Андрей Сушенцов
Вопреки распространённому мнению о том, что Москва дестабилизирует Украину, сегодня Россия является главным заинтересованным гарантом ее целостности. Более того, локализация нестабильности на Украине и ограничение ее влияния на соседей составляет общие цели политики России и ЕС. 
ПРЕМИУМ
12 мая 2015 | 21:58

Крымский прецедент и новая украинская политика России

Вопреки распространённому мнению о том, что Москва дестабилизирует Украину, сегодня Россия является главным заинтересованным гарантом ее целостности. Более того, локализация нестабильности на Украине и ограничение ее влияния на соседей составляет общие цели политики России и ЕС. Именно поэтому Еврокомиссия играет неожиданно конструктивную роль в переговорах по газовой задолженности Украины и России.

Россия могла бы быстро, эффективно и - главное - анонимно дестабилизировать ситуацию на Украине и привести к власти в Киеве лояльные силы. Почему она этого не делает?

С другой стороны, почему Россия поддержала сецессию Крыма и приняла его в состав своей Федерации? Многие наблюдатели на Западе полагают, что Москва вступила на путь «собирания земель» - населенных русскими осколков территории Советского Союза.

В действительности обе цели – сохранение единства Украины в новых границах, т.е. без Крыма – направлены на решение стратегической задачи России: сохранить стабильность территории к западу от своих границ и вывести из-под удара свой ключевой интерес – позиции Черноморского флота в Крыму. 

Россия как естественная держава «статус-кво»

Практика последних лет показывает, что активная наступательная внешняя политика дорога и неэффективна. Последствия действий США в Афганистане, Ираке и Ливии это подтверждают. Глобализация и ядерный паритет сделали крупные страны заложниками мирного решения конфликтов. Новые территории и население не дают роста, но потребляют ресурсы. Мощь современного государства прирастает экономикой, а главное условие его социальной стабильности – постоянный рост размера ВВП на душу населения. Россия встала на путь устойчивого роста экономики только в 1999 году, тогда как США – еще в 1880-х гг. Наверстать упущенное уже невозможно, но стремиться к этому необходимо. Поэтому сохранение позитивной экономической динамики – главная задача политического класса России.

Российская экономика остается необычайно хрупкой. Первая индустриализация страны в 1930-х гг. проводилась не на рыночной основе, а перевод промышленности на капиталистические отношения в 1990-х годах сопровождался эксцессами приватизации. России по-прежнему приходится преодолевать последствия нерыночного планирования производства, когда соображения целесообразности при строительстве индустриальных районов заменялись требованиями создания всесоюзной кооперации.

При этом распад СССР не сопровождался глубоким урегулированием между его бывшими участниками, аналогичным международному режиму после Второй Мировой Войны - переделом границ, обменом населения и закрепляющими новый «статус-кво» договорами. Страны союза еще несколько лет продолжали жить как части единого государства. Крушение единства сопровождалось и будет сопровождаться конфликтами, если оно происходит стремительно.

Разбросанность взаимосвязанных производств по всему пространству бывшего СССР ставит перед странами постсоветского пространства уникальную по сложности задачу - сохранить интегрированность экономик при распаде политического единства. Этот путь прямо противоположен истории интеграции в ЕС, но аналогичен ему по логике - потребности развития побуждают объединение усилий.

Только вместе Россия и Украина могут строить самые большие в мире самолеты типа «Руслан», вертолеты типа «КА» и «МИ» и совершенные межконтинентальные баллистические ракеты. В глазах Москвы это - тот «ребенок», которого нельзя «выплеснуть вместе с водой». 

Хрупкость этого баланса вынуждает Москву избегать резких перемен в отношениях с соседями, контакты с которыми носят стратегический характер для российской экономики - Беларусь, Казахстан, Украина, Азербайджан и Туркменистан. Ряд стран разделяет общие с Россией интересы сохранения устойчивых отношений во имя стабильности и экономического роста - Беларусь, Казахстан, Армения, Азербайджан, Туркменистан. Все они со своими особенностями, но давно встали на путь извлечения прибыли из советского наследства и с тех пор держат руль ровно.

На этом фоне велики угрозы дестабилизации в стагнирующих или кризисных экономиках на Украине, в Грузии, Абхазии, Кыргызстане, Узбекистане и Таджикистане. Наиболее рисковая стратегия резких и глубинных преобразований в Грузии и на Украине требует четкого планирования и большого реализма. В отсутствие обоих условий Тбилиси и Киев не могут похвастаться экономическими успехами. Но первой до конца прошла путь политического радикализма именно Россия, инициировав распад СССР, "шоковую терапию" в экономике, расстрел Верховного совета в 1993 году и первую войну в Чечне.

Москва усвоила, что резкие преобразования и простые решения сложных проблем - высоко рисковая стратегия. Основываясь на этом опыте, Россия с конца 1990-х гг. выбрала путь медленного, но устойчивого роста и избегания вовлечения в дорогостоящие конфликты. Именно поэтому Москва никогда не инициировала пересмотр «статус-кво» в поясе своих границ, но присоединялась к его разрушению последней и только тогда, когда страдали ее жизненные интересы. Так было в Грузии в 2008 году, так произошло на Украине и в Крыму в 2014 году.

Россия не форсирует перемены в местах, где худой мир лучше доброй ссоры (Приднестровье, Нагорный Карабах, Кыргызстан). Она оставляет без последствий нарушение своих второстепенных интересов (Югославия, Ирак, Ливия, Сирия). Но она не остается безучастной, если затронуты ее жизненные интересы.

Интересы России на Украине

Задача поступательного экономического развития России делает необходимым стабильность и целостность Украины. Две страны связаны, как никакие другие на постсоветском пространстве. До референдума в Крыму жизненным интересом Москвы было базирование на полуострове Черноморского флота. Таким же интересом является и нейтралитет Украины. 50% газового экспорта России в ЕС проходит через Украину, поэтому транзит энергоресурсов по ее территории также является жизненным интересом, по крайней мере, до ввода в эксплуатацию «Турецкого потока».

Украина обеспечивает транзит товаров не только между Россией и ЕС, но и азиатскими странами. На украинских предприятиях была размещена значительная часть оборонного заказа России. Российский капитал в предприятиях Украины составляет двузначную цифру от общего объема экономики. При этом доля Украины в товарообороте России – около 4,5%. Трудовая миграция из Украины в Россию ежегодно насчитывала до 6-7 млн. человек. Гуманитарные связи двух стран наиболее крепкие - совместные семьи, общая культура и религия. Во имя поддержания этих интересов Москва ежегодно дотировала украинскую экономику в размере 10-12 млрд долл. путем скидок на газ, займов, размещения заказов и преференциального торгового режима в ущерб российскому производителю.

Без преувеличения Россия была и остается главным внешним гарантом стабильности Украины, причем этот интерес - жизненный. Однако Украина сама не создает предпосылок для стабилизации ситуации.

Радикализм новой украинской элиты подчеркивает ее готовность к безответственным экспериментам. Результатом этой политики уже стала деградация государственного аппарата и финансовой системы. Нелояльность и выжидание стали тактикой действий украинских чиновников любого звена. Радикально и безответственно ведут себя находящиеся в частных руках СМИ Украины. В совокупности эти условия дают возможность проявить себя фигурам вроде Тягнибока, Коломойского и Ляшко. Над страной нависла угроза дефолта, который не так страшен, как война на востоке Украины.

Все это усугубляет нестабильность и нарушает российские интересы. Но уже меньше, чем десятилетие назад. Делая ставку на собственный рост, 15 лет назад Россия инициировала новую украинскую политику - основанную не на концепции "братства любой ценой", а на логике уменьшения влияния Украины на жизненные интересы России. В рамках этой политики был создан газопровод "Северный поток" и запланировано создание "Южного потока", начались работы по созданию новой базы Черноморского флота в Новороссийске, происходил перенос оборонного заказа на российские предприятия. Время реализации этих проектов длительно, однако Москва готовилась в течение следующих 10 лет мирно "отпустить" Украину, если та решит "уйти". Россия стремилась, чтобы этот уход не нанес непоправимого ущерба самой Москве, но не накладывала вето на внешнеполитический выбор Киева - да и не могла этого сделать.

Форсирование перемен в результате февральского переворота в Киеве в 2014 году нанесло ущерб российским жизненным интересам. Угроза вытеснения Черноморского флота РФ из Крыма и вступления Украины в НАТО повлекли решение Москвы о поощрении отделения Крыма и Севастополя от Украины. Тем самым Россия показала, что для защиты своих жизненных интересов готова действовать решительно, и предупредила о последствиях в случае дальнейшего наступления на них новых властей в Киеве.

Этот шаг не стал первым прецедентом изменения границ в Европе или на постсоветском пространстве. Напротив, границы европейских государств после «холодной войны» менялись так же часто, как и в Африке времен крушения колониальных империй. После распада СССР первой страной, фактически увеличившей свою территорию за счет другой, стала Армения. Однако ни в одном из конфликтов после «холодной войны» Россия не выступала на стороне сил, стремившихся изменить «статус-кво». В 2014 году Москва до последнего не вмешивалась в украинские события, рассчитывая на приверженность местных элит и внешних сил принципу суверенитета Украины. И хотя не США и ЕС инициировали переворот в Киеве, они поступили как оппортунисты, решив воспользоваться ситуацией для укрепления своих позиций. Тем самым они способствовали расколу украинского общества и укрепили в нем безответственные политические силы. Создалась реальная угроза ключевому российскому интересу – пребыванию Черноморского флота в Крыму, которые обеспечивал безопасность российской морской торговли на Черном море (ее доля в общей торговле России доходит до 30%).

Москва также устала от постоянного шантажа «крымским вопросом» со стороны любого нового правительства в Киеве. После очередной попытки посягательства на этот свой интерес, Россия решила вывести его за скобки отношений с Киевом.

Однако в остальном Россия продолжает оставаться сторонником «статус-кво» на Украине в возможно более полном виде. Именно этим объясняется признание Москвой нового режима в Киеве, игнорирование требований лидеров сопротивления на востоке Украины непосредственно вмешаться в конфликт, предоставление скидки на газ в размере 1/4 стоимости и необыкновенная терпимость к погрому российского посольства в Киеве.

Россия не хочет углубления ущерба своим интересам и потому предлагает работающие способы сохранения целостности Украины в ее новых границах путем федерализации.

Условием продолжения Россией курса на поддержку стабильности Украины является достижение взаимопонимания с новыми властями в Киеве по цене на газ, беспрепятственному транзиту энергоносителей в ЕС, правилах торгового режима в треугольнике Россия-Украина-ЕС и неприкосновенности собственности российских предприятий. Переход от логики сотрудничества к логике борьбы нежелателен для Москвы. Но она готова и к такому развитию событий. 

Если в Киеве возобладают авантюристические и агрессивные силы, Россия будет вынуждена перейти к сдерживанию угроз, исходящих из Украины. При этом Россия не пойдет на прямое силовое решение противоречий с Киевом - это слишком дорого и ненадежно. По логике Москвы покорению и замирению Украины есть высокодоходные альтернативы. Те же деньги выгоднее потратить, замкнув многомиллионный поток российских туристов на Сочи, инвестировав 50 млрд в создание там первоклассного курорта. Или израсходовав 600 млрд долл. до 2020 года на собственный ВПК, рывок в развитии которого тянет за собой остальные отрасли национальной промышленности.

В Москве осознают, что военный контроль самого большого государства в Европе с 44 миллионным населением невозможен. Значительная часть населения Украины будет настроена по отношению к интервентам враждебно, тогда как за последние 20 лет Россия выработала правило - направлять войска только в те регионы, где местное население их будет приветствовать. Пока такая ситуация на Украине не сложилась. Эскалация гражданского противостояния на востоке Украины также невыгодна, поскольку порождает угрозы безопасности - нарушение трансграничной торговли, потоки беженцев, перетекание отрядов комбатантов между двумя странами, случайный и намеренный военный ущерб российским активам, угрозу ж/д и авиасообщению. Поэтому поддержка сил ополчения со стороны Москвы преследует единственную цель – показать Киеву, что военным путем этого конфликта не решить, и побудить его сесть за стол переговоров с Донбассом.

Негативный сценарий политики России будет выглядеть иначе. Получат импульс развития альтернативные пути доставки энергоресурсов в ЕС, будут заблокированы российские инвестиции в украинскую экономику, подвергнется пересмотру преференциальный торговый и визовый режимы, будет ограничена трудовая миграция. Наиболее существенно - Россия перестанет субсидировать цену на газ для Украины. В совокупности это повлечет экономический кризис на Украине и нанесет несомненный ущерб российским интересам, затормозив ежегодный рост ВВП России на доли процента.

Москва будет стремиться избежать такого развития событий, но не будет уклоняться от него, если Киев не оставит выбора. Прежде направляемые на поддержку соседа ресурсы Россия инвестирует в национальное производство. По мере увеличения разрыва в уровне развития, Россия будет привлекать миграцию русскоязычного населения из Украины. Курс на уменьшение влияния Украины на жизненные интересы России будет ускорен.

Нестабильность влечет перемены всюду - и Украина не исключение. В прошлом именно Россия, а не ЕС, предоставляла стратегические условия для роста украинской экономики. С выходом Украины из зоны свободной торговли с Россией и обострением двусторонних отношений Москва перестанет гарантировать стабильность Украины в одиночку – благо, сам Киев к этому стремится.

Прекращение конфликта, стабилизация Украины и ее будущий рост потребуют совместных усилий России и ЕС, которых все теснее объединяет общий интерес - локализовать ущерб от кризиса на Украине. Брюссель осознает, что следующим этапом украинской драмы может стать энергетический кризис в ЕС, и стремится не допустить этого.

Однако долгосрочного решения кризиса пока не просматривается. ЕС не осознает размер ежегодных дотаций, которые потребует стабилизация Украины в случае ее выхода из-под российской опеки, и не готов их выделять. В долгосрочной целесообразности действий киевского руководства есть основания сомневаться. Внутриукраинский антагонизм между Западом и Востоком страны нарастает. США пока не играют роль стабилизирующей силы. Россия страхует риски и выводит из-под удара свои активы. Импульс к заключению сделки появится после того, как ЕС ощутит чувствительный удар по своей энергетической безопасности. Несмотря на прекращение военных действий кризис на Украине продолжит углубляться по крайней мере до конца 2015 года.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Реалистический подход»

12 сентября 2017 | 14:18

Ветер справедливости создает условия для глобальной социальной бури

В политической навигации есть два основных ветра — ветер свободы и ветер справедливости. Они, как и ветра в природе, образуются из-за перепадов давления. Ветер справедливости усиливается, когда пропасть между сильными и слабыми, богатыми и бедными достигает критических размеров, разлагая и парализуя общество. Сейчас, как и сто лет назад, складываются условия для глобальной социальной бури, которая грозит уничтожить и «сияющий город на холме». 

22 февраля 2016 | 06:51

Российско-турецкая конфронтация: кавказское измерение

Не представляется возможным оставлять ситуацию в этом регионе на самотек. Нужно максимизировать дипломатические контакты между всеми странами Закавказья, несмотря на имеющиеся неразрешенные проблемы, и добиться более нюансированной позиции в отношении действий Турции (как в целом, так и на кавказском направлении в частности). Это позволило бы купировать дополнительные риски и, в конечном итоге, удержать имеющийся статус-кво до лучших времен.

17 апреля 2015 | 19:25

Результаты энергетического саммита клуба «Валдай» в Берлине

Часть протекающих в экономике Европы перемен вызвана объективными причинами – технологическими прорывами и переменами на сырьевых рынках. Но другие напрямую связаны с субъективными факторами и непродуманными политическими решениями.

17 июня 2015 | 20:32

Производство спутников как платформа сотрудничества России со странами ЛА

Для латиноамериканских стран, имеющих хороший совокупный экономический и интеллектуальный потенциал, космическая деятельность сравнительно недавно стала одним из приоритетов развития. Однако Россия плохо представляет, что действительно она может предложить государствам Латинской Америки в космической сфере. С другой стороны, те страны региона, которые развивают свою космическую деятельность, не понимают, как сотрудничество с Россией можно использовать наилучшим образом.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Этот материал является частью нескольких досье
Досье
20 февраля 2015 | 15:00
23 декабря 2014 | 09:00
17 марта 2014 | 19:00
11 августа 2015 | 13:04
18 апреля 2015 | 04:00
20 февраля 2015 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
16 марта 2014 | 22:32
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова