Геворг Мирзаян
Немецкие политики озвучили новую цель Германии - укрепление международных позиций ФРГ через активизацию внешней политики страны и упрочение трансатлантических отношений. Как далеко могут простираться амбиции Берлина?
ПРЕМИУМ
9 марта 2014 | 02:24

Новая роль Германии в НАТО

С трибуны 50-й Мюнхенской конференции по безопасности немецкие политики озвучили новую цель Германии - укрепление международных позиций ФРГ через активизацию внешней политики страны и упрочение трансатлантических отношений. Как далеко могут простираться амбиции Берлина?  

Начатая в 2013 году в ФРГ военная реформа должна привести к радикальным изменениям германских вооруженных сил. К 2017 году Бундесвер должен быть качественно преобразован в армию, способную решать полный спектр боевых задачи в любой точке земного шара. Такую цель германские власти не ставили перед собой со времен завершения Второй мировой войны.  

Масштабность предстоящей реформы дает повод по-новому посмотреть на безопасность Европы. Предстоит понять, как будет выглядеть будущая модель союзного взаимодействия войск ФРГ с союзниками из стран НАТО. Неизвестна и степень самостоятельности, которую немецкие военные могут получить для решения задач по обеспечению национальной безопасности страны, особенно за ее пределами. В конечном счете речь идет о том, в какой мере власти ФРГ готовы использовать силу на мировой арене от собственного имени - не боясь столкнуться с упреками мирового сообщества в «новом милитаризме». 

Не менее важным является вопрос о соответствии заявляемых в программе реформы целей имеющимся в распоряжении Германии ресурсам, особенно если учесть, что военный бюджет ФРГ на фоне финансового кризиса подвергся заметному сокращению.

Эволюция роли Германии в НАТО

Традиционно роль ФРГ в Североатлантическом Альянсе была выражена в знаменитой формуле первого генерального секретаря организации лорда Г. Исмея, призывавшего “держать американцев поближе, немцев пониже, а русских подальше”. С момента своего присоединения к НАТО в 1955 году, Германия стала одним из ключевых членов блока, которой отводилась роль страны “передового базирования” основных сил НАТО в Западной Европе.

Такую позицию республика занимала вплоть до завершения «холодной войны». После распада социалистического блока во внешней и военной политике объединенной Германии стала прослеживаться большая самостоятельность. Новый немецкий интервенционизм облекался в многосторонние рамки. Власти ФРГ проявляли приверженность коллективным действиям и опирались на международные институты. Решение Берлина об одностороннем признании независимости Хорватии и Словении в ходе распада Югославии или несанкционированных Советом Безопасности ООН бомбардировках Люфтваффе Сербии, осуществлялись с опорой или от имени международных организаций - ЕЭС и НАТО.

ФРГ и НАТО после «холодной войны»

Изменившаяся  геополитическая ситуация в Европе требовала от ФРГ более осмысленной стратегии поведения внутри Североатлантического Альянса. Крупное сокращение численности американских войск в Европе коснулось прежде всего именно Германии. Нестабильность на европейской периферии – на Балканах и постсоветском пространстве - вызывала озабоченность в Берлине. 

Ответом Германии стала энергичная поддержка европейских интеграционных процессов, выразившихся в распространении европейских и евро-атлантических структур на Восток Европы путем расширения ЕС и НАТО. Тем самым ФРГ стремилась создать безопасное внешнее окружение как вокруг самой Германии, так вокруг ее восточных соседей по «Большой Европе». Избегая акцентировать неприемлемую для Германии в силу исторических причин силовую компоненту внешней политики, Берлин сосредоточился на решении задач социально-экономического развития в Центральной и Восточной Европе. Результатом этого процесса стало формирование «мягкой гегемонии» Берлина в этом регионе. 

Однако немецкая оборонная политика продолжала зависеть от внешних факторов. Вмешательство НАТО в ситуацию в Косово в 1999 году выявило низкую способность Германии и других европейских членов блока эффективно справляться с европейскими проблемами безопасности, не опираясь на военную мощь США.

Недовольный низкой эффективностью коллективных действий с европейскими союзниками в Сербии, Вашингтон сделал отношения с союзниками по НАТО более конъюнктурными и ситуативными. Афганская кампания 2001 года свидетельствовала о снижении интереса США к коллективным действиям в целом и к Бундесверу как боеспособной силе в частности. Это отношение укрепилось после демарша Франции, Германии и России в связи с ударом США по Ираку в 2003 году. По словам госсекретаря К. Райс, формулой политики Вашингтона в отношениях с европейскими союзниками в тот период было: “Наказать Францию, игнорировать Германию, простить Россию”.

Это отношение изменилось в середине 2000-х годов, когда Вашингтон осознал недостаточность только американских ресурсов для одновременного ведения войн в Афганистане и Ираке. В то время немецкие политики не скрывали своего нежелания дислоцировать войска за пределами границ ФРГ. Несмотря на участие Бундесвера в миссии МССБ в Афганистане, США стали упрекать немецких союзников в нерешительности и слабости. Вашингтон призывал ФРГ дополнить свой экономический потенциал соответствующей военной силой, используемой на благо НАТО.

Бундесвер на пути к военной реформе

Берлин не спешил с пересмотром своей роли в Альянсе вплоть до 2010-х годов. Возможность для этого представил мировой финансово-экономический кризис 2008-2009 годов. Он побудил НАТО “вернуться в Европу” и расширить программу кооперации в сфере военно-технического сотрудничества (проекты НАТО “умная оборона” и ЕС “совместное использование ресурсов”). 

По своему замыслу, новая военная реформа ФРГ основана на тесном сочетании военных потенциалов стран НАТО и примкнувших к ним стран Восточной Европы и Южного Кавказа. ФРГ обладает крупным оборонным бюджетом и находится в первой десятке стран мира по этому показателю. Расходы на оборону в Германии остаются на уровне 1,3-1,4% от ВВП страны, но меняются приоритеты военного строительства. Бундесвер сокращает численность вооруженных сил, но вкладывает ресурсы в разработку и закупку новых видов вооружений вооружений. Сокращая численность своих бригад, в Берлине учитывают появление в составе сил НАТО в вооруженных конфликтах последних лет пехотных подразделений из Грузии и новых членов Альянса. 

Как свидетельствуют итоги саммита ЕС в декабре 2013 года, целиком посвященного вопросам Общей политики безопасности и обороны, лидеры Евросоюза не смогли наполнить ее содержанием. Это подтвердило значимость НАТО, как единственной действенной военно-политической организации Запада, способной обеспечить коллективную защиту своих членов.

С учетом завершения афганской кампании и переносом акцента НАТО на поддержание безопасности в Европе, значимость Германии для альянса будет возрастать. Особые надежды на лидирующие позиции Германии в НАТО возлагают США. Вашингтон стремится дистанцироваться от европейских проблем и переложить бремя обязательств по поддержанию безопасности на континенте на союзников по НАТО. Берлин с его экономическим потенциалом представляется США наиболее перспективным гарантом европейской стабильности. 

О готовности Берлина принять эту ответственность свидетельствуют планы ФРГ по расширению своих инфраструктурных возможностей в сфере транспорта и оборудования плацдармов для учений. В силе остаются и сохранившиеся за Германией со времен «холодной войны» традиционные функции страны передового базирования НАТО. Так, ФРГ продолжает быть центром дислокации американского тактического ядерного оружия.  

НАТО и российско-германские отношения 

Для России укрепление позиций Германии в НАТО может иметь двоякий эффект. С одной стороны, традиционно тесные отношения между Москвой и Берлином не дают оснований для пессимизма. Укрепление Германии в НАТО может создать возможности для расширения диалога с Россией по тем вопросам, где позиция континентальной Европы близка российской. Так, в ходе интервенции НАТО в Ливии в 2011 году Германия отказалась от участия в кампании, но при этом не пыталась раскалывать блок.

С другой стороны, усиление политических амбиций Германии, подкрепленных трансатлантическими связями с США, может сделать ее менее удобным партнером на переговорах по таким традиционно чувствительным для Москвы вопросам, как “Восточное партнерство” и столкновение европейского и евразийского интеграционного проектов.

Стратегия ФРГ в отношении НАТО менялась по мере трансформации Альянса и международной среды, в которой функционирует блок. Вовлеченность НАТО в конфликты за пределами Евро-Атлантики в 2000-х годах не способствовали укреплению позиций Германии в нем. Но возвращение Альянса в традиционные европейские границы позволит Берлину укрепить свою роль в организации. Поскольку заявленная цель Германии – стать глобальным военным игроком - не может быть реализована в обозримом будущем, привычная “региональная” НАТО как раз то, что нужно Берлину сегодня и завтра.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «»

13 апреля 2017 | 18:06

О последствиях военного удара США по Сирии: видео

7 апреля США нанесли ракетный удар по базе сирийских правительственных ВВС. Акция стала ответом на химическую атаку в провинции Идлиб, ответственность за которую США возложили на Дамаск. Руководитель аналитического агентства "Внешняя политика" Андрей Сушенцов представил экспертный комментарий о причинах и последствиях американского удара по Сирии.

28 апреля 2015 | 22:00

Конституционная реформа в Армении: рискованное лавирование

Процесс конституционной реформы, задуманной руководством Армении, не является рядовым событием. Он способен оказать существенное воздействие на политическую жизнь в республике. Не оставит он безучастными зрителями и внешних наблюдателей - у каждого из «зрителей» присутствует свой интерес либо к поддержанию имеющегося статус-кво, либо к внутренней дестабилизации в республике.

14 августа 2015 | 14:29

Дайджест внешней политики США за неделю (7 - 14 августа)

Одной из наиболее актуальных внешнеполитических тем, обсуждавшихся на прошедшей неделе в Вашингтоне, стал вопрос о законодательной основе применения США силы в Ираке и Сирии в борьбе с ИГ. По прошествии года с начала беспорядков в городе Фергюсон американские власти по-прежнему пытаются выявить глубинные причины этого явления, а также найти решение проблемы поведения правоохранительных органов в отношении афроамериканских общин - между тем, беспорядки возобновились. Американские СМИ на этой неделе подчеркивали склонность Госдепартамента к смягчению напряженности в отношениях с Россией, между тем, Пентагон и экспертное сообщество настойчиво повторяют тезис о Москве как главной угрозе безопасности США и Европы.

12 мая 2014 | 21:39

Украинский кризис и логика внешней политики Индии

Ключом к пониманию политики Дели является провозглашенный во внешней политике страны курс на поддержание «стратегической автономности». Ключевой задачей Индии стало создание условий, в которых ни одно государство не сможет оказывать на нее нежелательное влияние или вынуждать ее действовать вопреки собственным интересам.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
11 сентября 2014 | 21:25
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова