Александр Чеков
КНДР нуждается в экономической помощи для развития, но уже не готова отказаться от своей ядерной программы ради ее получения. Взвинтив ставки, Пхеньян пробует добиться этой помощи от международного сообщества, используя в качестве «разменной монеты» уже не ядерное оружие, а развернутую им военную активность.
ПРЕМИУМ
5 апреля 2014 | 18:26

Логика внешней политики КНДР

За изменением курса политики КНДР стоит новый северокорейский лидер Ким Чен Ын. Сомнения относительно его несамостоятельности в принятии политических решений развеялись после проведенной им чистки управляющей верхушки в последние два года. Предположения том, что Ким Чен Ын может действовать под влиянием близких его отцу генералов и партийных деятелей не оправдались. Северокорейский лидер достаточно укрепил свою личную власть, чтобы проводить самостоятельную политику как внутри страны, так и на международной арене.

Цели внешней политики КНДР
Стратегические цели внешней политики КНДР остаются прежними с момента первого испытания ядерного оружия в 2006 году – это получение гарантий безопасности от США в обмен на денуклеаризацию или международное закрепление своего статуса ядерной державы. Из двух взаимоисключающих целей Пхеньяну будет достаточно достигнуть одной. Однако, в последние несколько лет вторая цель имеет для КНДР больший приоритет, чем первая. Интервенция в Ливию, которая отказалась от ядерной программы в обмен на снятие международных санкций, окончательно уверила Пхеньян, что именно наличие ядерного оружия является главным фактором сохранности существующего политического режима. 

Ситуация дополнительно отягощается тем, что КНДР уже имела печальный опыт «отказа» от ядерной программы. По условиям американо-корейского соглашения 1994 г. Пхеньян заморозил ее в обмен на поставку двух легководяных ядерных реакторов. Однако в 2003 г. американская сторона нарушила условия заключенного соглашения, отказавшись от поставки ректоров. Имея такой опыт сотрудничества, Пхеньян будет твердо держаться за ядерное оружия как гарантию сохранности режима от внешнего военного вмешательства. 

Провокация как средство торга
В марте 2013 г. на первом за двадцать лет заседании ЦК Трудовой партии Кореи было объявлено, что ядерное оружие является «жизнью нации», а «не товаром для получения долларов от США или предметом политического торга». Это сообщение отражает новый подход северокорейского лидера к ядерному оружию. Предыдущий лидер КНДР Ким Чен Ир в марте 2011 г. заявлял о согласии КНДР на участие в шестисторонних переговорах о денуклеризации без предварительных условий. Его сын выбрал во взаимодействии с международным сообществом другую тактику: начиная с марта 2012 г. Северная Корея регулярно проводит пуски баллистических ракет, а в феврале 2013 г. провела третье испытание ядерного оружия. В дополнение ко всему, 30 марта 2013 г. КНДР разорвала перемирие 1953 г. и объявила “состояние войны” с Южной Кореей.

Намеренно обостряя ситуацию, Северная Корея, казалось бы, ещё сильнее загоняет себя в международную изоляцию. Однако в действиях режима можно увидеть определенную логику. Так, Пхеньян активно использует нарастающее напряжение для «сплачивания» северокорейцев вокруг своего лидера и препятствует расколу элит перед лицом США. Намеренное повышение градуса напряженности Пхеньяном преследует и другую цель. Страна по-прежнему испытывает необходимость в экономической помощи для дальнейшего развития, однако уже не готова на отказ от своей ядерной программы ради ее получения. Взвинтив ставки, Пхеньян может попробовать добиться этой помощи от международного сообщества, используя в качестве «разменной монеты» уже не ядерное оружие, а развернутую им военную активность.

Международная реакция
Провокационная и жесткая политика КНДР вызывает озабоченность у всего международного сообщества, но особенно у Южной Кореи и США. При президенте Джордже Буше-младшем Америка официально объявила КНДР государством-изгоем и вся политика Вашингтона в этот период преследовала только одну цель: добиться смены северокорейского режима. Предыдущий президент Южной Кореи Ли Мен Бак, ориентировавшийся в своей политике на Вашингтон и Токио, также разделял эти цели: в период его президента экономическая помощь и сотрудничество с северным соседом были сведены к минимуму. 

Однако при администрации Барака Обамы США удалось добиться определенных успехов на корейском направлении. В феврале 2012 г. Вашингтон и Пхеньян заключили соглашение, по условиям которого в обмен на очередное «замораживание» своей ядерной программы КНДР должна была получить от США 240 тысяч тонн мазута. Но уже в марте того же года соглашение было разорвано из-за запуска Пхеньяном баллистической ракеты Ынха-3, приуроченной к празднованию столетия со дня рождения Ким Ир Сена. Тем не менее, сам факт его заключения говорит о том, что в позиции США произошли важные изменения – они снова показали свою готовность вести диалог с Пхеньяном.

Позиции двух других ключевых игроков - России и КНР - во многом схожи. Москва и Пекин в один голос заявляют о неприемлемости «ядерного статуса» КНДР, но при этом выступают категорически против решения корейской проблемы через насильственную смену режима. Сегодня все ключевые международные участники (включая Южную Корею и Японию) так или иначе выступают за диалог с Пхеньяном. В условиях, когда рычаги давления на северокорейский режим практически исчерпаны, остается только ждать, когда к этому диалогу будет готов сам Пхеньян.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

21 мая 2015 | 09:00

Феномен Си: Чем нынешний глава КНР отличается от своих предшественников

Си Цзиньпин пришел к власти в непростой для КНР момент. Темп экономического развития страны замедляется, коррупционные скандалы подтачивают авторитет Компартии, а США объявили о начале реализации концепции «возвращения в Азию», что многие в Китае восприняли как намерение Вашингтона сдержать его рост. Ответить на все эти вызовы предстояло молодому по меркам китайской элиты и харизматичному лидеру.

17 июля 2015 | 12:04

«Идея поделить мир между США и Китаем умерла сама собой»

БРИКС – это в основном молодые государства, относительно недавно заявившие о себе: Индия – с 1947 года, Китай – с 1949-го. Все они, каждое по-своему, в свое время прошли период евроатлантического романтизма, когда эти государства были готовы к односторонним уступкам Западу. Да и сейчас нельзя сказать, что, скажем, Индия не приветствует диалог с Западом. Просто это уже не прежняя «слепая любовь».

17 февраля 2017 | 10:01

Дайджест внешней политики США (10-16 февраля)

Через месяц после инаугурации неразбериха, свойственная начальному периоду президентства, продолжает набирать обороты. Поступают сигналы о разногласиях внутри самой администрации. Несмотря на скандалы внутри страны, за неделю Дональд Трамп принял в Белом доме сразу трех близких союзников США: премьер-министров Японии, Канады и Израиля.

23 октября 2014 | 00:42

Алжирский прагматизм на фоне региональной борьбы с исламистским экстремизмом

Главным качеством, характеризующим внешнюю политику Алжира, является прагматизм, проявляющийся во всех сферах – от экономики до безопасности, от газового экспорта до отношений с исламистами – и преследующий цель обеспечения стабильности и самостоятельности государства и ограничения внешнего вмешательства. Это качество сегодня позволяет алжирскому руководству ограничить влияние охвативших весь регион разрушительных последствий «арабской весны» в лице активизации разнородных исламистов.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
2 апреля 2014 | 01:00
26 декабря 2014 | 09:00
17 ноября 2014 | 09:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова