Геворг Мирзаян
Киевские власти приняли решение закрыть на приднестровско-украинской границе все пропускные пункты, через которые провозились в обе стороны промышленные товары, тем самым усилив режим экономической блокады непризнанной республики Приднестровье. Президент Украины Петр Порошенко стремится обрушить приднестровскую экономику, рассчитывая перевести замороженный региональный конфликт в горячую фазу и втянуть в него Россию с Евросоюзом.
ПРЕМИУМ
11 апреля 2015 | 10:00

Глубокая разморозка: Порошенко открывает «западный фронт»

0 У вас осталось просмотров
Увеличить количество просмотров

Текст подготовлен при сотрудничестве с Lenta.ru

Киевские власти приняли решение закрыть на приднестровско-украинской границе все пропускные пункты, через которые провозились в обе стороны промышленные товары, тем самым усилив режим экономической блокады непризнанной республики Приднестровье. Президент Украины Петр Порошенко стремится обрушить приднестровскую экономику, рассчитывая перевести замороженный региональный конфликт в горячую фазу и втянуть в него Россию с Евросоюзом.

Курс подкосил

Непризнанная Приднестровская Молдавская Республика (ПМР) переживает один из самых непростых периодов с момента провозглашения независимости. Экспортоориентированную экономику серьезно подкосила девальвация в Молдавии, на Украине, в России, общие экономические проблемы на российском и украинском рынках, а также финансовый кризис в России (в январе 2015 года Москва отказалась выделить Приднестровью 100 миллионов долларов на выплату пенсий под предлогом того, что президент ПМР Евгений Шевчук летает на чартерных рейсах). В результате власти республики были вынуждены принять на 2015 год консолидированный бюджет с почти 50-процентным дефицитом (доходная часть — 2,5 миллиарда местных рублей, расходная — 4,8 миллиарда).

Однако сейчас экономисты говорят, что 50 процентов дефицита — это еще оптимистичный сценарий. Так, объемы промышленного производства в январе 2015 года уменьшились по сравнению с декабрем 2014-го почти на четверть. Производство строительных материалов упало на 32 процента, пищевая и легкая промышленность сократились на 41 и 29 процентов соответственно. В апреле начали закрываться предприятия, приостановили работу «Тиротекс» и завод «Молдавизолит».

«Производитель текстиля "Тиротекс" — четвертый по значимости налогоплательщик в Приднестровье и одно из крупнейших предприятий по количеству рабочих мест. Его убытки за год достигли 17,5 миллиона долларов», — рассказывает эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований Владимир Брутер.

Власти, конечно, пытаются не допустить массовых увольнений, предлагая обоим предприятиям господдержку сроком на год (подразумевающую более низкий тариф на энергоносители и уменьшение налоговой нагрузки), однако пока компромисса сторонам достичь не удалось.

В среднесрочной перспективе положение в приднестровской экономике лишь ухудшится. В конце 2015 года утратят силу действующие торговые преференции ЕС в отношении Приднестровья. Приднестровские компании могут лишиться европейских рынков сбыта, — по подсчетам властей, республика потеряет еще 39 процентов производства, 65 процентов экспорта, 5 процентов внешнеторгового оборота, 36 процентов налоговых поступлений в бюджет и 23 процента ВВП. То есть ее экономика фактически прекратит свое существование.

Петр Алексеевич обижен

Однако, по всей видимости, восточный сосед Приднестровья — Украина — не станет ждать столько времени и поможет приднестровской экономике умереть быстрее. Киев ужесточает режим блокады республики: 18 марта было объявлено о закрытии последних пунктов пропуска на приднестровско-украинской границе, через которые провозились подакцизные товары (алкоголь, табачные изделия, нефтепродукты, сжиженный газ, легковые автомобили). Это обойдется бюджету Приднестровья в 20 миллионов долларов.

Судя по всему, ограничением движения акцизных товаров дело не ограничится, — аналитики ожидают дальнейших запретительных мер со стороны Украины. Между тем для Приднестровья ограничение доступа на украинский рынок является не просто серьезной, а экзистенциальной проблемой. И не только потому, что Украина рассматривалась как окно, через которое приднестровские товары попадали на рынок Евразийского союза.

«Приднестровье импортировало немало украинских товаров, кроме того, Украина для ПМР — один из важнейших рынков сбыта. Собственно, проблемы "Тиротекса" и его убытки вызваны как раз падением продаж на Украине. В прошлом году экспорт компании на Украину сократился на 80 процентов», — отметил Владимир Брутер.

Несложно представить последствия полной блокады с украинской стороны.

Петр Порошенко не просто бьет по приднестровской экономике, — он в целом играет на размораживание конфликта вокруг Приднестровья. Формально — для того, чтобы «помочь суверенной и независимой Молдавии восстановить свою территориальную целостность». А фактически для того, чтобы через Приднестровье нанести удар по России.

«Петр Алексеевич сильно обижен на Россию и ее провоцирует. Ему не нравятся подписанные им же минские документы, и ему надо как-то сорвать соглашения. Но просто так сорвать, чтобы он был виноват, он не решается, — понятно, что это же и Меркель свой авторитет подставила, Олланд и Обама поддержали, проголосовали в Совбезе ООН, — пишет украинский политолог Михаил Погребинский. — Один из способов — это намекнуть на то, что Украина... готова посодействовать восстановлению территориальной целостности Молдовы, то есть повоевать с Приднестровьем».

Интегрировать без Молдавии

Однако проблема в том, что «ускоренно реинтегрировать» Приднестровье в Молдавию украинскому президенту придется в одиночку. Даже без самой Молдавии.

Несомненно, Кишинев заинтересован в реинтеграции сепаратистских территорий, и его не устраивает нынешнее замороженное статус-кво, механизм урегулирования «5+2», а также наличие в Приднестровье российских военных. Несомненно и то, что в теории скоординированная политика Киева и Кишинева смогла бы поставить Тирасполь на колени.

«Без Украины и Молдавии, без доброй воли этих двух стран Приднестровье прекратит свое физическое существование на протяжении одного месяца, — говорит бывший министр иностранных дел Украины Владимир Огрызко. — Такой абсолютно отсталый регион, в который Россия фактически превратила этот кусок земли, можно очень быстро привести к нормальному состоянию, когда сами же его жители скажут, что мы больше не хотим играть в эти московские игры».

Однако проблема для Киева в том, что на сегодняшний день Кишинев не готов к тем рискам, которые возникнут именно из-за «ускоренной» реинтеграции. Причем речь даже не о военных рисках, — всем давно понятно, что воевать в Приднестровье страна с оборонным бюджетом менее 30 миллионов долларов не сможет. Речь о политических рисках: итогом размораживания приднестровского конфликта может стать приход к власти в Молдавии пророссийских сил.

В Молдавии нет стабильного правительства. Три проевропейские партии так и не смогли создать коалицию, поэтому был создан миноритарный «Альянс за европейскую Молдавию» с неформальным присоединением к нему коммунистов (они в коалицию не вошли, но голосовать будут вместе, если договорятся). В то же время электоральный успех социалиста Игоря Додона и рейтинг отстраненного от выборов Ренато Усатого показали, что в стране крайне сильны пророссийские настроения. И возможное обострение конфликта в Приднестровье «автоматически приведет к серьезной внутренней дестабилизации Молдовы и поставит ее на грань гражданского столкновения», — считает президент Центра системного анализа и прогнозирования Ростислав Ищенко. Поэтому, по словам Владимира Брутера, никто в молдавском истеблишменте, кроме совершенных радикалов, на это не пойдет.

Конечно, радикалы могли бы попытаться продавить свою линию, — отказались же в Молдавии, в конце концов, от русского языка в качестве государственного. Однако тут на стороне умеренных сил и, как ни странно, приднестровцев выступает коллективный Запад (который, кстати, и не пустил радикальных националистов Михая Гимпу в правящую коалицию).

«В Вашингтоне и Брюсселе не хотят повторения российско-западного противостояния еще и в Молдавии. Также там не хотят прихода к власти в Молдавии пророссийских сил через формирование левоцентристской коалиции в парламенте. А это может произойти как результат социального взрыва, вызванного резкой активизацией антироссийской политики молдавского руководства, в том числе и по приднестровскому вопросу», — говорит Владимир Брутер.

А если молдавское руководство решит пофрондировать, то инструментом успокоения послужит сокращение финансовой помощи под предлогом того, что страна так и не смогла справиться с коррупцией (эта тема в ЕС сейчас активно муссируется).

«То, что к Молдавии до сих пор не применили санкции за то, что она не выполнила определенные обязательства в отношениях с ЕС, не означает, что их не применят. Не хотелось бы, чтобы молдавское правительство оступилось на пути обещанных реформ и европейские фонды были сокращены», — заявил румынский депутат Анди Кристя, возглавляющий в Европарламенте комитет по ассоциации с Молдавией.

Порошенко все-таки полезен

Но отказ помогать Петру Порошенко не означает, что Запад и Кишинев станут ему мешать. Украинский президент не сможет в одиночку разморозить приднестровский конфликт и перевести его в опасную для Запада конфигурацию, однако ему вполне по силам ухудшить позиции Москвы в конфликте.

Не секрет, что Запад, как и Кишинев, заинтересован в реинтеграции Приднестровья в Молдавию и выводе российских войск с территории этой непризнанной республики. Однако жесткая позиция Москвы и высокий уровень экономической независимости Приднестровья от молдавского рынка мешали добиться этой цели. Приднестровье готово присоединиться к Соглашению о зоне свободной и всеобъемлющей торговли между Молдовой и ЕС лишь при «создании благоприятных условий для торговли и с Россией, и с Евросоюзом». Сейчас же из-за действий Петра Порошенко уровень этой независимости серьезно снижается. В ПМР, конечно, уверяют, что экономическая блокада никак не способствует диалогу, однако де-факто всем понятно, что чем больше Приднестровье зависит от молдавского рынка и от молдавской границы, тем меньше у Тирасполя возможностей для ведения этого диалога на равноправной основе.

Теоретически реинтеграция Приднестровья в Молдавию не противоречит российским интересам (Россия тратит на поддержание республики почти миллиард долларов в год, которые сейчас хотела бы пустить на иные цели). Проблема в том, что у Кремля есть ряд условий.

«Мы все хотим подтвердить суверенитет и территориальную целостность, в рамках которых будет обеспечен особый статус Приднестровья при понимании, что Молдавия остается самостоятельным, независимым и нейтральным государством», — весьма прозрачно пояснил глава МИД РФ Сергей Лавров.

Это значит, что никакого вхождения Молдавии в НАТО, ЕС или Румынию, а также органичного сотрудничества этой страны с Евразийским союзом не будет. Однако если еще недавно время играло на Россию (чем дольше Кишинев тянул с выполнением российских требований, тем дальше уплывало от него Приднестровье), то сейчас на фоне кризиса в ПМР время играет на Молдавию.

Конечно, у Москвы есть возможность даже в условиях цейтнота повлиять на Молдавию и сделать ее более сговорчивой в плане условий экономической реинтеграции Приднестровья. И здесь речь не только о молдавском сельском хозяйстве и пресловутой «дипломатии Онищенко». Так, по некоторым данным, задолженность Приднестровья за газ перед Россией составляет порядка 4 миллиардов долларов, и эта сумма висит на Молдавии (в результате общий молдавский долг достигает 5 миллиардов). Колоссальная сумма для республики, чей ВВП в 2014 году не превышал 8 миллиардов долларов, и Москва в любой момент может ее истребовать. Однако такое требование будет воспринято как откровенный шантаж Молдавии, причем в самый неподходящий для России момент, когда она только-только нащупывает компромисс с ЕС по Украине. В Брюсселе могут воспринять подобный шаг как отказ России от выработки неких общих правил игры на постсоветском пространстве и как желание просто подчинить себе Молдавию. Это вызовет новый виток обострения между Москвой и Брюсселем — что, в общем-то, и нужно Киеву. Даже необходимо.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

31 июля 2015 | 19:19

Дайджест внешней политики США за неделю (24 - 31 июля)

Уже две недели споры по поводу договора по иранской ядерной программе не сходят с передовиц американских газет. На этой неделе интерес к вопросу подогрели выступления троицы - госсекретаря Джона Керри, министра финансов Джейкоба Лью и министра энергетики Эрнеста Моница – на трех заседаниях комитетов обеих палат Конгресса. Каждое из заседаний длилось по несколько часов, и если первые два проходили в комитетах по международным делам, где присутствие министров было обязательно, то на заседание Комитета по вооруженным силам 29 июля все три министра пришли без формального запроса со стороны главы комитета Джона Маккейна. Об этом Маккейн не преминул заявить в самом начале заседания и даже предложил начать заседание, не дожидаясь нежданных гостей.

12 декабря 2016 | 20:45

Теракты в Египте направлены на дестабилизацию авторитета военных

На прошлой неделе в Египте произошла серия терактов, фактически перечеркнувших заявления властей об успехах в борьбе с террористами. Смысл действий боевиков не в разовых акциях устрашения, а в спланированной серии атак на силы и авторитет действующего  правительства. Военные, как и ранее свергнутые ими "Братья-мусульмане", оказываются неспособны противостоять террористам.

3 апреля 2015 | 23:00

Дайджест внешней политики США за неделю (27 марта - 2 апреля)

Основными событиями прошедшей недели, имеющими принципиальное значение для внешней политики США, стали конференция по задачам американской политики в регионе Центральной Азии в Брукингском институте, подписание президентом нового указа в сфере борьбы с киберпреступностью, а также достижение базовых договоренностей и подписание предварительного соглашения по иранской ядерной программе.

17 июля 2014 | 23:00

«Слабый Обама» и «сильный Рейган»

Связывание с фигурой президента всех успехов и провалов политики администрации привели к возникновению в Америке дискурса, суть которого состоит в сравнении действующего президента с его предшественниками. Особенно популярны сравнения Барака Обамы с республиканцем Рональдом Рейганом.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
18 апреля 2015 | 04:00
Следующая Предыдущая

Оставьте свой e-mail для получения бесплатных материалов

 
Получить доступ к бесплатным материалам
Не показывать снова
Авторизация
Этот материал доступен для премиум-подписчиков.
Пожалуйста, войдите на сайт с помощью кнопки в правом верхнем углу.