Андрей Сушенцов
Несмотря на такое, вроде бы лобовое столкновение, наоборот, имеет место попытка провести инвентаризацию того, по каким вопросам сотрудничество возможно. Более того, есть настрой на то, чтобы даже в этих сложных условиях пытаться найти ниши для сотрудничества. И вызвано это исключительно тем, что последние санкции были приняты не в едином порыве, в консенсусе между американскими и европейскими элитами, а в ситуации глубокого внутреннего водораздела внутри политической элиты США, с одной стороны, и между США и их союзниками в Европе – с другой.
ПРЕМИУМ
11 августа 2017 | 20:35

Между принятием "санкционного закона" и его реализацией нет автоматизма

2 У вас осталось просмотра
Увеличить количество просмотров

2 августа президент США Дональд Трамп подписал так называемый «санкционный законопроект». 6 августа состоялась встреча министра иностранных дел России Сергея Лаврова и госсекретаря США Рекса Тиллерсона в ходе саммита АСЕАН на Филиппинах. Руководитель агентства «Внешняя политика», программный директор Валдайского клуба Андрей Сушенцов в специальном комментарии порталу «Политаналитика» рассказывает о том, какие возможности остались для развития российско-американских отношений после введения США новых санкций против России, которые многие эксперты уже сравнили с поправкой Джексона-Веника, действовавшей многие годы:

— Уважаемый Андрей Андреевич! В своем комментарии «Независимой газете» на прошлой неделе Вы отметили: «Сложилась довольно парадоксальная ситуация: вроде бы после таких деконструктивных шагов должен был произойти фронтальный кризис в двусторонних отношениях, но в действительности мы наблюдаем иное». И в связи с этим говорили о том, что для предстоящих переговоров Сергея Лаврова и Рекса Тиллерсона есть, как ни странно, неплохая база, что переговоры могут пройти успешно. Оправдались ли Ваши прогнозы?

— Я несколько по-иному расставлял акценты, чем говорите Вы. В первую очередь, я отметил, что принятие этого пакета санкций в любой другой ситуации вызвало бы фронтальный кризис в отношениях, как это было в контексте крымских событий и событий на Донбассе. То есть лобовое столкновение двух внешних политик, долгосрочный кризис и фронтальное ухудшение отношений по линии западных союзников с нами. Но мы наблюдаем иное.

Несмотря на такое, вроде бы лобовое столкновение, наоборот, имеет место попытка провести инвентаризацию того, по каким вопросам сотрудничество возможно. Более того, есть настрой на то, чтобы даже в этих сложных условиях пытаться найти ниши для сотрудничества.

И вызвано это исключительно тем, что последние санкции были приняты не в едином порыве, в консенсусе между американскими и европейскими элитами, а в ситуации глубокого внутреннего водораздела внутри политической элиты США, с одной стороны, и между США и их союзниками в Европе – с другой. Если бы те же самые санкции были приняты уходящей администрацией Барака Обамы или новой администрацией Хиллари Клинтон – победи она на выборах – на фоне эмоционального единства внутри США и путем достижения консенсуса с европейцами, это было бы серьезно, долгосрочно и опасно для нас.

Что касается того, оправдался ли мой прогноз о развитии российско-американских отношений в ближайшей перспективе, то – да. Лавров и Тиллерсон в выступлениях для прессы по итогам их встречи оба были довольно сдержанно-оптимистичны. Лавров говорил, что американцы настроены на развитие контактов, на поддержание диалога по важным для нас вопросам, договора о РСМД, ситуации в Сирии. Я думаю, рано ставить точку в российско-американских отношениях, хотя этот санкционный пакет резко ограничивает возможности для американской администрации что-то предложить России в плане сотрудничества.

Сейчас пришло время не акцентироваться на США как нашем главном контрагенте. Нынешнее состояние долгосрочное, мы его условно называем новой нормой, наши отношения всегда будут содержать и элемент соперничества, и элемент сотрудничества. Надо сконцентрироваться на диверсификации внешней политики, ориентироваться не столько на США, сколько на партнеров и соседей в Европе и Азии, соседей по постсоветскому пространству, выстраивать многомерную стратегию.

— Однако так называемый «санкционный закон» не затрагивает напрямую отношений России и США – ведь и президент России отметил, что у нас очень низкий уровень экономических контактов с США, – этот закон касается отношений России с другими странами, ограничивая или наказывая представителей тех стран, которые взаимодействуют с Россией. В этом смысле диверсификация отношений России, скажем, с Европой может оказаться бессмысленной, ведь российско-европейское сотрудничество как раз и попадёт под американские санкции.

— Реальная картина мира состоит из многих деталей. В данном случае важно отметить, что в санкционном пакете много условного. Скажем, этот закон не является законом прямого действия, в отличие от указов Барака Обамы, которые сразу вступали в силу. В подписанном Дональдом Трампом законе конгресс США побуждает администрацию Белого дома выставить перечень условий или перечень критериев, по которым будут оцениваться российские действия. Этот закон только побуждает администрацию наложить на отдельные российские и иностранные предприятия и частных лиц ограничения, однако сама администрация должна сформулировать перечень этих лиц. Следовательно, нужен еще один шаг – администрация Трампа должна сформулировать, о каких ограничениях и по отношению к кому идет речь. Сам Трамп при подписании закона специально оговорился, что он не согласен с мерами, которые в этот закон заложены. Здесь стоит вспомнить юридическую формулу, придуманную юристами в администрации Джорджа Буша-младшего администрация может по своему усмотрению игнорировать ряд положений тех законов, которые президент вынужден подписать, но с которыми он не согласен.

Поэтому логично предположить, что ключевой вопрос сейчас в какой мере администрация будет искать возможности для исполнения этого закона. А в какой мере, наоборот, будет уклоняться от его исполнения.

Думаю, что сейчас администрация ищет ту гибкую линию, которая ей наиболее выгодна. И предстоит интересный процесс вокруг этого закона. Особенно интересный в связи с тем, что американцы залезают в чужую епархию: энергобезопасность Европы – это европейское дело, а не американское. Причем США влезают в это дело в оперативном, наступательном режиме, заставляя европейцев покупать американский газ, что не может их не раздражать. Конечно, часть Европы – в первую очередь, восточно-европейские союзники США – обнадеживают американцев. Но они – не главные стейк-холдеры в этом вопросе. По реакции же Германии, Австрии, Еврокомиссии видно, что так просто американское давление не пройдет. А если в долгосрочной перспективе размывание трансатлантического консенсуса продолжится, то само по себе это приведет к эрозии санкций.

Американцы, никого не спрашивая, начинают защищать свои экономические интересы, принуждая европейцев к определенным действиям. Это совсем другая логика, чем та, которой руководствовался Обама, когда предлагал санкции против России. Уже сейчас немецкие политики говорят о том, что санкции требуют постепенного пересмотра, что необходимо поддерживать Россию, идти ей навстречу в обмен на ее встречные шаги. Диалог уже начинается, и он будет продолжаться.

— Какие ответные меры стоит предпринять России в ответ на американский «санкционный закон»? Президент России в своем недавнем интервью телеканалу «Вести», объявив о резком сокращении сотрудников дипломатического ведомства США на территории России, вместе с тем сказал, что это – все меры, которые, на его взгляд, стоит предпринять на данном этапе. Нужно ли, тем не менее, иметь в запасе арсенал каких-то ответных мер?

— Нужно внимательно наблюдать за тем, каким образом этот закон будет реализовываться. На мой взгляд, между принятием закона и его реализацией нет автоматизма. Первое.

Второе – есть риск перегнуть палку и ответить избыточно, навредив своим собственным интересам.

После принятия этого закона складывается ситуация, которая вполне удовлетворяет российским интересам: происходит разделение внутри лагеря трансатлантических союзников, налицо готовность Германии не реализовывать американские требования, а реализовать вместе с Россией «Северный поток – 2».

Москве нельзя делать ничего, что повредило бы этим планам, оттолкнуло бы Германию, послав сигнал, что, мол, Россия обиделась и сотрудничать не будет.

Символическая реакция должна быть внятная и убедительная, но не сковывающая руки –как в отношениях с США, так и в отношениях с партнерами в Европе и Азии, прежде всего с Германией и Японией. Япония – это американский союзник, при этом, у нас позитивная тенденция в двусторонних отношениях, которую также важно сохранить.

Конкретные меры с нашей стороны стоит принимать тогда, когда какие-либо конкретные ограничения вступят в силу. Да, крупный российский бизнес, который прямо или косвенно попадает под санкции, уже проводит оценки экономических последствий, исходя из наиболее неблагоприятного сценария. Но это нормально. Такова их работа.

Не торопясь с реакцией, мы ведем себя рассудительно, это оставляет Трампу возможность принять правильное решение, не блокировать себе отношения с Россией. Нам же это позволяет правильно оценить, какие последствия наша реакция может иметь для нас самих.

— Насколько отношения между российским МИДом и внешнеполитическим ведомством США зависят от фигуры Тиллерсона, у которого явно сложились отношения с Лавровым? В случае отставки Тиллерсона, о возможности которой писал пару недель назад CNN, можно ли будет рассчитывать на конструктивное взаимодействие?

— Не уверен, что могу дать готовый ответ. Фигура Тиллерсона важна для двухсторонних отношений, это человек новый в сфере дипломатии, но не новичок в сфере стратегического взаимодействия со сложными партнерами. Он ожидаемо сталкивается с сопротивлением собственных подчиненных, постоянными утечками информации. Вроде бы есть трения между ним и фигурами в администрации, которые хотели бы крупных перемен в сторону большей жесткости в отношении России, Ирана, Китая. Его фигура носит конструктивный характер, сдерживает от крайностей и задает определенный профессионализм американской внешней политике, позволяет ей избавляться от гиперидеологического крена. Это очень трудная и монументальная задача; справится он с ней или нет – пока не ясно. Если заработает себе слишком много врагов – скорее, нет, чем да. В любом случае, еще рано подводить итоги.

Что касается Лаврова, то для него это далеко не первый госсекретарь США. Думаю, что он сможет работать с любой фигурой. Любой госсекретарь окажется вынужден работать в тех узких рамках, в которых находятся наши отношения. Вряд ли российско-американские отношения ждет коллапс, если Тиллерсон уйдет. Здесь вся ситуация – в полутонах и нюансах.

— Когда Трамп был вынужден подписать закон, который ему навязал Конгресс и который всё равно был бы принят Конгрессом, некоторые российские эксперты заговорили о кризисе политической системы США, усилении роли Конгресса и возможной трансформации США в сторону парламентской республики. Согласны ли Вы с такой точкой зрения?

— Я бы не стал говорить о динамике такого рода. Пока что мы наблюдаем ситуативный эпизод, нацеленный на ограничение полномочий президента Трампа по отдельному вопросу. Конгресс добился резкого сокращения полномочий президента по важному для оппозиции направлению. Говорит ли это о том, что конституция меняется и происходит глубокая трансформация американской политической системы? Я пока не вижу оснований для такого вывода. Трамп во многом сохраняет инициативу, хотя и сильно парализован Конгрессом. Мне кажется, что это только начало президентства Трампа. Что он только начал чувствовать вкус к тому, что это такое – быть президентом. Да, произошло ограничение его полномочий. Но американская законодательная традиция и вообще юриспруденция настолько развитая и разветвленная, что квалифицированный юрист Белого дома, как это бывало во всех предыдущих администрациях, сможет найти такую версию трактовки любого закона, который позволит Белому дому делать то, что он хочет. Говорить о трансформации политической системы США преждевременно. Пока мы наблюдаем нетипичный эпизод из отношений нетипичного президента США с Конгрессом. Не более того.

 

Впервые опубликовано на сайте Политаналитика

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Реалистический подход»

31 августа 2015 | 07:48

На пути к «рейганистской» России: политика России в области безопасности после Путина

Таким образом, стратегический подход Москвы, лишенный эмоционального багажа и ставший способным относительно рационально оценивать, в каких случаях и по каким вопросам нужно сотрудничать с внешними силами, превратит Россию в страну, с которой проще уживаться. Если получится разрешить такие чувствительные вопросы, как расширение НАТО и установка систем ПРО, то мы сможем создать такой мир, в котором Россия, сохраняя свое явное отличие от Западных государств (и раздражая этим непривлекательным состоянием либералов), будет государством, с которым можно эффективно сотрудничать

1 февраля 2016 | 19:00

Иран выходит из-под санкций: перспективы нефтяного рынка

В ходе приуроченного к отмене санкций визита президента Ирана в Европу складывалось впечатление, что европейцы и персы наконец нашли друг друга. В общем-то этому роману мало что может помешать, так что теперь наши компании столкнутся на иранском рынке с конкуренцией куда более острой, чем прежде.

12 мая 2015 | 21:58

Крымский прецедент и новая украинская политика России

Вопреки распространённому мнению о том, что Москва дестабилизирует Украину, сегодня Россия является главным заинтересованным гарантом ее целостности. Более того, локализация нестабильности на Украине и ограничение ее влияния на соседей составляет общие цели политики России и ЕС. 

5 октября 2016 | 22:58

Китай заинтересован в стабильности в Средней Азии

Китай стремительно усиливает своё влияние в Средней Азии. Основные устремления Пекина в регионе относятся, главным образом, к сфере энергетики и безопасности. Россия будет вынуждена считаться с продвижением Поднебесной в сферу своих интересов и договариваться об эффективных формах сотрудничества.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
23 января 2015 | 18:00
20 января 2015 | 15:00
28 декабря 2014 | 00:33
26 декабря 2014 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
17 декабря 2014 | 20:00
12 декабря 2014 | 14:00
17 ноября 2014 | 09:00
Следующая Предыдущая

Оставьте свой e-mail для получения бесплатных материалов

 
Получить доступ к бесплатным материалам
Не показывать снова
Авторизация
Этот материал доступен для премиум-подписчиков.
Пожалуйста, войдите на сайт с помощью кнопки в правом верхнем углу.