Иван Лошкарёв
За последние месяцы популярность основных политических сил сократилась, а количество не определившихся с политическими симпатиями снижается крайне медленно, что отражает общее недоверие населения к политической элите страны. В таких условиях, политическая сила президента Петра Порошенко вряд ли сможет получить большинство в Верховной Раде.
ПРЕМИУМ
20 октября 2014 | 00:57

Контуры правительственной коалиции на Украине: выводы для России

Предстоящие парламентские выборы на Украине не принесут радикальных перемен. Несмотря на привлечение в ряды политических сил гражданских активистов, журналистов и участников антитеррористической операции на востоке страны, основной костяк элиты сохранился. Более того, большинство партий в качестве политических программ представили набор популистских лозунгов. А это означает, во-первых, что у украинской элиты отсутствует стратегическое видение будущего страны, а, во-вторых, что сохранится практика сиюминутных компромиссов и квотного распределения должностей по всей вертикали власти.

Все-таки некоторая интрига у этих выборов есть. За последние месяцы популярность основных политических сил сократилась, а количество не определившихся с политическими симпатиями снижается крайне медленно, что отражает общее недоверие населения к политической элите страны. В таких условиях, политическая сила президента Петра Порошенко вряд ли сможет получить большинство в Верховной Раде. Большим достижением этой партии будет преодоление 30-процентного барьера в пропорциональном сегменте смешанной избирательной системы. Не менее важно, что наиболее идеологически оформившиеся политические силы ВО «Свобода» и Коммунистическая партия, вероятно, не преодолеют 5-процентный барьер. Правда, администрация президента Украины подстраховала ближайших политических союзников: Блок Петра Порошенко не стал выдвигать кандидатов по 11 одномандатным округам, где выдвигаются свободовцы. Наконец, на грани прохождения в Верховную Раду находятся партии, представляющие интересы крупного и среднего бизнеса восточных и южных областей страны, – Оппозиционный блок и «Сильная Украина». Эти политические силы не являются пророссийскими, но более других способны обеспечить адекватный диалог с Москвой.

С учетом того, что публикуемые рейтинги украинских партий стали элементом агитационной кампании и что по ряду одномандатных округов исход голосования непредсказуем, расклад сил в Верховной Раде 8 созыва будет приблизительно такой:  Блок Петра Порошенко – 150-170 мест, Народный фронт Арсения Яценюка – 40-50 мест, ВО «Батькивщина» – 50-60 мест, «Гражданская позиция» Анатолия Гриценко и Радикальная партия Олега Ляшко – по 30-40 мест, ВО «Свобода» и «Сильная Украина» Сергея Тигипко – по 10-25 мест. Кроме того, значительная часть внефракционных депутатов, избранных по одномандатным округам, будет голосовать синхронно с пропрезидентской фракцией или фактически примкнет к ней. С учетом этого, президенту не хватает 10-30 голосов для получения относительного большинства в парламенте: формирование правительственной коалиции неизбежно.

Наиболее вероятен сценарий «БПП+1»: вступление Блока Порошенко в политический союз с небольшой фракцией ВО «Свобода» и переманивание недостающего числа депутатов из состава других фракций. Безусловно, сформированное таким образом большинство не будет устойчивым, а запросы «Свободы» сильно вырастут. Эта партия получила квоту на три малозначимых поста в нынешнем правительстве, но в новом кабинете министров соратники Олега Тягнибока могут потребовать квоты на ключевые, по их мнению, ведомства – внутренних дел или образования. Но именно такая коалиция позволяет президенту Петру Порошенко самостоятельно определить кандидатуру главы правительства, в том числе, действующего вице-премьера Владимира Гройсмана.

Менее вероятен сценарий «БПП+2», при котором в правительственную коалицию помимо пропрезидентской фракции, избранных по одномандатным округам депутатов и «Свободы» вступает еще одна политическая сила. Скорее всего, это будет Народный фронт действующего премьера Арсения Яценюка, так как у Порошенко крайне неприязненные отношения с Юлией Тимошенко (ВО «Батькивщина»). Кроме того, «леди Ю» во время прошлого пребывания на посту главы государства политически дискредитировала действовавшего главу государства, внесла ощутимый вклад в распад «оранжевой» коалиции. К слишком большим имиджевым уступкам для президента ведет возможный союз с бывшим министром обороны Анатолием Гриценко («Гражданская позиция»), поскольку последний заработал свой рейтинг на последовательной критике внешней и оборонной политики украинского лидера. Наконец, коалиция с Радикальной партией Олега Ляшко или «Сильной Украиной» Сергея Тигипко практически невозможна, поскольку этим политическим силам покровительствуют конкурирующие с Порошенко олигархи. А в случае коалиции с Народным фронтом президент сможет перенести на Яценюка ответственность за сложное экономическое положение и пробуксовку намечаемых реформ.    

Наименее вероятный сценарий – формирование широкой коалиции всех так называемых «демократических» политических сил. В совокупности такая коалиция обладает более чем 300 депутатскими мандатами, что обеспечивает конституционное большинство и возможность сбалансировать Основной закон. Однако, уже первый шаг такой коалиции – согласование партийных квот и подбор пятью-шестью фракциями конкретных кандидатов на министерские посты – может привести к ее распаду. Кроме того, президенту сложнее будет добиться «удобного» премьера, поскольку Народный фронт и ВО «Батькивщина» станут продвигать своих лидеров на пост главы правительства. С другой стороны, такая коалиция может существовать в формате «матрешки»: 5-6 фракций формально создают общую платформу, но лишь Блок Порошенко и ВО «Свобода» голосуют синхронно и направляют своих представителей в кабинет министров.

Такой вариант приведет к постоянным разногласиям, но по большому счету всех устраивает. Большинство парламентских партий сохранит возможность критиковать действующую власть, в том числе правительство, политическая ответственность за которое ляжет на президента. В любом случае, сценарий широкой коалиции увеличивает вероятность повторения опыта 2007-2010 гг., когда часть проправительственной коалиции фактически вела работу против выдвинутого ею правительства. Кроме того, при объединении 5-6 из 7-8 фракций возникнет «вакуум оппозиции», явный дисбаланс в политической системе, что будет способствовать распаду коалиции. В результате, объединение всех «демократических» сил в парламенте не рассчитано даже на среднесрочную перспективу, может привести к их конфликту, размежеванию и политическому краху части из них.  

В процесс формирования правительственной коалиции будут активно вмешиваться внешние силы – прежде всего, ЕС и международные финансовые институты. В их интересах привести в правительство лояльных экономистов, каковым считается Арсений Яценюк, и обеспечить сценарий широкой коалиции. Все же, внешнее воздействие не будет консолидированным, что даст украинскому лидеру свободу маневра. В зависимости от того, насколько Петр Порошенко поддастся давлению извне и как далеко он готов зайти, чтобы сформировать «удобное» правительство, вероятность различных сценариев существенно изменится.

Так или иначе, один из вариантов правительственной коалиции фактически не меняет текущего расклада сил (Порошенко – президент, Яценюк – премьер), другой – не позволит будущему созыву парламента проработать полный срок, а третий – приведет к повторному усилению института президента.

В украинском государстве крайне высокий спрос на квалифицированных управленцев, поскольку накопилось большое количество социально-экономических проблем. Но не один из этих сценариев не обеспечит соответствующее предложение на рынке труда, поскольку не предполагает постоянную социальную мобильности и де-факто консервирует элиту.

В условиях падения уровня жизни населения, кризиса банковского рынка, резкого сокращения промышленного производства вопросы «отражения агрессии» и «объединения нации» неизбежно потеряют актуальность для многих категорий населения. Однако представленные в парламенте фракции не смогут адекватно реагировать на эти вызовы, что создает определенные возможности для заинтересованных игроков.  

С учетом возможных комбинаций партийных союзов в Верховной Раде, России не стоит ждать изменений атмосферы отношений с Киевом. Более того, чем шире будет правительственная коалиция, тем более вероятны недружественные шаги украинского руководства: отмена нормы о внеблоковости страны, выход из СНГ, завышенные требования по цене транзита газа, введение экономических санкций, различного рода безосновательные обвинения. Однако Москве следует не поддаваться на возможные провокации и ожидать быстрых результатов, а сосредоточиться на контрмерах. В стратегическом плане необходимо новое видение отношений с Украиной и, возможно, пересмотр планов по интеграционным проектам на постсоветском пространстве. В краткосрочной перспективе важно запустить взаимовыгодные проекты с большим и средним украинским бизнесом, расширить образовательные и культурные контакты, ослабить миграционные барьеры, обеспечить объективную подачу информации по актуальным историческим и политическим вопросам, чтобы развеять культивируемые украинскими медиа-ресурсами мифы и стереотипы.

Важно, что экономическое положение Украины продолжит ухудшаться и при новом раскладе сил в парламенте, поэтому Россия должна быть готова оказать помощь.

Поскольку уровень антироссийских настроений удастся снизить нескоро, то, по имиджевым соображениям, подобные меры должны проводиться по линии интеграционных и региональных объединений – ЕАС, ОДКБ, ШОС. Более того, до предоставления финансовой или иной помощи критически важно разработать критерии получения и механизмы поэтапного мониторинга их выполнения.  

 

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

24 августа 2014 | 07:00

Осторожный пессимизм в связи с будущим Украины

Революция и гражданская война ввергли Украину в глубочайший системный кризис за все время ее существования. Выходом из него стали бы мирные переговоры с ополчением Донбасса, федерализация страны и стабилизация отношений с Россией через нейтральный статус во внешней политике. Однако пока ни активная часть украинского общества, ни украинские политики не готовы к такому исходу.

18 июля 2016 | 12:16

Стартовые условия для нового премьера Британии Терезы Мэй

Поскольку Кэмерон принял на себя всю ответственность и подал в отставку, решение всех этих задач легло на плечи следующего премьера. Кандидатов было достаточно, однако битва за посты лидера Консервативной партии и премьер-министра Великобритании, которую предсказывал ряд британских аналитиков, не состоялась. Все они потихоньку самоустранились.

9 апреля 2014 | 16:36

Предварительные итоги выборов в Афганистане

Лидерами предвыборной гонки остаются Ашраф Гани Ахмадзай, Залмай Расул и Абдулла Абдулла. Вероятнее всего противоборство между этими кандидатами не сможет завершиться в первом туре, и потребуется проведение второго этапа избирательной кампании.

23 октября 2015 | 22:26

Дайджест внешней политики США за неделю (16-22 октября)

Прошедшие в Канаде парламентские выборы и победа на них Либеральной партии означает предстоящие изменения в американо-канадских отношениях: от решения одних проблем до возникновения противоречий - по другим. Бывший Госсекретарь США Киссинджер выразил свою точку зрения в отношении конфликта в Сирии и оптимальной, по его мнению, политики Вашингтона в отношении него: эксперт выдвигает непопулярное решение дилеммы о том, кого считать "меньшим злом" - Асада или ИГИЛ. Происходящие во внутриполитической жизни США события все более ощутимо чувствуют на себе влияние набирающей ход предвыборной гонки.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Этот материал является частью нескольких досье
Досье
18 апреля 2015 | 04:00
11 августа 2015 | 13:04
18 апреля 2015 | 04:00
20 февраля 2015 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
16 марта 2014 | 22:32
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова