Геворг Мирзаян
Приднестровье является не просто региональным оплотом РФ — там живут сотни тысяч российских граждан. По сути, непризнанная республика стала тем самым слабым местом России, на которое могут давить ее недоброжелатели. Не только для того, чтобы вытеснить ее из северо-западного Причерноморья и нанести Кремлю имиджевый или экономический ущерб, но также для того, чтобы вынудить Россию на ответные агрессивные шаги. Москве необходимо спасать Приднестровье, но пока непонятно, как это сделать.
ПРЕМИУМ
20 октября 2015 | 12:44

Как спасать Приднестровье? Экономическая блокада республики и российские интересы

0 У вас осталось просмотров
Увеличить количество просмотров

Потенциально Приднестровье является самой успешной из всех непризнанных или частично признанных республик на постсоветском пространстве. В отличие от той же Абхазии и Южной Осетии Приднестровская Молдавская Республика (ПМР) не тянет деньги из России, а по большей части зарабатывает их самостоятельно. Тирасполю удалось сохранить значительную часть советского промышленного потенциала, построить новые объекты и успешно выходить на внешние рынки. Более того, уровень жизни в непризнанной республике превосходил показатели в бывшей метрополии. На фоне скромного, но ухоженного Тирасполя Кишинев выглядит большой деревней.

Однако приднестровцам не повезло с географией. В отличие от всех остальных собратьев по международному статусу у Приднестровья нет границы с дружественным государством или даже с морем.

На западе находится враждебная Молдавия, а на востоке до недавнего времени была нейтральная Украина. И как только Киев после переворота сменил политику на враждебную, Приднестровье стало думать уже не о развитии, а о выживании. Республика оказалась в режиме полной блокады.

Рейтинг политических сил Молдавии в случае досрочных выборов в парламент zzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzprednistorvie_graph1.jpg
Рейтинг политических сил Молдавии в случае досрочных выборов в парламент

 

Думают о выживании Приднестровья не только в Тирасполе, но и в Москве. Приднестровье является не просто региональным оплотом РФ — там живут сотни тысяч российских граждан. По сути, непризнанная республика стала тем самым слабым местом России, на которое могут давить ее недоброжелатели. Не только для того, чтобы вытеснить ее из северо-западного Причерноморья и нанести Кремлю имиджевый или экономический ущерб (например, показать всем, что Владимир Путин не может защищать союзников), но также для того, чтобы вынудить Россию на ответные агрессивные шаги. Москве необходимо спасать Приднестровье, но пока непонятно, как это сделать.

Двойная блокада

Объявленная Кишиневом экономическая блокада республики была неприятным, но в целом терпимым моментом — до тех пор, пока была открыта украинская граница. Однако после переворота в Киеве в феврале 2014 года ситуация резко изменилась.

Молдавско-приднестровские отношения никогда не отличались ни теплотой, ни особой конструктивностью. Кишинев делал все возможное, чтобы пересмотреть условия московского соглашения 1992 года (завершившего Приднестровский конфликт) и поставить непризнанную республику в зависимость от себя. Основной целью молдавских властей стал один из важнейших пунктов мирного урегулирования — свобода экономической деятельности для Приднестровья. Кишиневу удалось лишить Тирасполь возможности свободно экспортировать произведенную продукцию (приднестровские компании могут торговать только после оформления своих товаров на молдавской таможне, для чего их нужно привезти сначала в Молдавию). Поступательное ужесточение молдавской политики приводило к отмиранию целых секторов приднестровской экономики. Например, одним из условий Кишинева было осуществление всех перевозок грузов в Молдавию силами исключительно молдавских транспортных компаний. В итоге приднестровские перевозчики потеряли две тысячи рабочих мест и доход в 17 млн долларов в год, бюджет — 1,5 млн долларов, а Пенсионный фонд — 2 млн.

После февральского переворота молдавские инициативы получили поддержку и на Украине. Новые власти в Киеве взяли курс на борьбу с пророссийским западным соседом.

«Еще весной прошлого года были введены ограничения на пересечение границы гражданами России. В марте 2015 года Кабинет министров Украины принял постановление № 117 о запрете перемещения в Приднестровье подакцизной группы товаров», — рассказывает министр иностранных дел ПМР Виталий Игнатьев.

Киев абсолютно не смущает тот факт, что в Приднестровье живет 80 тыс. граждан Украины. Так, Петр Порошенко публично заявил о готовности поспособствовать реинтеграции Приднестровья в Молдавию, и сейчас украинские власти под соусом борьбы с контрабандой начали попросту закрывать границу. По некоторым данным, власти Украины могут даже запретить въезд на свою территорию автомобилей с приднестровскими номерами.

Получив неожиданную поддержку со стороны украинских коллег, лишивших Приднестровье возможности для маневра за счет открытой границы с Украиной, официальный Кишинев резко усилил накал блокады. Теперь под угрозой перемещение не только товаров, но и людей — молдавские власти начинают отлавливать на границе и депортировать граждан с российскими паспортами, которые едут в Приднестровье. Причем даже в тех случаях, когда речь идет о приднестровцах, которые возвращаются домой из поездки в Россию. Дипломатические делегации не являются исключением — вопреки данным ранее гарантиям, молдавские власти в сентябре сняли с рейса, обыскали и депортировали официальные делегации Абхазии и Южной Осетии, которые возвращались домой после участия в празднествах по случаю Дня независимости ПМР.

«По словам представителя по политическим вопросам от Республики Молдова Виктора Осипова, представители кавказских делегаций якобы вели себя недостаточно “скромно”, что вызвало соответствующую реакцию молдавских спецслужб, как оказалось, пристально следивших за мероприятиями в Приднестровье. По их мнению, пребывание международных делегаций в Приднестровье на праздничных мероприятиях, а также заявления их представителей “подрывают суверенитет и территориальную целостность Республики Молдова”», — рассказал Виталий Игнатьев.

Скоординированная украинско-молдавская блокада уже привела к серьезным экономическим проблемам в республике. С начала 2015 года объем экспорта из республики сократился почти на 18%, до 460 млн долларов, а импорт — на четверть (до 893 млн долларов).

«Налоговые платежи от внешнеэкономической деятельности с начала года снизились в три раза по сравнению с аналогичным периодом 2014 года», — жаловалась в середине года министр финансов Приднестровья Елена Гиржул.

Причем особых перспектив для улучшения ситуации не наблюдается, скорее речь идет о том, что список проблем будет лишь расширяться. В частности, ПМР теряет и европейский рынок, на который приходилось до трети экспорта. В январе—августе 2015 года торговый оборот Приднестровья с Европейским союзом уже сократился на 30% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, а через полтора месяца вообще рискует упасть до минимальных отметок. Дело в том, что с Нового года прекращается действие льготных условий торговли между Приднестровьем и ЕС.

«С 2016 года вся продукция, которая пойдет в ЕС, будет считаться продукцией неизвестного происхождения и облагаться дополнительными тарифами, после чего наши товары просто станут неконкурентоспособными», — говорит замминистра иностранных дел Приднестровья Игорь Шорников.

В результате Тирасполь окажется перед дилеммой: либо внедрить на своей территории Соглашение об ассоциации и свободной торговле Молдавии с ЕС, либо практически лишиться европейского рынка для сбыта своей продукции.

Риски президента

Внешнеполитические и экономические проблемы республики усугубляются внутриполитическими. Вызванный блокадой кризис обострил противоречия внутри приднестровской элиты, а конкретно между командой президента и руководством крупнейшего в республике холдинга «Шериф» (чьи компании обеспечивают более половины бюджета республики).

Президент Евгений Шевчук по сути раньше сам был аффилирован с «Шерифом», но затем его пути с приднестровским олигархатом разошлись. Виной всему стал инновационный подход президента к будущему республики.

«“Шериф” — это традиционная команда, которая сложилась уже давно и которая опирается на свои персонифицированные отношения с РФ, в основном по линии силовых структур. Евгений Шевчук же пришел к власти как независимый президент, который пытался изменить концепт приднестровской государственности», — говорит специалист Международного института гуманитарно-политических исследований Владимир Брутер.

По сути, Шевчук хотел пойти по пятам наиболее успешных лидеров постсоветского пространства (Нурсултана Назарбаева, Александра Лукашенко) и маневрировать между всеми центрами силы в регионе: Европой, Россией, США, Украиной и даже Молдавией.

Такой утопический проект понравился жителям республики, они дали Шевчуку возможность попробовать его реализовать, и президент вместе с предыдущим министром иностранных дел Ниной Штански даже достигли определенных успехов на этом направлении (например, сумели договориться с Европой об относительно свободном доступе приднестровских товаров на европейский рынок). Однако затем грянул украинский кризис, и Приднестровью нужно было выбирать, в чей окоп прыгать. Естественно, Шевчук выбрал российский окоп, тем самым, по сути, похоронив свой политический проект. Свою роль в падении его рейтинга сыграли и непопулярные экономические меры, принятые для спасения бюджета. Так, например, в марте было заявлено, что пенсии и зарплаты бюджетникам будут выплачиваться лишь в размере 70% от номинала, в то время как остальные 30% станут задолженностью, погашать которую будут по мере улучшения ситуации. И тогда «Шериф» (выступавший не за сокращение выплат, которое сужает рынок для производимых в ПМР товаров компаний холдинга, а за девальвацию, которая сделает эти товары конкурентоспособными на внешнем рынке) решил, что сейчас самое время свалить президента. Опираясь на свою партию «Обновление», которой принадлежит большинство мест в приднестровском Верховном совете, холдинг стал попросту блокировать все инициативы президента.

«В текущем году Верховный совет принял только пять президентских законопроектов. За весь период полномочий депутаты поддержали менее половины из 200 представленных главой государства документов», — возмущается Евгений Шевчук.

Выход из ситуации он, конечно, нашел — пропрезидентские депутаты бойкотируют заседание Верховного совета, его работа заблокирована (для кворума нужно присутствие минимум 29 депутатов из 43), что позволяет Шевчуку проводить свои инициативы через указы на подзаконном уровне.

В частности, именно таким образом власти Приднестровья провели закон о взимании десятипроцентного сбора с офшорных платежей, который несколько раз отвергался в парламенте и против которого выступал связанный с офшорами бизнес. Да, офшоры республике нужны, и бороться с ними Шевчук не намерен. Ни для кого не секрет, что с помощью офшорных компаний-посредников приднестровские предприятия могут обходить санкции. Если им нельзя продавать товар в страну X, то никто не мешает продать его офшорной компании, которая затем и отправит его в страну X. Однако эта же схема позволяет бизнесменам уходить от налогов за счет продажи товаров в офшор по заниженным ценам. Так, по данным Приднестровского республиканского банка, за три с половиной года из Приднестровья в офшоры было выведено 293 млн долларов. И ситуация лишь ухудшается: по словам Евгения Шевчука, если в 2014 году клиентами только одного Агрпромбанка было выведено 85 млн долларов, то уже за первое полугодие 2015 года эта сумма достигла 81 млн, что представляет угрозу «для экономической безопасности ПМР». В свою очередь, по расчетам Минэкономразвития ПМР и банкиров, при ставке офшорного сбора 10% государственная казна может дополнительно получать около 15–16 млн долларов в год. За счет этого сбора власти, по их расчетам, смогут выплачивать уже не 70, а 80% зарплат и пенсий — соответствующее распоряжение Евгений Шевчук уже подписал.

Модель под угрозой

Сейчас «Шериф» и администрация президента обмениваются взаимными обвинениями и пытаются переложить друг на друга вину за обострение кризиса. Власти обвиняют «Шериф» в снижении налоговых выплат и, соответственно, провоцировании кризиса в республике в угоду собственному кошельку.

«Президент, предлагая законопроекты, которые направлены на пополнение бюджета, не находит поддержки у большинства депутатов по одной простой причине: депутаты фракции “Обновление” стремятся меньше государству дать и больше оставить на счетах фирмы. Они за это получают деньги. Они просто отрабатывают поставленную своим хозяином задачу», — уверяет председатель комитета по общественным объединениям, спорту, информационной и молодежной политике Верховного совета Вячеслав Тобух.

Представители же компании отвечают, что правительство принимает «абсурдные» и «экономически необоснованные» решения, после чего «пытается переложить ответственность за создавшуюся экономическую ситуацию с больной головы на здоровую». В ход идет и разыгрывание российской карты: после того как заместитель помощника государственного секретаря США Бриджит Бринк побывала в республике и встречалась с Виталием Игнатьевым, в ряде СМИ появилась информация о готовности команды Шевчука слить Приднестровье Западу.

Сейчас все ждут парламентских выборов 29 ноября. Шевчук призывает население прийти и проголосовать за ликвидацию «власти олигархата».

«Опыт и Молдавии, и Украины показывает, к чему приводят системы, когда представителями органов власти управляют крупные финансовые структуры через прокладки и сложные так называемые неправительственные организации. Если политические партии финансируются крупными экономическими структурами, то очевидно, чьи интересы эти партии будут представлять», — говорит президент.

Однако если «Шерифу» снова удастся получить большинство в парламенте (что, судя по опросам, скорее всего и произойдет), то противостояние между президентом и бизнесом продолжится.

Теоретически России все равно, кто выйдет победителем из этой борьбы, — ориентация республики на Россию безусловна. Однако проблема в том, что на фоне экономического кризиса и блокады это противостояние может вылиться в резкое обострение обстановки в республике и, с подачи ее внешних врагов, привести к крушению эффективной модели государства.

Да, Приднестровье всячески пытается подчеркнуть свою российскую идентичность, причастность к «Русскому миру», однако при этом властям удалось реализовать уникальный государственный проект, подменивший национальную идентичность территориальной. Власти активно вводят в оборот национальность «приднестровец», позиционируют свою республику как мультикультурный проект. Не случайно на денежных знаках Приднестровья красуются не только Александр Суворов (по его имени приднестровская валюта даже называется сувориками), но и Богдан Хмельницкий, и Дмитрий Кантемир. Если сейчас какая-то из сил в республике начнет разыгрывать национальную карту (и например, позиционировать Михаила Бурлу — председателя Верховного совета ПМР и по совместительству председателя Центрального совета партии «Обновление» — как этнического румына), то последствия этих шагов могут быть крайне серьезными.

 

Приднестровье стало заложником географии zzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzprednistorvie_karta.jpg карта
Приднестровье стало заложником географии
карта

 

Поэтому ситуация, безусловно, требует пристального внимания со стороны России. По некоторым данным, Кремль хочет добиться стабилизации ситуации в республике за счет принуждения «Шерифа» и Шевчука к примирению и выставления на президентских выборах 2016 года кандидатом политического тяжеловеса из России, который сможет консолидировать приднестровские элиты. Однако всем понятно, что это не решение проблемы. Решить ее можно лишь через ликвидацию ключевой причины приднестровского кризиса — режима блокады. А сделать это можно, лишь разблокировав одну из границ — либо украинскую, либо молдавскую.

Порошенко нужен конфликт

Украинский вариант на сегодняшний день нереализуем. Как минимум до смены власти в Киеве.

Ни для кого не секрет, что приднестровское направление внешней политики Украины тесно увязано с российским. Украинским властям нужно постоянно поддерживать призрак российской угрозы и держать население в мобилизационном состоянии. Только такое состояние позволит Киеву отвлечь электорат от того вороха социально-экономических проблем, которые украинская власть не может, а иногда и не хочет решать. В рамках этой концепции Приднестровье и было объявлено врагом, с территории которого российские войска вот-вот начнут наступление на Одессу. То, что там находится всего полторы тысячи российских солдат (включая миротворческий батальон), Киев не смущает — в Верховной раде обвиняют приднестровские власти в том, что они разместили на своей территории базы подготовки «террористов из ЛНР и ДНР».

«Если раньше мы рассматривали Приднестровье только как потенциальный плацдарм для наступления российских сил и дислоцированного там контингента на юго-западные границы Украины, то сегодня мы имеем свидетельство непосредственного участия в подготовке бандформирований и террористов для дальнейшей активности на востоке Украины, — заявляет нардеп из “Блока Петра Порошенко” Ирина Фриз. — После разоблачения лагеря подготовки на территории ПМР наша цель — полный демонтаж российского псевдообразования на нашей границе и скорейшее восстановление целостности Республики Молдова».

А президент говорит о том, что Украина будет наращивать силы сдерживания «не только в Донбассе, а по всей линии границы с агрессором и оккупантом, с Российской Федерацией, вдоль моря и возле Приднестровья».

Естественно, ни о какой угрозе вторжения речь не идет, да и блокада не является самоцелью. Задачей провокационных и агрессивных действий Петра Порошенко как в Приднестровье, так и в Донбассе является принуждение Москвы к ответным агрессивным шагам, в идеале — к «северному ветру».

Киев мечтает об агрессивных инициативах России, которые отодвинули бы решение целого ряда проблем — как социально-экономических, так и внешнеполитических. Украина снова сможет позиционировать себя как жертву российской агрессии со всеми вытекающими последствиями, включая внимание Запада и срыв российско-европейского диалога по выработке правил игры на украинском пространстве.

Ожидать от Украины в этой ситуации снятия блокады не стоит. Максимум, чего может добиться Россия, — отказ от ужесточения блокады. Но для этого нужно обращаться не в Киев, а в Брюссель и Вашингтон. Да, сейчас западные друзья закрывают глаза на действия Киева.

«До 25 октября у Порошенко есть определенная свобода действий, если это будет способствовать росту его рейтинга», — считает Владимир Брутер.

После этого Порошенко должен будет запрашивать разрешение на дестабилизацию ситуации у зарубежных спонсоров, и вряд ли американцы такое разрешение ему дадут, поскольку хотят избежать втягивания в конфликт на периферии с Россией. Европейцы разрешения не дадут точно — в Брюсселе понимают, что возобновление активной фазы украинской гражданской войны приведет к серьезному кризису внутри ЕС.

Власть брать рано

А вот молдавский вариант, на первый взгляд, более реалистичен. Нынешние протесты в Кишиневе дают Москве широкое пространство для маневра.

В Молдавии проходят крупнейшие за последнее время антиправительственные выступления: жители устали от постоянной нищеты, бесперспективности (Молдавия на сегодняшний день — беднейшая страна Европы) и запредельной коррупции.

«Ситуация в стране близка к катастрофе. Власть абсолютно неэффективна. Более того, эта власть — главный источник коррупции и самых громких преступлений, которые имели место в стране», — уверяет бывший посол Молдавии в ООН Алексей Тулбуре.

Последней каплей для населения стала так называемая кража века, когда из молдавских банков в офшоры вывели почти 1 млрд долларов (около 12,5% ВВП страны). В попытке спасти пострадавшую банковскую систему страны власти включили печатный станок, после чего валюта обвалилась почти на 20%, а инфляция выросла до 8%. На этом фоне проевропейская общественная организация «Достоинство и правда» (DP) и созвала митинг против проевропейской правящей коалиции «Альянс за европейскую интеграцию». По мнению общественников, нынешние власти представляют собой скорее альянс по разграблению страны и не ведут Молдавию в светлое европейское будущее. В DP считают, что страну должны повести новые политики, не замешанные в различного рода коррупционных схемах. Население требование смены власти поддержало.

Поддержали это требование, по некоторым данным, и западные друзья нынешней молдавской власти. Те же европейские политики прекрасно отдают себе отчет в том, что эти власти превращаются в имиджевую обузу. Они настолько погрязли в коррупции, что своими действиями фактически дискредитируют европейскую интеграцию. Поэтому в ЕС бытует мнение о том, что неплохо было бы провести ребрендинг действующей власти, заменив одних проевропейских политиков на других.

Однако на сегодняшний день ребрендинг оказался под угрозой. Дело в том, что борьбой внутри проевропейской элиты смогли воспользоваться «леворусские» силы — социалисты Игоря Додона (крупнейшая фракция в парламенте) и «Наша партия» Ренато Усатого (была бы крупнейшей партией в парламенте, если бы ее допустили до выборов). Опросы общественного мнения показывают, что население разочаровалось в идее евроинтеграции, и в случае досрочных парламентских выборов к власти могут прийти Додон и Усатый.

«И когда стало понятно, что выборы приведут именно к такому результату, Большой Брат тут же отказался от идеи их проведения и теперь дает понять, что они и не нужны», — говорит Владимир Брутер.

Однако долго держать ситуацию в подвешенном состоянии не удастся. Протесты уже дошли до сакральных жертв из правящей коалиции — 15 октября генеральный прокурор страны Корнелиу Гурин попросил у парламента снять депутатскую неприкосновенность с лидера Либерально-Демократической партии Молдавии Влада Филата, на которого и повесили «кражу века». Сейчас толпа кричит о победе и требует новых жертв (конкретно отставки всей политической верхушки страны), а Ренато Усатый заявляет, что протестующие не дадут Филату сбежать, и обещает подарить автомобиль тому полицейскому, который арестует лидера либерал-демократов. Непонятно, каким образом молдавские евроинтеграторы смогут избежать после всего этого досрочных выборов.

Теоретически Россия могла бы на этом сыграть — досрочные выборы закончатся победой Додона и Усатого, которые обещают решить приднестровский кризис ко всеобщему удовлетворению. Однако на практике эта победа может привести к новым проблемам. По сути, новые пророссийские власти Молдавии ввергнут страну в изоляцию.

«Если Усатый и Додон возьмут власть, то с большой долей вероятности в блокаде окажутся уже они, — говорит Владимир Брутер. — Например, Украина может легко закрыть транзит грузов из Кишинева в Москву».

В Кремле тоже понимают сложившуюся ситуацию, поэтому предпочитают сохранять статус-кво и не форсировать приход к власти пророссийских сил до изменения геополитической ситуации в регионе. Вместо этого Россия, скорее всего, сосредоточится на двух направлениях: увеличении экономической помощи Приднестровью для компенсации выпадающих доходов (по различным данным, речь идет о сумме от нескольких сотен миллионов до миллиарда долларов), а также давлении на молдавские власти. Благо инструментов для давления у России достаточно — от рынка сельхозпродуктов до долга за газ. Общая сумма долга к настоящему времени превысила 6 млрд долларов, из которых около 5,2 млрд — долг за газ, потребленный Приднестровьем, но записанный на Молдавию. Заместитель министра экономики Молдавии Валерий Трибой заявил, что в ходе дальнейших переговоров с российским газовым монополистом надеется юридически разделить этот долг и при этом сохранить молдавские претензии на суверенитет над Приднестровьем.

«Задолженность потребителей левобережья должна остаться на счету приднестровского региона. Долги правого берега Днестра — это задолженность действующей молдавской власти», — заявил чиновник.

Однако «Газпрому» нет никакого смысла уступать этим требованием. По крайней мере, без ответных уступок со стороны Кишинева.

 

Впервые опубликовано на сайте журнала "Эксперт"

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Экономика»

24 июня 2014 | 22:47

Внешняя политика правительства Нарендры Моди в Индии и отношения с Россией

В России традиционно принято говорить о неизменном характере российско-индийских отношений вне зависимости от того, кто находится у власти в «крупнейшей демократии мира». Однако Москве выгоден приход к власти именно правительства «Индийской народной партии».

29 ноября 2014 | 13:01

Тунис как единственная работающая демократия Ближнего Востока

Ключевым для Туниса становится процесс достижения политического консенсуса. Причем этот процесс важно активизировать именно сейчас, в преддверии второго тура президентских выборов, не дав дестабилизирующим силам пространства для политического маневра.

14 апреля 2017 | 09:42

Дайджест внешней политики США (7 - 13 апреля)

Решение Трампа об «ограниченном» военном ответе на химатаку в Сирии вызвала всеобщее одобрение в США. Визиту Тиллерсона в Москву позволил дипломатам добиться ряда договоренностей. За американо-китайским саммитом, на котором Трамп пытался увязать торговые вопросы с решением северокорейской ядерной проблемы, а Си Цзиньпин – избежать резкого изменения статус-кво, последовала эскалация вокруг Корейского полуострова.

8 июля 2016 | 17:10

Дайджест внешней политики США (16 июня – 7 июля)

После решения британцев покинуть ЕС Вашингтон постарался сделать все возможное, чтобы успокоить начавшуюся панику и избежать назревающего раскола между Лондоном и Брюсселем. После событий в Орландо в Конгрессе разгорелись баталии по поводу ограничений на продажу огнестрельного оружия, а кандидаты в президенты были вынуждены отбиваться от нападок своих же однопартийцев. В американо-российских отношениях забрезжила возможность сотрудничества по Сирии, вероятность реализации которой, тем не менее, Москва и Вашингтон оценивают по-разному.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
18 апреля 2015 | 04:00
23 января 2015 | 18:00
17 декабря 2014 | 20:00
15 декабря 2014 | 10:00
Следующая Предыдущая

Оставьте свой e-mail для получения бесплатных материалов

 
Получить доступ к бесплатным материалам
Не показывать снова
Авторизация
Этот материал доступен для премиум-подписчиков.
Пожалуйста, войдите на сайт с помощью кнопки в правом верхнем углу.