Андрей Сушенцов
Для моралистов идеал — справедливость. Для прагматиков — мир и безопасность. В ходе конфликта для многих постепенно становится очевидно, что справедливость можно отложить на потом, а сейчас главное безопасность. Наступил ли этот момент в украинском кризисе?
ПРЕМИУМ
20 февраля 2015 | 15:00

Хотят ли русские войны?

Почему Россия заинтересована в реализации минских договоренностей

Текст подготовлен в сотрудничестве с Lenta.ru

Реализуя внешнюю политику, любое государство сталкивается с проблемой выбора между моральным удовлетворением и достижением практической цели. Есть страны, для которых неукоснительное следование моральным императивам превыше всего, есть те, для кого конкретная выгода важнее. История XXI века показывает: войны развязывают люди высоко моральные. Однако заканчивают войны люди прагматичные, даже циничные. Причем это могут быть одни и те же фигуры, просто в ходе конфликта они переосмысливают свои ценности.

Для моралистов идеал — справедливость. Для прагматиков — мир и безопасность. В ходе конфликта для многих постепенно становится очевидно, что справедливость можно отложить на потом, а сейчас главное безопасность.

Наступил ли этот момент в украинском кризисе?

Минские соглашения — исключение из правил. Они скорее про безопасность, но также и попытка восстановить справедливость. Тут сложная система — в случае выполнения соглашения позволяют провести глубокое политическое урегулирование украинского кризиса. Именно поэтому они представляют собой цепь положений, звенья которой следуют одно за другим в строго определенном порядке. Прекращение огня. Отвод тяжелых вооружений. Обмен пленными. Амнистия для ополченцев. Соглашение о восстановлении Донбасса. Конституционная реформа о децентрализации и проведение местных выборов. Вывод наемников и разоружение незаконных групп. Передача контроля над государственной границей — не раньше выполнения всех остальных пунктов.

Нарушение одного из пунктов означает прекращение политического процесса и возврат на один шаг назад. Это напоминает средневековую карту паломника ко святым местам, где обозначены только промежуточные пункты назначения, а вся остальная география игнорируется.

Тем самым Россия показывает эффективный выход из конфликта мирным путем и на принципах суверенитета Украины над Донбассом. И Россия не блефует.

Почему же возникают вопросы о том, чего хочет Москва? Киев не доверяет ей и мечется между признанием минского соглашения и призывами его разорвать. Спокойнее себя ведут в ЕС и США, призывая дать время для применения достигнутых договоренностей. Но и они не доверяют Москве полностью. Это в общем и не нужно. Главное, чтобы заинтересованность в прекращении огня на востоке Украины была общей.

Несмотря на все подозрения, Россия действительно хочет прекращения войны. Причем платформа для урегулирования конфликта остается неизменной с прошлого года — несмотря на второе за полгода поражение украинских вооруженных сил, Москва не выдвинула новых условий. Однако Россия готова поддержать ополчение Донбасса, если Киев вновь пожелает двинуться в наступление.

Цель России — не поражение Украины и не победа Донбасса, а равноправное политическое урегулирование между ними. Российский опыт показывает, что только этим путем достижим мир.

Однако такой опыт имеется не у всех, и поэтому российские предложения часто не находят отклика. Дело в исторических различиях. Как континентальная военная держава, Россия контролировала и поддерживала стабильность обширных территорий с неоднородным и нередко чуждым населением. В результате Россия научилась превращать давних врагов в друзей и даже соотечественников.

Там, где Запад довольствуется прекращением огня, Россия стремится к глубокому урегулированию, потому что ей нужен мир на ее границах.

На опыте Молдавии, Грузии, Таджикистана, Чечни, Югославии, Афганистана, Ирака и Ливии видно, что Россия до последнего старается сохранять цельность охваченных войной государств, тогда как Запад готов поступиться единством и довольствуется консервацией конфликта.

По данным Financial Times, в ходе саммита «Группы двадцати» в австралийском Брисбене Владимир Путин приводил Ангеле Меркель пример урегулирования конфликта в Чечне как образец для Украины, который Меркель якобы с негодованием отвергла. Почему?

Чеченский опыт урегулирования не идеальный, он дает много аргументов критикам российской политики на Кавказе. Но он принес главное — устойчивый мир и развитие в Чечне, остающейся, несмотря на теракты, одной из самых стабильных территорий Северного Кавказа. Тут логика в заключении сделки с одним из лидеров сопротивления, вместе с которым потом ведется борьба с остальными. Такой фигурой на определенном этапе мог стать даже глава Ичкерии Аслан Масхадов, если бы он отмежевался от попытки захватить Дагестан отрядами Басаева в начале Второй чеченской войны в 1999 году. Масхадов не сделал этого, и сделку заключили с группой Кадыровых и Ямадаевых.

Примирение с людьми, которых прежде считали террористами, кажется невозможным. Но если внимательно посмотреть на высшее руководство нынешней Чечни, трудно не заметить в его составе бывших боевиков, ныне награжденных орденами и медалями России за верную службу и защиту ее интересов.

Кадыровы установили в Чечне местный порядок, который сильно отличается от общероссийского. Однако этот порядок понятен чеченцам и гарантирует мир.

Американское руководство стремилось сделать нечто подобное в Афганистане и Ираке, однако им это не удалось. «Демократическая призма» мешала увидеть реальную этнорелигиозную картину страны и соотношение ее главных политических сил. Считалось, что демократия неизбежно сгладит противоречия. Однако на первые парламентские выборы в Ираке в 2005 году не пришли сунниты. На следующий год они развернули гражданскую войну против шиитов, а в 2014-м от безысходности влились в ряды «Исламского государства». Ираку не помогли даже многомиллиардные поставки американских вооружений.

Похожая проблема была в Афганистане, где поддерживаемый США Хамид Карзай так и не смог примириться с вооруженной оппозицией и установить порядок на всей территории страны. В конце своего правления Карзай даже заявлял, что препятствием для диалога с братьями-талибами являются «неверные» американцы.

Германия, которая в 1990-х годах возглавляла европейскую коалицию против Югославии, не стремилась к сохранению ее единства. Распад большой страны, выделение Косово и консервация конфликта в Боснии виделись удовлетворительным решением проблемы.

Сходным образом смотрели на Ливию лидеры Франции, Британии и США, отложившие в сторону после свержения Каддафи концепцию «ответственности по защите» и утратившие всякий интерес к страданиям мирных ливийцев. Сейчас Ливия разделена на враждующие регионы, а соседние державы совершают на ее территорию эпизодические интервенции. На Западе считают, что Ливия сама «перебродит» и со временем стабилизируется.

В случае Украины разница в подходах к урегулированию военных конфликтов между Россией и Западом также дает о себе знать. Россия настаивает на глубоком урегулировании и потому стремится к тому, чтобы права Донбасса и потенциально нестабильных регионов Украины были обеспечены в обновленной украинской Конституции. Западники, как и украинцы, смотрят на эти инициативы настороженно, видя в них стремление Москвы вмешиваться в дела Украины.

На Западе не интересуются внутренними разломами на Украине, пока они не дают о себе знать. Россия же хочет, чтобы эти разломы больше не давали о себе знать.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

25 сентября 2015 | 23:00

Дайджест внешней политики США за неделю (18 - 24 сентября)

Пока Белый дом находится в ожидании встреч высшего руководства США с китайским и индийским лидерами, последние увлечены развитием контактов с американскими бизнес-кругами. На фоне этого в Вашнгтоне состоялся визит Папы Римского, чья речь в Конгрессе была неоднозначно встречена законодателями США. Параллельно с этим остается нерешенной проблема утверждения бюджета на предстоящий год, и Пентагон начал готовиться к реализации экстренного сценария.

18 апреля 2015 | 04:00

Путь к светлому прошлому

Люди из Блока Петра Порошенко активно копают под Яценюка, премьерский «Народный фронт» в лице депутата Антона Геращенко называет Юлию Тимошенко и Олега Ляшко агентами ФСБ, сама Юлия Владимировна присоединяется к травле Яценюка. На фоне этого слишком много знающие бывшие соратники Януковича отстреливаются или совершают загадочные самоубийства, а минские соглашения находятся на грани срыва. Однако у киевских властей есть более важные задачи: они принимают серию законов по глобальному переписыванию украинской истории XX века.

30 июля 2015 | 10:52

Почему Россия наложила вето на резолюцию Совета Безопасности ООН по трибуналу

29 июля Совет Безопасности ООН поставил на голосование одну из самых скандальных за последнее время резолюций, предусматривающую создание международного трибунала с целью поиска виновных в катастрофе малайзийского «Боинга» 17 июля 2014 года. Авторы резолюции называют падение «Боинга» в Донбассе угрозой международному миру и безопасности. Резолюция набрала 11 голосов при трех воздержавшихся (Венесуэла, Ангола и Китай), однако не прошла из-за наложенного Москвой вето.

23 октября 2015 | 22:26

Дайджест внешней политики США за неделю (16-22 октября)

Прошедшие в Канаде парламентские выборы и победа на них Либеральной партии означает предстоящие изменения в американо-канадских отношениях: от решения одних проблем до возникновения противоречий - по другим. Бывший Госсекретарь США Киссинджер выразил свою точку зрения в отношении конфликта в Сирии и оптимальной, по его мнению, политики Вашингтона в отношении него: эксперт выдвигает непопулярное решение дилеммы о том, кого считать "меньшим злом" - Асада или ИГИЛ. Происходящие во внутриполитической жизни США события все более ощутимо чувствуют на себе влияние набирающей ход предвыборной гонки.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Этот материал является частью нескольких досье
Досье
20 февраля 2015 | 15:00
23 декабря 2014 | 09:00
17 марта 2014 | 19:00
11 августа 2015 | 13:04
18 апреля 2015 | 04:00
20 февраля 2015 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
16 марта 2014 | 22:32
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова