Дмитрий Офицеров-Бельский
Польская политика станет более проамериканской, но нужно помнить, что и раньше при любом правительстве направления и лимиты сотрудничества задавали в Вашингтоне, а не в Варшаве. Разница была лишь в том, насколько польские политики были готовы торговаться, отстаивая национальные интересы страны.
ПРЕМИУМ
27 октября 2015 | 07:00

К итогам парламентских выборов в Польше

Польша – парламентская республика и прошедшие выборы были, пожалуй, важнее президентских. Выбирали в этот раз одновременно 460 депутатов Сейма и 100 сенаторов.

В итоге, «Право и Справедливость» получила 39,1% голосов в Сейме, «Гражданская Платформа» проиграла с 23,4%, «Кукиз’15» получила 9%, либеральная партия «Современная» Рышарда Петру пришла к финалу с результатом 7,1%, а «Польская крестьянская партия» получила самый скромный результат среди получивших дорогу в Сейм – 5,2%. Аутсайдерами оказались «Корвин» с 4,9 % и Блок объединенных левых, который смог набрать только 6,6 % голосов и не прошел восьмипроцентный барьер, действующий для предвыборных объединений (для партий действует пятипроцентный барьер). Проще говоря, Ярослав Качиньский с группой поддержки победил, а представителей левых сил в польском парламенте не будет вовсе. Впервые с 1989 года большинство мандатов в Сейме будет находиться в руках одной партии. Причина этого в том, что голоса непрошедших в парламент партий и объединений будут в соответствующей пропорции разделены между победителями, и количество депутатских мест «Права и Справедливости», как это не парадоксально, подрастет за счет голосов левого электората.

Для того, чтобы осознать, почему так произошло, следует понимать, что поляки придают гораздо меньшее значение правительству и власти в целом, чем россияне. Поэтому и прежние экономические успехи они больше связывают со своим трудом, нежели с избранным властями курсом. Факт же состоит в том, что общество получило слишком мало от экономического роста предыдущих лет, когда у власти находилась «Гражданская платформа».  Повышение пенсионного возраста, более двух миллионов трудовых мигрантов, перебравшихся за рубеж – это и есть причина поражения правившей партии. С другой стороны нужно понимать, что этот экономический рост был обусловлен тем, что на протяжении многих лет поляки жили хуже, чем работали. Это было условие своего рода общественного договора, заключенного властью и обществом еще в начале 1990-х годов. И срок его действия подошёл к концу.

Для нового общественного договора нужны свежие идеи и новые харизматичные лидеры, а их у «Гражданской платформы» Дональда Туска не было.

Обе главных соперничающих партии подошли к выборам в обновленном составе. Правящая «Гражданская Платформа» вступила в борьбу без перебравшегося в Брюссель Дональда Туска и Радослава Сикорского, который решил не участвовать в выборах даже в качестве депутата. А со стороны «Права и Справедливости» на авансцену вышли нынешний президент Анджей Дуда и теперь уже наиболее вероятный кандидат в премьеры Беата ШидлоЯрослав Качиньский как будто отошел в тень, но среди его сторонников, а еще более среди его противников, крепнут подозрения, что кандидат в премьеры от правых является лишь локомотивом, который на самом деле ведет за собой старого лидера на пост главы кабинета. Пусть даже это и не так, но ее манера ведения дискуссии и даже жестикуляция на публике полностью копировали поведение Ярослава Качиньского, как если бы близнецов было трое. Вскоре после оглашения первых результатов экзит полл, настоящий лидер партии принимал поздравления, позировал для фотографов и сразу же стал главным спикером победившей партии.

Ошибкой предвыборной кампании «Гражданской Платформы» было то, что она была слишком сосредоточена на популяризации фигуры действующего премьера Евы Копач. Нельзя сказать, что благодаря этому ее популярность сильно возросла, но в тени остались остальные политики. Министры правящего кабинета выглядели очень невыразительно и во время дебатов Беата Шидло вполне к месту назвала их официантами.

В то же время со стороны соперников в борьбу помимо кандидата в премьеры активно включились нынешний президент Анджей Дуда и реальный глава партии Ярослав Качиньский. На теледебатах обе соперницы выглядели неубедительно и можно было бы говорить о ничьей, если бы позиции «Гражданской Платформы» к итогу гонки не ослабли настолько, что нужен был настоящий прорыв.

Взаимопонимание различных политических сил Польши в вопросе прекращения монополии партии Туска на власть было несомненным.

Избирательная кампания запомнилась тотальной критикой оппонентов и взрывом популистской риторики. Особенно преуспели в обещаниях правые, программа которых вышла в итоге настолько социальной, что встретила полное понимание со стороны левых избирателей. На правом фланге музыкант Павел Кукиз почти полностью построил предвыборную борьбу на критике действующей власти. Он – типичный сборщик мусорного протеста, такого, который либо выходит на улицу, либо впадает в апатию, но никак не пойдет голосовать за системообразующие партии. Раньше такую роль выполняли «Лига польских семей» Романа Гертыха и «Самооборона» Анджея Леппера, а несколько позже – «Движение Паликота». Теперь на этом месте оказался Павел Кукиз, а другому антисистемному политику, Янушу Корвину Микке, повезло меньше – пятипроцентный барьер он не преодолел.

Собственная предвыборная кампания «Гражданской Платформы» была построена на отъеме голосов у социалистов, ведь собственный электорат они уже растеряли. Этой логике было подчинено всё – начиная от участия в дебатах на телевидении представителей лишь двух крупнейших партий, до публичных призывов главы избирательного штаба «Гражданской Платформы» Марчина Кервиньского голосовать либо за «Гражданскую Платформу», либо за «Право и Справедливость».  Дискриминация малых партий породила активные протесты со всех сторон и тоже не добавила популярности правящей партии. Наиболее оригинальным перфомансом отличился, как и следовало ожидать, Януш Корвин Микке, который разбил молотом перед Сеймом старые телевизоры.

Похоже, в самой правящей партии масштаб предстоящей катастрофы осознавали даже лучше, чем сторонние социологи.  И если бы не голоса, перетекшие от социалистов, то ситуация выглядела бы более чем плачевно. Но все это логично только на первый взгляд.  Не прошедших в Сейм левых оказалось гораздо больше, чем правых.  Это говорит о том, что «Право и Справедливость» более успешно консолидировала правый фланг, нежели их конкуренты смогли подтянуть к себе голоса левых избирателей. И теперь, если оценивать ситуацию стратегически, поражение правящей партии стало двойным. «Право и Справедливость» получает не просто большинство мест в парламенте, а в коалиции с партией Павла Кукиза может претендовать на конституционное большинство и, конечно же, примется за реформирование властной системы. Хотя Павел Кукиз и утверждает, что не собирается вступать в коалицию с кем бы то ни было, он все же заявил, что готов при определенных условиях поддержать правительство (понятно без лишних слов, что речь идет о правительстве «Права и Справедливости»).

Это разгром. На «вечер выборов» в штаб «Гражданской платформы» на улице Фоксал пришло совсем немного политиков, да и те после оглашения первых результатов стали уныло расходиться. Вечер не состоялся даже как подведение итогов и признание ошибок.

Кто может сплотить проигравших сейчас? Наиболее вероятная кандидатура – Гжегош Схетына. Тот самый министр иностранных дел, который в России вызывал в последнее время исключительно негативные эмоции – от усмешек до явной неприязни. В реальности этот человек всегда был очень интеллектуальным и конструктивным политиком, крайне влиятельным в самой партии соперником Дональда Туска. Но министром иностранных дел он, разумеется, больше не будет, а тот кто его сменит, вряд ли обрадует россиян попыткой нормализации отношений.

Польская политика станет более проамериканской, но нужно помнить, что и раньше при любом правительстве направления и лимиты сотрудничества задавали в Вашингтоне, а не в Варшаве.

Разница была лишь в том, насколько польские политики были готовы торговаться, отстаивая национальные интересы страны. В этом контексте уместно вспомнить подслушанные высказывания бывшего шефа польской дипломатии Радослава Сикорского:

«Мы конфликтуем с немцами и русскими, но продолжаем верить, что все замечательно потому, что мы ублажаем США. Неудачники, полные неудачники».

Как бы то ни было, осознание проблемы диспаритета польско-американских отношений никак не вело к их корректировке.

Кроме того, нужно обратить внимание еще на один аспект. Русофобия Ярослава Качиньского вполне компенсируется его германофобией и евроспексисом. В Европе уже видят в нем нового Виктора Орбана (венгерский премьер-министр), а заголовки европейской прессы гласят о конце десятилетия стабильности в Польше. Для Брюсселя и Берлина это будет крайне сложный партнер.

Учитывая, что российско-польских отношений практически не существует, прогнозировать вероятность их дальнейшего ухудшения было бы нелепо. А налаженные Дональдом Туском польско-германские связи уже в ближайшее время пройдут через серьезные испытания. Речь идет, например, о миграционном вопросе, в котором европейским планам суждено натолкнуться на изменившуюся позицию Польши, более близкую теперь доводам Венгрии, Словакии и прибалтийских стран. Кроме того, окрепнет оппозиция российско-германскому проекту «Северный поток-2», но за его будущее можно не беспокоиться – если кто и способен на него повлиять, то это точно не польские политики. Но на отношениях Польши и Германии это как раз скажется.

Ярослав Качиньский – политик не всегда компромиссный, но и не лишенный прагматизма. В 2006 году, после утверждения в должности премьер-министра, он произнес очень актуальные и сейчас слова:

«По моему мнению, следует понимать так, что Польша будет поддерживать демократические устремления к востоку от Польши, стараясь избегнуть конфликтов с Москвой в этой области. Вопрос только в том, что победит в то время, как поддержка таких устремлений, как "оранжевая революция" на Украине стала главным источником теперешней негативной фазы отношений с Россией. Что победит – поддержка демократических устремлений или сохранение хороших отношений с Россией – это мы увидим».

Да, с тех пор многое изменилось, меняется мир и правила политической игры, но только не Ярослав Качиньский.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Региональные риски»

11 августа 2015 | 19:26

Почему приграничные конфликты в Средней Азии отразятся на России

В минувшие выходные власти Киргизии и Таджикистана сумели остановить бытовой конфликт, переросший в локальные беспорядки, в приграничных районах обеих республик. Еще в самом начале августа жители киргизского села Кок-Таш обиделись на соседей из таджикского села Майское за то, что те заблокировали им дорогу на местное кладбище, и в отместку перекрыли канал, по которому вода поступает в таджикское село Чорсу. Там этим возмутились, набрали камней и пошли разбираться. Итог этой разборки между двумя сотнями (а по неофициальным данным, пятью сотнями) разгневанных сельчан — пятеро раненых киргизов, шестеро раненых таджиков, а также семь поврежденных домов и одна сожженная машина.

21 марта 2014 | 09:00

Турция и энергоресурсы иракских курдов

Турция не обладает значительными энергоресурсами, и потому их импорт из-за рубежа жизненно важен. Правительство премьер-министра Эрдогана стремится к заключению контрактов с зарубежными поставщиками с целью превращения Турции в главную страну-транзитера между Европой и Азией.

14 декабря 2016 | 20:38

Мотивы визита Биньямина Нетаньяху в Азербайджан

13 декабря премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху совершил официальный визит в Баку, где провел встречу с азербайджанским президентом Ильхамом Алиевым. Несмотря на обоюдное желание Израиля и Азербайджана укреплять сотрудничество между двумя странами, по-прежнему остается ряд объективных факторов, тормозящих данный процесс.

4 сентября 2014 | 14:36

Накануне саммита НАТО в Уэльсе

Ключевой вопрос предстоящей встречи – какие решения по дальнейшей трансформации альянса НАТО попытается сейчас провести под прикрытием украинского кризиса.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
17 декабря 2014 | 20:00
5 декабря 2014 | 17:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова