Владимир Никифоров
70 лет назад 50 наций открыли Сан-Францисскую конференцию, в результате которой была образована ООН. Организация стала краеугольным камнем системы международной безопасности, а заложенные в ее основу принципы верховенства международного права, суверенного равенства государств и коллективного начала в решении международных проблем на протяжении десятилетий остаются неизменными опорами внешней политики России.
ПРЕМИУМ
27 апреля 2015 | 23:00

К 70-летию ООН: международная роль и значение для России

Учреждение Организации Объединенных Наций - одно из наиболее важных событий в мировой истории. ООН остается главным институтом глобального регулирования. Сегодня это единственное переговорное пространство, объединяющего практически все существующие независимые государства на планете.

70 лет назад 50 наций открыли Сан-Францисскую конференцию, в результате которой была образована ООН.

Организация стала краеугольным камнем системы международной безопасности, а заложенные в ее основу принципы верховенства международного права, суверенного равенства государств и коллективного начала в решении международных проблем на протяжении десятилетий остаются неизменными опорами внешней политики России.

26 июня 1945 года участники Сан-Францисской конференции подписали Устав ООН. Обладая общепризнанной легитимностью, ООН стала краеугольным камнем системы международной безопасности. Сегодня без участия организации не решается ни один серьезный международный вопрос, будь то сокращение вооружений или контроль над атомной энергией, а многообразие и сложность глобальных и региональных кризисных ситуаций требуют от главного органа ООН, Совета Безопасности, оперативного и всеобъемлющего подхода к их политико-дипломатическому урегулированию.

Биполярный характер международных отношений, а также отсутствие официальных, в письменном виде зафиксированных договоренностей обусловили специфику деятельности ООН на протяжении почти полувека. По Уставу организации, ее главной целью является поддержание международного мира и безопасности. Однако политико-идеологическое противостояние СССР и США, привело к тому, что ООН фактически стала инструментом предотвращения вооруженного столкновения между двумя крупнейшими ядерными державами мира. Одновременно работа организации по превентивному урегулированию региональных кризисов принесла более скромные результаты. Корейская, Арабо-израильская и Ирано-иракская войны, Индо-пакистанский и Кипрский конфликты, Суэцкий и Конголезский кризисы, гражданская война в Анголе и политика апартеида в Южно-Африканской Республике – вот перечень угроз международной безопасности с 1945 по 1991 годы.

В условиях «холодной войны» конкуренция СССР и США за расширение своего геополитического влияния отделила перспективные направления сотрудничества от тех, в которых компромисс был недостижим. Однако общие точки соприкосновения интересов были найдены не сразу. 25 июня 1950 года резко обострилась обстановка на Корейском полуострове. Северокорейские войска пересекли границу и начали наступление на юг. Наблюдая катастрофические поражения южнокорейских вооруженных сил, американское командование рассматривало возможность военного вмешательства на стороне Сеула, о чем хорошо было осведомлено советское руководство, рассчитывавшее втянуть Вашингтон в тяжелую и кровопролитную войну на чужой территории. С этой целью постоянный представитель СССР при ООН Яков Малик не приходил на заседания Совета Безопасности, формально протестуя против отказа западных государств отдать место постоянного члена СБ ООН коммунистическому правительству Китая, поскольку официально оно было закреплено за представителем гоминдановского правительства, пребывавшего «в изгнании» на острове Тайвань. Решения, таким образом, принимались без учета голоса советского делегата, и американцы в итоге получили то, о чем впоследствии им пришлось пожалеть, – войну, которая из-за непродуманных действий американского военного командования чуть не переросла в ядерный конфликт.

Конфронтационный характер отношений СССР и США не исключал при этом возможности сотрудничества двух стран в рамках ООН. Во время Суэцкого кризиса 1956–1957 годов, когда Египет подвергся неожиданному и хорошо спланированному нападению со стороны Израиля, Великобритании и Франции, конфликтная ситуация стала предметом обсуждения в Совете Безопасности. Однако ни американский, ни советский варианты резолюций приняты не были, поскольку союзники США по НАТО, воспользовавшись своим правом вето, заблокировали все документы, осуждавшие их неправомерные действия. Выход был найден в обращении к Генеральной Ассамблее ООН, в которой решение по вопросам мира и безопасности принимается большинством в две трети голосов: с 1 по 10 ноября 1956 года прошла Первая чрезвычайная сессия ГА ООН, на которой были приняты семь резолюций, требовавших немедленного прекращения боевых действий и отвода войск агрессоров за пределы египетской территории.

Суэцкий кризис наглядно продемонстрировал сильные и слабые стороны организации: с одной стороны, в рамках ООН было выработано скоординированное правовое решение, отражавшее интересы большинства государств, с другой – постоянные члены Совета Безопасности не смогли прийти к соглашению и оперативно выполнить возложенную на них миротворческую миссию.

Кроме того, ООН не обладала возможностью оказания силового давления на стороны конфликта, который в итоге был разблокирован благодаря усилиям СССР и США.

На их фоне ООН в период «холодной войны» играла вспомогательную, хотя и чрезвычайно важную роль в урегулировании арабо-израильского конфликта, являвшегося составной частью глобального противостояния между Западом и Советским Союзом, которые стремились укрепить и расширить свое влияние на Ближнем Востоке. Военные конфликты, сотрясавшие стратегически значимый регион планеты, проблема арабо-палестинских беженцев и израильских поселений, контроль над вооружениями и многие другие вопросы не раз выносились в ООН на обсуждение. Несмотря на сохранившиеся до сих пор разногласия среди участников конфликта, главной заслугой организации стало создание ею основы для справедливого урегулирования с учетом интересов всех вовлеченных сторон. С 2001 года ООН входит в состав «Ближневосточной четверки» посредников, созданного по инициативе России международно-правового механизма для достижения всеобъемлющего урегулирования кризиса, а 12 ноября 2012 года Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию № 67/19, предоставившую Палестине статус государства-наблюдателя в Организации. Это решение стало очередным успешным шагом на пути к созданию независимого арабо-палестинского государства, как это было предусмотрено в самой первой «ближневосточной», 181-й резолюции ГА ООН.

Наравне с отсутствием у ООН рычага «жесткой силы», недостаточная гибкость организации также является одной из постоянных причин ее критики.

СССР и США в самые острые моменты, угрожавшие существованию человечества, предпочитали не обращаться в ООН, а урегулировать разногласия в двустороннем порядке.

Кроме того, в основе международного договора как международно-правового акта изначально лежит именно формат двусторонних переговоров. Тем не менее в 1960-х годах ООН фактически стала местом подготовки и подписания нескольких договоров, заложивших основу современной системы контроля за применением ядерного вооружения.

После Карибского кризиса 1962 года американские политики пришли к выводу о невозможности гарантированного уничтожения Советского Союза в случае превентивного удара. Ядерный потенциал двух государств был настолько велик, что ни одна сторона не была в состоянии полностью уничтожить ракетные установки противника, не опасаясь понести при этом огромные потери, нанесенные в ходе ответного удара. Первая попытка поставить ядерные арсеналы СССР и США в рамки международно-правовых отношений была предпринята 27 октября 1961 года, когда Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию № 1632, призывавшую запретить проведение испытаний ядерного оружия под эффективным международным контролем. Однако переговоры по вопросу провалились и возобновились только после событий на Кубе, побудивших стороны искать компромиссное решение в политико-дипломатическом русле.

5 августа 1963 года в Москве СССР, США и Великобританией был подписан Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, космическом пространстве и под водой. По предложению СССР и США, 13 декабря того же года ГА ООН одобрила Декларацию правовых принципов, регулирующих деятельность государств по исследованию и использованию космического пространства. В течение нескольких месяцев в рамках ООН велась разработка соответствующего международного договора, который был подписан 27 января 1967 года. С 1965 года в рамках ООН также обсуждался проект основополагающего договора в области контроля над ядерным вооружением, Договора о нераспространении ядерного оружия, окончательный вариант которого был одобрен ГА ООН резолюцией № 2373, а 1 июля подписан СССР, США и Великобританией.

Успешные переговоры по контролю над вооружениями – один из многих примеров эффективности использования ООН в качестве универсального переговорного механизма.

В общей сложности с момента учреждения в рамках организации было подписано 190 международных деклараций и 436 конвенций и соглашений в области международного права, противодействия терроризму, распространению наркотических средств, расовой дискриминации, коррупции и торговли людьми, сотрудничества в области науки и культуры, унификации медико-санитарных правил и охраны прав на интеллектуальную собственность.

Распад СССР кардинальным образом изменил баланс сил на мировой арене. Перестал существовать второй «центр силы», началось переформатирование всей системы международных отношений. В этих условиях потребовался пересмотр назначения ООН, ее адаптация к новым условиям.

Постсоветское пространство охватили конфликты в Армении и Азербайджане, Грузии, Абхазии и Южной Осетии, Приднестровье, началась гражданская война в Таджикистане. Продолжался конфликт в Афганистане. В Европе распад Югославии привел к возникновению напряженности в Словении, Хорватии, Боснии и Герцеговине, Македонии, Албании и сербском Косово. В Африке шли военные столкновения в Сомали, Сьерра-Леоне, Руанде, Заире и Либерии. Для того, чтобы организовать оперативное международное вмешательство в региональные конфликты и предотвратить новые жертвы среди мирного населения требовалось решение Совета Безопасности ООН, консенсус между постоянными членами которого редко достигался, а на согласование позиций требовалось больше времени. В условиях дестабилизации международных отношений особо остро стало ощущаться отсутствие у ООН собственных вооруженных сил быстрого реагирования, способных точно и без задержек выполнять задачи операций по установлению и поддержанию мира. Все чаще стали раздаваться призывы реформировать ООН, стало уместно говорить о кризисе организации в пост-конфронтационный период. При этом ООН по-прежнему оставалась самой авторитетной международной организацией.

Российская Федерация в новом качестве не могла восполнить вакуум силы, который возник на постсоветском пространстве после распада СССР, и обладала существенно меньшим геополитическим потенциалом.

Поэтому ООН стала представлять для России еще большую ценность, а механизм вето в Совете Безопасности в условиях агрессивных намерений Запада по расширению своего влияния за счет России фактически превратился в инструмент отстаивания национальных интересов.

Вполне логично на этом фоне выглядят попытки США сместить центр регулирования в сторону НАТО и «группы семи», участие России в форуме было приостановлено.

Попытка Североатлантического альянса забрать часть полномочий у ООН в ходе урегулирования конфликтов на пост-югославском пространстве привела к эскалации насилия, а в 1995 году объединенные силы НАТО в нарушение резолюции СБ ООН № 836, предписывавшей Силам ООН по охране (СООНО) действовать в порядке самообороны, стали наносить систематические авиаудары по позициям боснийских сербов. Действия НАТО грубо превысили лимиты выданного организации мандата на проведение миротворческой операции и стали причиной гибели мирного населения и уничтожения памятников культуры. Провальной оказалась гуманитарная интервенция в Сомали, осуществленная совместными усилиями вооруженных сил США и военным контингентом ООН в 1992 году.

Годом ранее международная коалиция под командованием США действуя в соответствии с мандатом ООН, выданным резолюцией СБ ООН № 678 от 29 ноября 1990 года, провела успешную операцию по принуждению к миру иракских войск, вторгшихся на территорию Кувейта по приказу Саддама Хусейна. Решив не вмешиваться во внутренний иракский конфликт и не осложнять еще больше и без того непростую обстановку на Ближнем Востоке, президент США Джордж Буш-старший остановил наступление межнациональных коалиционных сил ООН до взятия ими Багдада, предоставив возможность иракцам самим ликвидировать последствия войны.

Двенадцать лет спустя его сын, Джордж Буш-младший, допустил именно ту ошибку, которой в свое время избежал его отец. Более того, в процессе подготовки к началу второй иракской компании в 2003 году, США подняли вопрос в Совете Безопасности ООН. Не придя к согласию с Францией и Россией, американские военные обратились за поддержкой в НАТО, где против силового вмешательства высказалась Германия. В итоге США совместно с Великобританией создали ad hoc коалицию, действуя без законного мандата ООН. Впоследствии, в целях смягчения негативных последствий интервенции, организация вынуждена была выдать такой мандат постфактум.

Грубая попытка гуманитарного силового вмешательства в Сомали, не подкрепленная достаточными мерами по решению социально-экономических проблем страны, несанкционированные действия НАТО на территории бывшей Югославии и вторая иракская компания США и их союзников обозначили новую тенденцию на игнорирование отдельной группой стран общепризнанного легитимного международно-правового положения ООН и на искусственное занижение эффективности ее деятельности.

По мнению министра иностранных дел России Сергея Лаврова, эффективность ООН в первую очередь зависит от эффективности взаимодействия ее государств-членов, а мирное урегулирование международных конфликтов возможно лишь при объединении усилий мирового сообщества «на основе подлинного уважения и учета интересов всех и каждого».

Идея о необходимости реформирования ООН впервые прозвучала 14 января 1949 года, когда представители госдепартамента США, указывая на несовершенство системы принятия решений в Совете Безопасности, заявили о наличии угрозы европейским странам со стороны СССР. В короткий срок был подготовлен проект Североатлантического договора, и 4 апреля того же года была основана НАТО.

С тех пор - и особенно активно начиная с распада Советского Союза - вопрос изменения Устава ООН стал подниматься и развитыми и развивающимися государствами. Выдвигаются предложения расширить Совет Безопасности, изменить в нем порядок голосования, отменив принцип единогласия при принятии решений, или сузив круг вопросов, подлежащих ветированию.

Официально Россия поддерживает идею о необходимости реформирования ООН с учетом компромисса и учета интересов всех государств-членов, подчеркивая недопустимость вывода переговоров за рамки организации. В то же время, с учетом текущей геополитической обстановки, изменение статус-кво в вопросе реформирования ООН не отвечает национальным интересам России. Если предположить, что число постоянных членов Совета Безопасности в ближайшем будущем будет расширено с пяти до десяти членов, а за главный критерий будет взят размер ВВП претендентов, то их список будет выглядеть следующим образом: США, КНР, Япония, Германия, Франция, Великобритания, Бразилия, Россия, Италия и Индия. Шесть из этих государств в настоящее время поддерживают международный режим санкций против России, и только три - не являются его частью.

23 февраля 2015 года Сергей Лавров на открытых дебатах Совета Безопасности ООН по вопросам поддержания международного мира и безопасности призвал отказаться от использования в мировой политике двойных стандартов, и предпринять «решительные меры» «по возвращению Совету Безопасности роли ведущего органа по согласованию коллективных подходов, опирающихся на уважение культурно-цивилизационного многообразия современного мира». Фактически в ходе всех крупных кризисов последних лет США и их европейские союзники применяли дискриминационный подход к оценке деструктивных событий международного масштаба: к действиям организации «Братья-мусульмане» в Египте, гражданским войнам в Ливии и Сирии, к конфликту на  востоке Украины, событиям в Йемене.

Следуя целям и принципам, закрепленным в Уставе ООН, и исходя из представления о взаимозависимости всех участников современных международных отношений, Россия нередко оказывается в меньшинстве.

Однако последовательное и решительное отстаивание своих интересов позволяет России сохранить независимость и укрепить международный авторитет. Организация Объединенных Наций по-прежнему остается одним из эффективных и, что немаловажно, экономичных способов этого достичь.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

6 декабря 2016 | 22:10

Выборы в Австрии продемонстрировали кризис системных политических сил

4 декабря в Австрии прошел повторный второй тур президентских выборов, в результате которого победу одержал кандидат от Партии зеленых профессор Александр Ван дер Беллен. Его соперник от Австрийской партии свободы Норберт Хофер признал поражение и выразил готовность побороться за высокий пост на следующих выборах. Системные австрийские партии остаются в кризисе.

4 сентября 2014 | 17:00

Проф. Андрей Цыганков о необходимости превентивной дипломатии в Евразии

Успехи российской политики будут связаны с гибким отстаиванием национальных интересов, а не фронтальным столкновением с агрессивными и сильными державами, главной из которых являются сегодня Соединенные Штаты.

23 июня 2015 | 15:21

Презентация книги «Россия и мир в 2020 году. Контуры тревожного будущего» в МГИМО

22 июня 2015 года в МГИМО России состоялась презентация книги «Россия и мир в 2020 году. Контуры тревожного будущего» под редакцией  руководителя аналитического агентства «Внешняя политика» Андрея Сушенцова и доцента МГИМО Андрея Безрукова.

31 июля 2015 | 19:19

Дайджест внешней политики США за неделю (24 - 31 июля)

Уже две недели споры по поводу договора по иранской ядерной программе не сходят с передовиц американских газет. На этой неделе интерес к вопросу подогрели выступления троицы - госсекретаря Джона Керри, министра финансов Джейкоба Лью и министра энергетики Эрнеста Моница – на трех заседаниях комитетов обеих палат Конгресса. Каждое из заседаний длилось по несколько часов, и если первые два проходили в комитетах по международным делам, где присутствие министров было обязательно, то на заседание Комитета по вооруженным силам 29 июля все три министра пришли без формального запроса со стороны главы комитета Джона Маккейна. Об этом Маккейн не преминул заявить в самом начале заседания и даже предложил начать заседание, не дожидаясь нежданных гостей.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
20 февраля 2015 | 15:00
23 декабря 2014 | 09:00
17 марта 2014 | 19:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова