Сергей Маркедонов
Несмотря на особый характер отношений Анкары и Баку, Россия стремится проводить сбалансированную политику в отношении Азербайджана. Далеко не всем в Ереване это нравится. Но этот курс уже доказал свою эффективность. Если бы Москва испортила отношения с Баку, то после ухудшения российско-турецких отношений в придачу к сирийскому "пакету" она получила бы немалые проблемы на Кавказе.
ПРЕМИУМ
10 марта 2016 | 23:08

Ереван - важный стратегический союзник России в Закавказье и на постсоветском пространстве

Ереван является военным союзником Москвы, и на границе с Турцией располагается 102-я российская база, что придает армяно-российским отношениями особую актуальность.

Президент Армении Серж Саргсян сегодня прибывает с рабочим визитом в Москву. В ходе встречи со своим российским коллегой Владимиром Путиным он планирует обсудить широкий спектр вопросов, касающихся двустороннего сотрудничества.

Армянский президент — частый гость в Москве. В сентябре 2015 года он посещал российскую столицу с рабочим визитом, а в декабре на правах главы страны — председателя принимал участие в саммите Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Ереван — важный стратегический союзник России в Закавказье и на всем постсоветском пространстве. В прошлом году Армения присоединилась к Евразийскому экономическому союзу, который рассматривается Москвой, как один из внешнеполитических приоритетов. Чем же вызвана необходимость для двух лидеров в очередной раз сверить часы?

На первый взгляд, между двумя рабочими визитами Саргсяна прошло всего полгода. Однако этот короткий временной отрезок вместил в себя столько событий, что их с лихвой хватило бы и на несколько лет. После инцидента с российским бомбардировщиком Су-24, сбитым истребителем турецких ВВС, отношения между Москвой и Анкарой резко ухудшились. И хотя главной ареной двусторонней конфронтации стала Сирия, а сценарии прямого вооруженного конфликта или "гибридной войны" между Россией и Турцией на Ближнем Востоке открыто обсуждались экспертами и политиками, кавказское направление также дает немало поводов для беспокойства.

Армяно-турецкие отношения отличают значительные противоречия, имеющие и мощный исторический фундамент (расхождения в оценках трагических событий первой четверти ХХ века в Османской империи), и актуальное звучание. Турция поддерживает стратегического соперника Еревана в Кавказском регионе Азербайджан.

В ходе активной фазы нагорно-карабахского конфликта в апреле 1993 года Анкара приняла решение о закрытии сухопутной границы с Арменией (чуть более 300 км), одного из четырех выходов республики во внешний мир. И по сей день этот рубеж "на замке", а между соседними странами нет дипломатических отношений. В то же самое время Анкара всячески подчеркивает свою поддержку азербайджанской позиции по статусу Нагорного Карабаха.

В декабре прошлого года турецкий премьер-министр Ахмет Давутоглу заявил, что для разрешения конфликта "необходимо полностью освободить оккупированные азербайджанские земли". При этом Ереван является военным союзником Москвы, и на границе с Турцией располагается 102-я российская база. Таким образом, две актуальные проблемы безопасности Кавказского региона армяно-турецкие отношения и перспективы разрешения нагорно-карабахского конфликта приобрели особую актуальность.

Тем паче, что количество вооруженных инцидентов на "линии соприкосновения" в Карабахе и вдоль международно признанной армяно-азербайджанской госграницы за последние полгода не уменьшилось, а, наоборот, возросло.

Эта ситуация создает и для Еревана, и для Москвы дополнительные риски. В случае полной "разморозки" конфликта и активизации противостояния на собственно армянской территории (а не вокруг Нагорного Карабаха) РФ должна будет реагировать как член ОДКБ. И неслучайно, выступая на декабрьском саммите Организации, президент Армении призывал партнеров к более активной поддержке своей страны.

Однако внутри этой организации сложно обеспечить единство по столь щепетильному вопросу (у каждой из стран — участниц есть свои интересы и на азербайджанском, и на турецком направлении). И возобновление военных действий в Карабахе создаст для Москвы дополнительные трудности во взаимодействии с союзниками, как в формате ОДКБ, так и Евразийского экономического союза.

Впрочем, присутствует здесь и еще один важный нюанс. Несмотря на особый характер отношений Анкары и Баку, Россия стремится проводить сбалансированную политику в отношении Азербайджана. Далеко не всем в Ереване это нравится. Но этот курс уже доказал свою эффективность. Если бы Москва испортила отношения с Баку, то после ухудшения российско-турецких отношений в придачу к сирийскому "пакету" она получила бы немалые проблемы на Кавказе.

Тем паче, что в оформлении триединого союза Грузия-Азербайджан-Турция заинтересована не только Анкара, но и Запад. Эта структура могла бы стать противовесом российскому доминированию на Кавказе, которое Запад, скрепя сердце после августа 2008 года принял, но хотел бы минимизировать.

В этом контексте стремление Азербайджана уйти от однозначно антироссийской позиции, что он не раз продемонстрировал за последние полгода крайне важно для Москвы. Но данный подход требует прояснения и с представителями Еревана, как и сюжеты вокруг ресурсов и возможностей ОДКБ, военно-технической кооперации РФ с двумя соперничающими кавказскими республиками.

Задача непростая, но не замечать ее, если думать о продолжении стратегического союзничества, нельзя. И, скорее всего, геополитический компонент станет приоритетом в переговорах Путина и Саргсяна. Тем более и Москве и Еревану крайне важно обсудить и текущую сирийскую динамику, ставшую в последние годы важнейшим "фоновым фактором" для безопасности Кавказа.

Однако было бы неверно сводить все меню российско-армянских отношений к одной лишь геополитике. Двум президентам наверняка будет важно обратиться к социально-экономической и внутриполитической ситуации в Армении. Санкции, затронувшие Россию, а также кризисные явления в экономике, оказывают свое воздействие и на армянское общество. Не менее важным сюжетом являются и предстоящие конституционные реформы.

Референдум о поправках в Основной закон страны, прошедший в прошлом году, только дал старт изменениям. Но их практическое оформление впереди, как и вступление республики в избирательный цикл 2017-2018 года. По его итогам Армения станет государством с парламентской формой правления. Насколько официальный Ереван контролирует трансформационный процесс? Можно ли ожидать массовых выступлений? И в какой степени фактор России будет в них присутствовать? Добавим к этому, что, несмотря на позитивное в целом восприятие присутствия России в республике, у рядовых граждан, экспертов, общественных активистов накопились вопросы по поводу качества менеджмента крупных корпораций с российским участием. Игнорировать эти вопросы в преддверии нового избирательного сезона, как минимум, недальновидно. И напротив, союзникам крайне важно уйти от фобий и страхов, прояснить те проблемы, которые требуют согласованных действий.

И последнее (по порядку, но не по важности). Армения, будучи участником евразийской интеграции, должна демонстрировать определенные выгоды от присоединения к ней. Это особенно важно потому, что в республике этот сюжет в свое время получал неоднозначные оценки и трактовки. Понятное дело, что эффект от любой интеграции не бывает мгновенным, Россия и Армения на этом пути ничего нового не открывают. Но крайне важно обозначить те направления, которые уже стали успешными. И те, которые имеют ясные перспективы. Более того, азбука евразийской интеграции должна быть изложена для граждан Армении простым языком, а не узкопрофессиональными терминами, понятными группе экономистов. В этом плане стоит поучиться у Запада, продвигающего свои ценности даже там, где они вступают в противоречия с внешнеполитическими реалиями. Красивыми лозунгами и призывами без привязки провозглашаемых целей к "земле" интеграционной конкуренции не выиграть.

 

Впервые опубликовано на сайте Sputnik

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Реалистический подход»

22 декабря 2015 | 22:00

Причины разногласий Армении с партнерами по ОДКБ

Строительство новых национальных государств еще не завершено, а значит, не оформились полностью не только их гражданские и политические идентичности, но и внешнеполитические приоритеты. И в этой ситуации на первый план выходит не интеграция, а национальный эгоизм. Интеграция же понимается, как ситуативное взаимодействие для решения своей задачи.

17 декабря 2014 | 11:02

От логики «братства» к прагматике в отношениях с Украиной

Если Москва действительно изменит подход и будет более прагматично выстраивать отношения с соседями, то это не только сэкономит российскому бюджету миллиарды долларов, но и заставит страны Восточной Европы, Кавказа и Средней Азии более уважительно относиться к российским интересам.

22 декабря 2014 | 23:01

The US view on the Ukrainian crisis

My observations in Washington prove that this is not an immediate objective for the US yet. However, it does not mean, that the Americans will refrain from an opportunity to speed up the fall of the Russian regime if the internal problems cause a social upheaval. Having met with the White House, National Security Council and Pentagon officials, as well as experts on Russia in Washington, I may conclude that the US has certain difficulties formulating a single consistent policy towards Moscow and is, therefore, incapable of conspiring against it.

13 июня 2016 | 18:18

Политический аспект боев за Ракку в Сирии

Ситуация в чем-то напоминает гонку за Берлин в 1945 году - у сирийской армии и поддерживающих ее подразделений российских ВКС и иранских советников есть конкуренты в лице курдов, которые при помощи американцев рвутся к Ракке с севера. И тот, кто возьмет столицу сирийского филиала ИГ, сможет назвать себя победителем этой организации.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
11 сентября 2014 | 21:25
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова