Александр Большаков
Внутренние проблемы Франции в значительной мере отошли на второй план в политической повестке президента Макрона. В последнее время он, в основном, сосредоточился на продвижении своей программы общеевропейских реформ. Однако, какими бы убедительными ни казались его речи на сцене международной дипломатии, они не могут отвлечь от фундаментально важных перемен, происходящих внутри страны.
ПРЕМИУМ
21 февраля 2018 | 17:38

Макрон реформирует рынок труда во Франции

Внутренние проблемы Франции в значительной мере отошли на второй план в политической повестке президента Макрона. В последнее время он, в основном, сосредоточился на продвижении своей программы общеевропейских реформ. Однако, какими бы убедительными ни казались его речи на сцене международной дипломатии, они не могут отвлечь от фундаментально важных перемен, происходящих внутри страны. Успех внешней политики Эммануэля Макрона будет зависеть от результативности внутренних реформ, главная из которых – реформа рынка труда.

Экономика Франции долгое время была скованна обременительным для фирм трудовым законодательством. Трудовые споры во Франции традиционно регулировались исходя из презумпции слабости, незащищенности работника перед лицом работодателя, поэтому в случае конфликтов судебные решения, как правило, выносились в пользу работников. Французские предприниматели понимали, что уволить сотрудника – значит предстать перед судом, поэтому старались меньше нанимать либо предлагали краткосрочные контракты. Насущная задача – обеспечить юридическую защиту права предпринимателей действовать исходя из соображений выгоды, и если того требуют рыночные обстоятельства, гибко управлять трудовыми ресурсами, свободно нанимая и увольняя нужных специалистов. Эта мера, идущая вразрез с принципами государства всеобщего благосостояния, важна для повышения конкурентоспособности французской экономики, давно находящейся в тяжелом состоянии. После либерализации рынка труда, как ожидается, возникнут новые рабочие места. Это снизит безработицу (сейчас она составляет 9,2%, что в два с половиной раза больше, чем в Германии) и ускорит экономический рост.

Попытки прежнего президента, Франсуа Олланда, оптимизировать трудовое законодательство оказались неудачными из-за того, что он не имел мандата от избирателей на проведение всеохватных преобразований праволиберальной направленности, он шел на выборы с противоположными лозунгами, критикуя рыночную экономику во всех ее проявлениях. Эммануэль Макрон, напротив, построил и президентскую и парламентскую кампании на обещании добиться изменений, хотя и социально болезненных, но абсолютно необходимых для улучшения условий ведения бизнеса. В сентябре 2017 года Макрон подписал пять указов о реформе трудового кодекса, которые в августе были подготовлены правительством.

В январе 2018 года основные положения реформы вступили в законную силу и появились первые данные о реакции предпринимателей. Бизнес приветствует реформу и охотно пользуется новыми правилами, чтобы сокращать избыточный персонал. Например, розничная сеть Carrefour планирует уволить 2400, Peugeot Citroën Automobiles – 2200, а французский филиал Nestle – 400 сотрудников.

Какие нововведения имеют наибольшее значение?

Во-первых, предприятия теперь защищены от финансовых потерь, вызванных чрезмерно большими выплатами несправедливо уволенным людям. Введено ограничение величины денежной компенсации, которая по решению суда выплачивается фирмой сотруднику в случае незаконного увольнения. Судья больше не может определять размер выплаты по своему усмотрению. Сумма ограничена диапазоном от 0,5 до 20 месячных зарплат. Конкретная цифра компенсации должна назначаться судом в зависимости от выслуги лет работника и от численности персонала на данном предприятии. Например, человек, проработавший 1 год на фирме, где занято менее 11 сотрудников, может рассчитывать на компенсацию размером от 0,5 до 2 месячных зарплат, а тот, кто проработал этот же срок на фирме, где занято более 11 сотрудников, – от 1 до 2 месячных зарплат. Человек со стажем более 30 лет получит от 3 до 20 месячных зарплат, вне зависимости от числа занятых на фирме.

Во-вторых, разрешены прямые, без посредничества отраслевого профсоюза, переговоры между нанимателями и работниками об оплате и продолжительности рабочего дня, в частности, о сверхурочной работе. Раньше подобного рода переговоры велись не на уровне отдельной компании, а в масштабах всей отрасли, и затем уже «спускались» сверху как обязательные к исполнению предписания. Это послабление касается малого и среднего бизнеса. Более крупные структуры по-прежнему будут вынуждены все согласовывать с отраслевыми профсоюзами.

В-третьих, работодатель может договориться с сотрудниками о коллективном увольнении по взаимному согласию. Работодателю не надо, как прежде, обосновывать это решение экономическими трудностями компании. Достаточно предложить людям выгодный для них пакет компенсаций, чтобы они согласились расторгнуть контракт.

И наконец, упрощена внутрифирменная система коммуникации. Дело в том, что раньше в каждой французской компании, если в ней работало более 50 человек, действовали целых три органа рабочего представительства: 1) комитет предприятия (comité d'entreprise) собирал данные обо всех будущих изменениях наподобие трансформации структуры управления или планов массовых увольнений и информировал начальство об отношении коллектива к этим изменениям; 2) представители коллектива (délégués du personnel) выдвигали требования и вели с начальством переговоры от имени всех сотрудников; 3) комитет по условиям труда (comité d’hygiène, de santé et des conditions de travail) отслеживал безопасность производственного процесса. Отныне их заменит единое представительство коллектива – социально-экономический комитет (comité social et économique), который должен создаваться, если в компании более 11 сотрудников.

Многих граждан убедят доводы тех, кто оспаривает плодотворность этих преобразований. Например, исследование Европейского института профсоюзного движения обращает внимание на очевидный факт – во Франции в период недавнего финансового кризиса благодаря трудовому законодательству, максимально затрудняющему увольнения, удалось избежать массовых сокращений, а значит и резкого роста безработицы. В этом исследовании приводятся статистические данные за более чем полувековой период, согласно которым во Франции колебания уровня безработицы не имеют твердой корреляции с изменениями в трудовом законодательстве. Вывод прост: нельзя побороть безработицу путем расширения права увольнять. Сохранение существующих рабочих мест никак не мешает созданию новых – был бы экономический рост. Если принять точку зрения профсоюзных аналитиков, получается, что либерализация рынка труда бесполезна как для борьбы с безработицей, так и для стимулирования роста экономики.

Как можно трактовать курс французского президента в терминах политической теории? Прагматизм Макрона не образует третьего, центристского, пути в политике, противостоящего левому либерализму, с одной стороны, и правому популизму – с другой. Его сторонники не центристы, а политики левого толка, готовые максимально сдвинуться в центр. Это, так сказать, «просветленные» левые, внявшие голосу здравого смысла и до известной степени признавшие целебные свойства большей рыночной свободы в экономике и технократизма в государственном управлении. Их опыт и влияние, помноженные на энергию и еще не растраченный авторитет Макрона, в случае успеха реформ во Франции могут придать импульс и очередному этапу развития ЕС. Помимо всего прочего, прагматичный европеизм руководства Франции послужит вполне конкретной и весьма приземленной цели: усилить французское влияние внутри брюссельской бюрократии, во многом германофильской.

Франция, несмотря на социально-экономические трудности, не хочет отказываться от лидерских позиций в Европе. Сейчас, после ухода Британии из ЕС, Германия единственный равновеликий партнер-конкурент Франции. Разумные реформы мобилизуют страну, дадут ей возможность уравновесить влияние Германии и стать вторым мотором ускоренной евроинтеграции. Исправить недостатки в организации рынка труда – значит экономически подкрепить свои внешнеполитические амбиции.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Экономика»

17 декабря 2014 | 20:00

Экономическая НАТО

Решимости европейских лидеров противостоит мощное общественное движение. В октябре на улицы 22 стран-членов ЕС вышли десятки тысяч протестующих. И это неудивительно — каждой европейской стране есть что терять.

28 сентября 2015 | 18:45

Дрейф на восток: ДНР и ЛНР взяли курс на интеграцию в российское экономическое пространство

Все стороны, связанные с украинским конфликтом, признавать крах Минского процесса не торопятся. Внимание европейских правительств сейчас отвлечено от Украины острой проблемой беженцев. Американцы заинтересованы в сохранении нынешнего шаткого, вялотекущего конфликта, хотя уже понимают, что поддерживать его в таком состоянии становится крайне непросто. В этих условиях Москва запустила процесс плавной экономической интеграции Донбасса в Россию.

14 октября 2014 | 09:04

Чем грозят странам Прибалтики российские контрсанкции

В Прибалтике надеются, что падение цен на сельхозпродукцию позволит частично компенсировать закрытие российского рынка внутренним спросом, но отсутствие роста цен вкупе с резким увеличением предложения приведет к вытеснению с рынка мелких хозяйств.

4 апреля 2014 | 17:54

Россия и США: санкции и сотрудничество

Экономическая взаимозависимость, делающая любую страну столь уязвимой для внешнего вмешательства, сегодня является тем сдерживающим и стабилизирующим фактором, каким было ядерное оружие во времена «холодной войны».

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
17 декабря 2014 | 20:00
5 декабря 2014 | 17:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова