сил. 

14 мая 2015 | 09:00

Враг моего врага: Сблизит ли террористическая угроза Россию и США

Налицо общая угроза российским и американским интересам. Однако более детальный анализ северокавказского измерения отношений между Москвой и Вашингтоном показывает, что для воплощения на практике принципа «враг моего врага — мой друг» требуется учесть множество нюансов и деталей, которые, как правило, остаются вне фокуса внимания, утопают в потоке эмоциональной конфронтационной риторики с обеих сторон.

11 августа 2015 | 19:26

Почему приграничные конфликты в Средней Азии отразятся на России

В минувшие выходные власти Киргизии и Таджикистана сумели остановить бытовой конфликт, переросший в локальные беспорядки, в приграничных районах обеих республик. Еще в самом начале августа жители киргизского села Кок-Таш обиделись на соседей из таджикского села Майское за то, что те заблокировали им дорогу на местное кладбище, и в отместку перекрыли канал, по которому вода поступает в таджикское село Чорсу. Там этим возмутились, набрали камней и пошли разбираться. Итог этой разборки между двумя сотнями (а по неофициальным данным, пятью сотнями) разгневанных сельчан — пятеро раненых киргизов, шестеро раненых таджиков, а также семь поврежденных домов и одна сожженная машина.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова