Андрей Сушенцов
Международное соперничество стало новой нормой международных отношений. Многие считают, что центральный процесс в мире сейчас – это борьба США с «ревизионистскими державами» – Россией и Китаем. Об этом недвусмысленно сказано в новой версии американской Стратегии национальной обороны, провозгласившей возврат соперничества великих держав в международные отношения. Но это соперничество не ограничивается только Россией, Китаем и США.
ПРЕМИУМ
9 февраля 2018 | 22:24

Индийско-китайские противоречия и интересы России

Международное соперничество стало новой нормой международных отношений. Многие считают, что центральный процесс в мире сейчас – это борьба США с «ревизионистскими державами» – Россией и Китаем. Об этом недвусмысленно сказано в новой версии американской Стратегии национальной обороны, провозгласившей возврат соперничества великих держав в международные отношения.

Но это соперничество не ограничивается только Россией, Китаем и США. И другие великие державы хотят держать свою судьбу в своих руках: Германия, Франция, Япония, Индия, Бразилия, Турция, Иран. Хотя условий для войны нет и все державы по-своему стремятся к миру, напряжение накапливается. Никто не хочет быть вторым.

Если соперничество стало нормой, то как быть России? Пришло время определиться с долгосрочными стратегическими приоритетами внешней политики. Попробуем представить, как будет выглядеть мир в 2050 году и каково может быть в нём место России.

Даже в одиночестве России не грозит уход в небытие. Структурные основания для роста её экономики и демографии существенны и полностью пока не раскрыты. По данным аналитиков PriceWaterhouseCoopers (PwC), Россия останется на 6-м месте в мире по размеру экономики к 2050 году. На этом же месте наша страна находится и сейчас. Стабильность – признак мастерства. Этот масштаб экономики и демографического потенциала позволит России поддерживать в модернизированном состоянии её вооружённые силы и продолжать играть одну из ведущих ролей в мировой политике.

Но помимо армии и флота России нужны союзники. Уже сейчас Москва вкладывает значительные средства в развитие добрососедских отношений со странами СНГ и – особенно – странами Евразийского экономического союза. Магистральным процессом на Евразийском континенте в ближайшие десятилетия станет сопряжение ЕАЭС и китайской программы Экономического пояса Шёлкового пути.

Это сопряжение стало результатом долгого процесса, заложенного ещё в середине 1990-х годов, который постепенно начинает давать свои плоды. В 1997 году Россия и Китай подписали Совместную декларацию о многополярном мире и формировании нового международного порядка, где заложили основу для своих отношений, которые были определены как «долговременные межгосударственные отношения нового типа, не направленные против третьих стран». Россия и Китай предложили строить мировой порядок на основе сети таких уникальных двухсторонних отношений, способных в последующем превратиться в многостороннюю сеть равноправных государств. Их сотрудничество друг с другом будет строиться на основе равноправия, доверия и отказа от использования силы как инструмента внешней политики.

Наиболее заметные результаты российско-китайское сближение демонстрирует в Центральной Азии. В той же декларации 1997 года Россия и Китай приняли решение демилитаризовать общую границу и дать совместные гарантии безопасности находящимся между ними малым странам Центральной Азии и Монголии. Это в конечном счёте привело к тому, что между Россией и Китаем не возник фронтир безопасности, который, например, существует между Россией и НАТО в Европе и проходит по территории ряда малых стран Восточной Европы.

Можно утверждать, что российско-китайские отношения находятся в одном шаге от формального союза. В совокупности потенциал России, стран ЕАЭС и Китая составляет внушительную силу. К этому объединению в будущем, вероятно, присоединятся Иран, Пакистан и, возможно, Турция, Индонезия и Вьетнам. Однако долгосрочной целью российской политики должно быть достижение такого положения, при котором в первой десятке мировых экономик к середине века больше стран было на стороне конструктивных сил Евразии, включая Россию, а не на стороне оффшорных балансиров, в первую очередь – США.

Главная возможность и главный вызов состоят в выборе, который сделает Индия. Её выбор может укрепить стабильность в Евразии путём формирования континентального режима безопасности с участием России и Китая. Либо наоборот – Индия станет прочным союзником США и основным плацдармом для деструктивных действий для континентальной интеграции и безопасности Евразии.

Современная Индия видит себя прежде всего как океаническая держава. Её основная торговля осуществляется по морю, а на континенте она сталкивается с застарелым конфликтом с Пакистаном и напряжёнными отношениями с Китаем. Если действия США по сути толкают Россию и Китай к партнёрству друг с другом, то в случае Индии Вашингтон ведёт себя обратным образом, создавая условия, чтобы Индия к этому партнёрству никогда не присоединилась.

После прихода правительства Нарендры Моди в Индии последняя всё больше идентифицирует себя как индо-тихоокеанская держава, находящаяся в особых отношениях с США и их союзниками из числа морских держав: Японией, Южной Кореей, Новой Зеландией, Австралией и другими. Индия с большим подозрением относится к мотивам и целям Китая в Южной Азии и видит китайскую поддержку Пакистана как недружественный шаг. Недавнее противостояние вооружённых сил Индии и Китая на плато Доклам иллюстрирует эти опасения.

Очевидно, что российская дипломатия осознаёт негативные последствия обострения индийско-китайских отношений для стабильности в Евразии. Также ясно, что нормализация этих отношений должна затрагивать давнего партнёра Китая – Пакистан. В формулу урегулирования придётся включить и Афганистан, на котором сфокусирован Исламабад и стабильность которого влияет на безопасность России и Китая. Таким образом стабилизация Афганистана – одна из самых труднодостижимых задач в мире – становится ключом к миру на всём континенте.

По инициативе России в 2017 году Пакистан и Индия одновременно вступили в ШОС. Со временем этот шаг может привести к постепенной нормализации ситуации и создания атмосферы доверия между Индией и Китаем. При этом для Москвы важно не создать у партнёров в Пекине впечатление, что Россия пытается играть роль балансира. Нужно уверить Китай в том, что цели России исключительно конструктивные и она стремится к миру и добрососедству на континенте.

По данным PwC, первая десятка стран мира по экономике к 2050 году будет выглядеть так: Китай, Индия, США, Индонезия, Бразилия, Россия, Мексика, Япония, Германия, Великобритания. Выбор, который сделают Индия и Китай, судьбоносен. Задачей российской политики должно стать достижение положения, при котором отношения наших трёх стран между собой должны быть лучше, чем у каждой по отдельности с США. На Индию должны распространиться российско-китайские «долговременные межгосударственные отношения нового типа, не направленные против третьих стран».

Основания для оптимизма в этом направлении существуют. Россия и Индия многие десятилетия развивают долгосрочное партнёрство. Индия остаётся ключевым покупателем российского вооружения. Две страны связывает продолжительная совместная история, отношения доброжелательности и дружбы. Важно использовать эти российские активы для того, чтобы нивелировать напряжённость и нормализовать отношения в треугольнике «Китай – Индия – Пакистан». В конечном счёте именно в этом нужно искать основания стабильности Евразии на горизонте до 2050 года.

Впервые опубликовано на ru.valdaiclub.com

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Стратегический обзор»

31 декабря 2014 | 06:00

Главные события и тенденции 2014 года: аналитический обзор

2014 год показал, что грань между конфронтацией и сотрудничеством исчезающе мала. Пример отношений России и Украины это подтверждает, так же как и продолжающееся взаимодействие между Россией и США по ближневосточному вопросу, ядерной проблеме Ирана и Северной Корее.

11 сентября 2017 | 16:47

Проблемы дипломатии как точной дисциплины

Пока внешняя политика большинства стран оставляет большое пространство для скороспелых суждений, стереотипов и невежества. Дипломатии предстоит пройти долгий путь, чтобы оказаться в числе точных дисциплин. К сожалению, путь к этому лежит только через ошибки – международные кризисы.  

15 февраля 2017 | 20:30

Принцип формирования команды Дональда Трампа

Утечки разговоров Дональда Трампа с мировыми лидерами заставили многих говорить о неблагонадежности ближайшего круга американского президента. Несмотря на то, что источник утечки, вероятно, находится на уровне низовой бюрократии, остается много вопросов вокруг высшего эшелона новой администрации президента США и принципов его формирования.

15 ноября 2017 | 20:58

Парадоксы и противоречия российско-американских отношений

Ситуацию в российско-американских отношениях можно охарактеризовать как наиболее запутанную за всё время после окончания «холодной войны». С одной стороны, страны разделяют глубокие противоречия по огромному числу вопросов. С другой стороны, на уровне первых лиц есть готовность вести конструктивный диалог с тем, чтобы попытаться выбраться из глубокой ямы, в которой эти отношения находятся.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Этот материал является частью нескольких досье
Досье
20 февраля 2015 | 15:00
23 декабря 2014 | 09:00
17 марта 2014 | 19:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова