Геворг Мирзаян
В ходе приуроченного к отмене санкций визита президента Ирана в Европу складывалось впечатление, что европейцы и персы наконец нашли друг друга. В общем-то этому роману мало что может помешать, так что теперь наши компании столкнутся на иранском рынке с конкуренцией куда более острой, чем прежде.
ПРЕМИУМ
1 февраля 2016 | 19:00

Иран выходит из-под санкций: перспективы нефтяного рынка

В ходе приуроченного к отмене санкций визита президента Ирана в Европу складывалось впечатление, что европейцы и персы наконец нашли друг друга. В общем-то этому роману мало что может помешать, так что теперь наши компании столкнутся на иранском рынке с конкуренцией куда более острой, чем прежде.

Привлекательный Иран

Турне стало логичным следствием снятия европейских санкций с Исламской республики.

«Постсанкционному Ирану и его экономике нужны две главные вещи: огромные иностранные инвестиции практически во все отрасли экономики и высокие технологии — тоже во все отрасли экономики», - считает старший научный сотрудник Института Востоковедения РАН Владимир Сажин.

Огромное количество компаний из стран Старого света были заинтересованы в освоении огромного и (после отмены Европой нефтяного эмбарго и размораживания иранских счетов) крайне прибыльного иранского рынка.

«Для мирового бизнеса Иран — это просто лакомый кусочек, как Клондайк. Очень выгодное географическое положение между севером и югом, западом и востоком. Выход и в Каспийское море, и в Индийский океан. Сосредоточение разных транспортных путей. 80 миллионов населения, это одна из самых густонаселенных стран Ближнего и Среднего Востока. Умение вести бизнес — иранские бизнесмены прекрасно знают, как вести бизнес с Западом. Кроме того, Иран — кладезь углеводородов. И промышленность очень развита там», - продолжает Владимир Сажин.

Они уже как минимум несколько месяцев вели переговоры в Иране, и эксперты ожидали, что в ходе визита иранского президента в Рим и Париж будут подписаны крайне важные контракты и проведены не менее важные дискуссии о будущих соглашениях (не случайно президент привез с собой в Европу около 120 высокопоставленных чиновников и руководителей ключевых компаний страны).

Миллиарды в Европу

Иранцы экспертов не разочаровали. Так, в Италии иранская делегация подписала 17 соглашений на общую сумму в 17 миллиардов евро. Итальянские компании займутся модернизацией иранских НПЗ, строительством газопроводов, выплавкой металла, поставкой оборудования, реализацией инфраструктурных проектов. С французами иранцы подписали контрактов на 15 миллиардов евро. Среди них договоренности с концерном Airbus о поставке в Иран более 110 гражданских авиалайнеров, а также об инвестиции компании PSA Peugeot в создание совместного предприятия с иранским автопроизводителем Khodro (который долгое время производил машины на основе моделей Peugeot), строительстве французскими компаниями нового терминала в аэропорту им. Имама Хомейни в Тегеране и т.п. Кроме того, в ходе визита Роухани компания Total подписала с иранцами меморандум о взаимопонимании, согласно которому французы хотят покупать у Ирана 150-200 тысяч баррелей нефти в сутки. Не  исключено, что в ближайшее время будут заключены новые соглашения.

«Наше экономическое сотрудничество должно соответствовать потенциалу наших стран и развиваться по всем направлениям», - заявил иранский президент.

В Иране прекрасно понимают, что заключение крупных контрактов с европейскими компаниями автоматически означает более внимательное и учтивое отношение к интересам Ирана со стороны властей государства, где расположена эта компания.

Специфика гостя

Собственно, эта учтивость была видна во время визита Роухани в Италию. Так, во время посещения Хасаном Роухани Капитолийского музея власти распорядились прикрыть обнаженные античные статуи большими белыми коробками, а также исключить из меню ужина с премьером-министром Маттео Ренци итальянские вина и другой алкоголь.

Французские же власти не проявили аналогичной тактичности. Так, обед президентов Франции и Ирана не состоялся из-за того, что сотрудники протокольных отделов двух стран не сошлись в вопросе меню. Иранцы настаивали на халяльном меню, в том числе и на отсутствии алкоголя. И дело тут было не только в религиозности Хасана Роухани - далеко не все в Иране разделяют энтузиазм президента в деле налаживания отношений с Западом, и кадры обеденного стола с вином могли бы привести к заявлениям отдельных аятолл о том, что Роухани поддался тлетворному влиянию Запада и отказывается от ценностей Исламской Республики.

Однако французы отказались учитывать пожелания иранцев и отказаться от традиционного присутствия вина на обеде, назвав эти требования нарушением устоявшегося французского протокола. Странное поведение, если вспомнить о гибкости службы протокола в отношении некоторых ближневосточных диктаторов, которым разрешали даже разбивать шатры возле Елисейского дворца. Если Париж хочет получить новые контракты, а также за счет Ирана повысить свою политическую роль на Ближнем Востоке (в частности, как пишет Le Figaro, французские власти хотят выступить посредником между Тегераном и Эр-Риядом), то придется вести себя более гибко. 

Что же касается посещения других западных стран, то аналогичный визит к Бараку Обаме, например, иранский президент совершит нескоро. Аятоллы не спешат углублять американо-иранское сотрудничество, поскольку слишком сильно (и не безосновательно) боятся американской «мягкой силы». Тем не менее, Роухани пригласил американские компании на иранский рынок.

«Дипломатических отношений между Тегераном и Вашингтоном нет. Но это не мешает развивать торговые отношения. Иран не препятствует тому, чтобы американские компании инвестировали в нашу страну и пришли на наш рынок со своими современными технологиями», - заявил президент.

Впервые опубликовано на сайте журнала "Эксперт"

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Реалистический подход»

12 сентября 2017 | 14:18

Ветер справедливости создает условия для глобальной социальной бури

В политической навигации есть два основных ветра — ветер свободы и ветер справедливости. Они, как и ветра в природе, образуются из-за перепадов давления. Ветер справедливости усиливается, когда пропасть между сильными и слабыми, богатыми и бедными достигает критических размеров, разлагая и парализуя общество. Сейчас, как и сто лет назад, складываются условия для глобальной социальной бури, которая грозит уничтожить и «сияющий город на холме». 

28 марта 2016 | 23:00

Внешнеполитический прагматизм Москвы в отношениях с Западом

Очень важно в разговоре с Западом подчеркивать, что российская политика не идеологически направлена, это не возврат империи, это не советский строй какой-то, который Россия якобы несет, а прагматические интересы, интересы российского бизнеса, интересы ближнего зарубежья, которые связаны с проблемами, выходящими, собственно, за приграничные проблемы России.

15 апреля 2015 | 22:53

Источники неопределенности в отношениях Москвы и Пекина

Совершенно очевидно одно – этот визит доказывает укрепление «всеобъемлющего стратегического партнерства» между нашими странами. При этом говорить о формировании некоего российско-китайского союза совершенно неуместно – сближение Москвы и Пекина определяется сонаправленными, но не совпадающими векторами развития.

22 марта 2016 | 22:00

Судьба первого и последнего советского референдума 25 лет спустя

В 1991 году граждане Союза ССР делали выбор не между демократией и коммунизмом, а между одряхлевшей и недееспособной советской державой и энергичным, набирающим обороты национализмом. Вместо общей борьбы за правовой порядок, частную собственность, законность и сменяемость власти был сделан выбор в пользу «коллективных прав» и «этнической собственности» на землю. В результате в значительной степени неизбежный распад СССР пошел не по правовому пути, а путем политической целесообразности, сопровождаемой радикализацией этничности, конфликтами, ксенофобией, взаимным отчуждением.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
23 января 2015 | 18:00
17 декабря 2014 | 20:00
15 декабря 2014 | 10:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова