Андрей Сушенцов
На протяжении последних трех столетий Москва была главным динамическим ядром Евразии и центром притяжения для соседей. Однако будущее евразийского пространства в XXI веке будет определяться не одной Россией, которая будет вынуждена конкурировать с Китаем, ЕС, США, Турцией и Ираном. Россия должна быть за столом переговоров великих держав, чтобы не стать одним из блюд в их меню.
ПРЕМИУМ
10 августа 2016 | 18:15

Иерархия угроз безопасности для России

0 У вас осталось просмотров
Увеличить количество просмотров

Россия — крупнейшее в мире государство с крайне низкой плотностью населения и сложным поясом соседства. Значительная по площади территория делает Россию самодостаточной вселенной, содержащей внутри себя все необходимое для развития. С другой стороны, низкая плотность населения и проницаемость границ ведет к внутренней хрупкости и сильной подверженности влиянию соседей.

Поскольку основные возможности для своего развития Россия содержит сама в себе, главной целью внешней политики Москвы является блокирование внешних негативных воздействий и избегание втягивания в длительные противостояния с соперниками.

Главным историческим условием использования российских преимуществ были внешний мир и внутренняя политическая стабильность, которые тесно взаимосвязаны.

В нынешних границах (без Северного Кавказа и Хабаровского края) Россия существует со времен Петра Первого уже более трех столетий. Создание и сохранение в жесткой конкурентной борьбе самого большого государства на планете — несомненное достижение народа России.

Однако Российское государство в некоторых отношениях уязвимо. Для России исторически были характерны большие расстояния между населенными пунктами, отсутствие естественных препятствий для внешних вторжений, уязвимые коммуникации, северный климат и короткий посевной сезон. Многие регионы страны непригодны для сельского хозяйства, а главные производственные центры находятся вдали от источников энергоресурсов. Правительство должно обеспечивать безопасность, а также поддерживать единый социальный стандарт в здравоохранении и образовании от Магадана до Калининграда.

Все перечисленное в совокупности делает страну хрупкой, производство добавочного продукта сложным, а социальные перемены медленными. Поддерживать жизнедеятельность огромного российского государства — монументальная задача, которая не имеет прецедентов. Поэтому ключевыми угрозами для России всегда были и остаются внутреннее ослабление и социальный взрыв (implosion). Внутренний взрыв обычно отбрасывал развитие страны на десятилетия назад и временами ставил вопрос о выживании государства.

Власти современной России видят решение проблем ее хрупкости и проницаемости в укреплении военной безопасности и стимулировании устойчивого демографического роста. Тем самым они стремятся повысить жизнеспособность государства (vitality) и сделать его устойчивым к внешним и внутренним стрессам.

Внешняя политика России — прямое продолжение внутренней. На протяжении последних трех столетий Москва была главным динамическим ядром Евразии и центром притяжения для соседей. Россия одной из первых принесла плоды европейской культуры на Кавказ, в Центральную Азию и на Дальний Восток.

Однако будущее евразийского пространства в XXI веке будет определяться не одной Россией, которая будет вынуждена конкурировать с Китаем, ЕС, США, Турцией и Ираном. Россия должна быть за столом переговоров великих держав, чтобы не стать одним из блюд в их меню.

Ключевые источники внешних угроз России — исламский экстремизм из Сирии и Ирака, наркотрафик из Афганистана, возможная эскалация конфликтов на постсоветском пространстве, вокруг КНДР или Ирана, гражданская война на Украине. Приоритет сохранения стратегической стабильности с США требует от Москвы модернизации вооруженных сил, военно-промышленного комплекса, систем глобальной навигации и космической связи. Неразрешенные проблемы европейской безопасности и сохранение блокового подхода к ее обеспечению вынуждают Россию видеть в НАТО возможного военного противника.

Из всех постсоветских стран именно Россия получила наибольшие выгоды от распада СССР. Однако в результате распада Советского Союза основные объекты жизненно важной для России инфраструктуры остались на территории Украины, Белоруссии и Казахстана (трубопроводы, железные дороги, порты, военные базы, космодромы и производственные мощности). На протяжении 20 лет логика российской политики состояла в том, чтобы вывести из-под влияния враждебно настроенных соседей главные объекты советской инфраструктуры.

Со странами, настроенными по отношению к России дружественно, напротив, создавались преференциальные отношения и союзы — это получилось с Белоруссией, Казахстаном и Арменией. Одновременно Россия стремилась ослабить свою зависимость от Украины — Москва строила альтернативные трубопроводы в обход украинской территории, новую базу для Черноморского флота в Новороссийске и переносила военные заказы с украинских предприятий на российские. После возвращения Крыма у России больше нет жизненных интересов за пределами ее границ: ни космодром в казахстанском Байконуре, ни прибалтийские грузовые порты, ни белорусские железные дороги не являются предлогом для претензий Москвы. Она будет вынуждена вмешаться в дела постсоветских государств лишь при одном условии — если русские общины за рубежом начнут подвергаться репрессиям. Однако во всех остальных случаях Россия будет избегать вовлечения в конфликты в поясе своих границ.

Россия стремится занять место ведущей мировой державы наряду с США и КНР, однако пока не может этого достичь. Выжидая и накапливая силы, Россия становится стратегическим балансиром, в интересах которого сохранять независимость своей политики и международных оценок. Ключевой международной угрозой для России будет необходимость отхода от позиции балансира и вынужденное присоединение к одному из полюсов глобальной конкуренции XXI века — США или Китаю.

 

Впервые опубликовано на сайте газеты "Коммерсантъ"

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Реалистический подход»

7 мая 2015 | 16:32

Российская «гибридная война»: ничего нового

Тактика действий российских войск в Крыму в марте 2014 года вызвала в западной прессе и среди профессиональных наблюдателей дискуссию о «новой стратегии гибридной войны», которую якобы освоила и применяет Россия. Наблюдатели указывали на «размывание» очертаний военного конфликта и вовлечение в него невоенных средств, которые не имеют прямого отношения к классическому военному противостоянию. Однако похоже, что зарубежные эксперты поспешили выдать российским войскам авансы, которые те пока не заслужили.

30 мая 2016 | 14:24

Том Грэм: отношения РФ и США должны стать нормальными, как у великих держав

Нынешние отношения РФ и США всё больше напоминают нормальные отношения великих держав, в рамках которых конкуренция — нормальное явление, однако им нужно научиться избегать конфронтации, особенно в области геополитики. При этом главная угроза для Америки сейчас — это не Россия или Китай, и даже не радикальный ислам, а мировой беспорядок, поскольку США не имеют опыта существования в рамках многополярного мира и продолжают руководствоваться устаревшей парадигмой в своей внешней политике.

2 июня 2014 | 01:06

Нагорно-карабахское урегулирование: запрос на прагматизм

Новшество международных дискуссий о Карабахе - попытки представить Россию, как страну, эксклюзивно ответственную за дестабилизацию ситуации. 

22 мая 2017 | 19:32

Германия побуждает США возобновить лидерство

Министр иностранных дел ФРГ Зигмар Габриель продолжает умеренно-настороженную линию немецкого руководства по отношению к новой американской администрации. Находясь в Вашингтоне Габриель подчеркивал важность развития трансатлантических связей. В условиях кризиса в ЕС и предстоящих выборов ФРГ демонстрирует стабильность своей внешней политики.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
20 февраля 2015 | 15:00
23 декабря 2014 | 09:00
17 марта 2014 | 19:00
Следующая Предыдущая

Оставьте свой e-mail для получения бесплатных материалов

 
Получить доступ к бесплатным материалам
Не показывать снова
Авторизация
Этот материал доступен для премиум-подписчиков.
Пожалуйста, войдите на сайт с помощью кнопки в правом верхнем углу.