Орхан Гафарлы
Очевидно, что российско-турецкие противоречия по сирийскому кризису оказались настолько серьезными, что достичь компромисса оказалось невозможно. Оправдывая свои действия необходимостью обеспечения безопасности своих границ, Турция отказывается приносить извинения – по крайне мере до тех пор, пока не будет проведено расследование инцидента специально сформированной комиссией при участии третьей стороны.
ПРЕМИУМ
30 ноября 2015 | 22:36

Инцидент с Су-24: как два дружеских государства стали врагами

Анкара, Турция. - Первые разногласия в российско-турецких отношениях выявились после начала «арабской весны» на Ближнем Востоке. Лидеры обоих государств стремились не допустить, чтобы эти противоречия отразились на двустороннем сотрудничестве – и на протяжении нескольких лет им это удавалось. Когда в конце 2013 года разразился кризис на Украине, в результате которого Россия присоединила Крым, реакция Турции также была адекватной – акцент был сделан лишь на крымских татарах. Кроме того, Турция не присоединилась и к антироссийским санкциям Запада.

Тем самым Анкара последовательно демонстрировала важность отношений с Россией.

В декабре 2014 года российский президент Владимир Путин посетил с визитом Турцию, в ходе которого был согласован проект «Турецкий поток», ставшего символом стратегического характера сотрудничества между двумя государствами.

Однако уже летом 2015 года в российско-турецких отношениях стали появляться первые признаки напряженности, которая была связана с недовольством Анкары активным вмешательством России в сирийский кризис. Противоречия возникли также и в энергетической сфере: турецкая сторона обвиняла Россию в том, что обещанная скидка на газ в объеме 10,25% по факту не была предоставлена, однако российская сторона обуславливала этот вопрос подписанием соглашения по «Турецкому потоку». Анкара, в свою очередь, была не согласна с такой постановкой проблемы, настаивая на том, что скидка на российский газ и «Турецкий поток» - это два не связанных между собой вопроса. В результате турецкая энергетическая корпорация «БОТАШ», занятая в реализации проекта, подала против «Газпрома» иск в международный арбитражный суд.

После начала российской военно-воздушной операции в Сирии отношения между Анкарой и Москвой обострились еще больше. Результаты международных конференций в Женеве и Вене по сирийскому урегулированию перестали отвечать турецким интересам. Параллельно с этим российская военная авиация стала наносить удары по различным группировкам сирийской оппозиции, которые активно поддерживались Турцией, Саудовской Аравией и Катаром. В результате гибели своих протеже в Сирии Анкара несла потери. Еще большее недовольство турецкого руководства вызывало сотрудничество между Россией и сирийскими курдами. Несмотря на это, Анкара была намерена продолжать диалог с Москвой, пытаясь убедить Кремль в том, что Башар Асад должен уйти. Однако, по всей видимости, последний разговор между Владимиром Путиным и Рэджепом Эрдоганом в ходе саммита «Группы 20» в ноябре этого года в Анталии не удался.

Значение этой встречи было очень велико: она должна была сблизить позиции двух стран в сирийском кризисе. Между тем, после саммита российские военно-воздушные силы начали обстреливать районы, населенные туркоманами, которые считаются в Турции родственным народом. Этот шаг оказал крайне негативное влияние как на турецкое руководство, так и на турецкую общественность. Россия не осознала того, что сирийские туркоманы для Турции имеют такое же значение, как русские в Крыму и на Украине. В экспертных кругах Турции эти действия российской военной авиации характеризовались как противостояние попыткам Анкары утвердить свое лидерство в тюркском мире.

24 ноября, когда ВВС Турции сбили российский самолет, Анкара заявила, что он не был опознан как российский, так как в сирийской армии также на вооружении имеется техника российского производства, а на попытки связаться с пилотом ответа не последовало. Следует напомнить о том, что в 2012 году сирийская армия сбила турецкий истребитель, поэтому можно сделать вывод, что Турция ждала удобного момента, чтобы ответить. Кроме того, Анкара заявила, что любой объект, который окажется в 30 милях от границ турецкого воздушного пространства, будет считаться потенциально представляющим угрозу.

Аналогичной была реакция турецкого руководства после последнего инцидента со сбитым российским самолетом. Президент Эрдоган заявил:

«Если бы мы знали, что это – российский самолет, мы бы отреагировали иначе».

Эрдоган выразил сожаление в связи с гибелью российского летчика, однако подчеркнул, что официальных извинений не последует. В свою очередь премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу отметил:

«Попытки возложить на турецкую сторону ответственность за кризис между РФ и Турцией неправомерны как с точки зрения международного права, так и добрососедства и дружбы между РФ и Турцией. Если искать ответственного, то нужно начать со страны, которая много раз ранее нарушала наше воздушное пространство. Последние заявления с российской стороны — это не те заявления, которые можно принять с точки зрения добрососедства».

Следует учитывать тот факт, что России четырежды были высказаны предупреждения о нарушении турецкого воздушного пространства. Также Анкара высказывала Москве свою озабоченность и по проблеме туркоманов: в частности, турецкий министр иностранных дел вызывал российского посла и выразил ему беспокойство относительно того, что российская военная авиация наносит удары по туркоманским селам.

Очевидно, что российско-турецкие противоречия по сирийскому кризису оказались настолько серьезными, что достичь компромисса оказалось невозможно.

Оправдывая свои действия необходимостью обеспечения безопасности своих границ, Турция отказывается приносить извинения – по крайне мере до тех пор, пока не будет проведено расследование инцидента специально сформированной комиссией при участии третьей стороны. В случае, если доклад комиссии определит виновность турецкой стороны, Анкара может принести извинения и принять меры по возмещению ущерба. Однако в его отсутствие Турция будет оставаться убежденной своей правоте.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Безопасность»

19 апреля 2015 | 23:00

Международные итоги недели: Торжество прагматизма

Москва объявила о намерении завершить сделку по продаже Ирану ракетных комплексов С-300. В то же время Россия не стала ветировать в Совбезе ООН резолюцию, призванную осложнить жизнь поддерживаемых Ираном шиитских мятежников хоуситов в Йемене. Тем самым она дала понять, что действует исходя из сугубо прагматических соображений и не готова привносить лишний раздражитель в отношения с арабскими монархиями, если этого можно избежать.

20 ноября 2015 | 11:05

Дайджест внешней политики США за неделю (13-19 ноября)

Теракты в Париже спровоцировали новую волну оживленных споров о принятии США сирийских беженцев: и если раньше общественное мнение в основном высказывалось за их размещение, то теперь ситуация кардинально поменялась. На состоявшемся Форуме по глобальной безопасности американские эксперты проанализировали современные мировые вызовы и угрозы и способность США справляться с ними, а также попытались определить, каковы главные проблемы, с которыми столкнется новая администрация. В очередной раз военное сообщество выступило с обвинениями в адрес Белого дома в том, что тот стремится контролировать «каждую мелочь», что тормозит реализацию поставленных военных задач.

13 мая 2015 | 22:00

Грузия: приближение к НАТО или сближение с США?

11 мая 2015 года в Грузии стартовали совместные американо-грузинские военные учения «Достойный партнер». Они продлятся две недели. Учения в таком формате проводятся на грузинской территории впервые. Они нацелены на проверку боеготовности военнослужащих национальной армии Грузии, которым предстоит участвовать в силах быстрого реагирования Североатлантического альянса. Впрочем, любые учения выходят за рамки специальных военно-технических сюжетов. И нынешние совместные грузино-американские тренинги проходят во вполне определенных международных контекстах.

27 декабря 2016 | 20:24

События 2016 года не изменили расклад сил в Закавказье

Несмотря на то, что 2016 год выдался для Закавказья насыщенным на события, здесь удалось сохранить статус-кво, сложившийся восемь лет назад. Аналитик агентства «Внешняя политика» Сергей Маркедонов подвел итог политическому развитию Закавказья за минувший год и пришел к выводу, что даже обострение ситуации в Нагорном Карабахе не смогло существенно изменить расклад, сложившийся в регионе.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова