Агентство "Внешняя политика"
27 апреля в клубе «Валдай» состоялась экспертная дискуссия о перспективах развития отношений Южной Кореи и КНДР. В ходе обсуждения были рассмотрены перспективы разрядки напряженности на Корейском полуострове, проблемы северокорейской ядерной программы, итоги третьего саммита лидеров Северной и Южной Кореи.
ПРЕМИУМ
28 апреля 2018 | 20:38

Экспертная дискуссия о межкорейском саммите в Валдайском клубе

27 апреля в клубе «Валдай» состоялась экспертная дискуссия о перспективах развития отношений Южной Кореи и КНДР. В ходе обсуждения были рассмотрены перспективы разрядки напряженности на Корейском полуострове, проблемы северокорейской ядерной программы, итоги третьего саммита лидеров Северной и Южной Кореи.

В качестве спикеров в дискуссии приняли участие Чрезвычайный и Полномочный посол России в Республике Корея (2005–2009), вице-президент Российского Совета по международным делам Глеб Ивашенцов, ведущий научный сотрудник Центра Корейских исследований Института Дальнего Востока РАН Констнтин Асмолов, профессор Университета Кунмин (Сеул) Андрей Ланьков. Модератором дискуссии выступил руководитель аналитического агентства «Внешняя политика», программный директор Фонда клуба «Валдай» Андрей Сушенцов.

Участники дискуссии согласились с тем, что встреча руководителя КНДР Ким Чен Ына и президента Республики Корея Мун Чжэ Ина имеет большое символическое значение для обеих сторон. Руководство Южной Кореи стремится представить саммит как начало великого перелома в отношениях двух стран.

В реальности, несмотря на желание переговаривающихся сторон, на этом саммите не могло быть принято никаких по-настоящему прорывных решений. Обсуждение вопросов ракетной и ядерной программы Пхеньяна не имеет смысла, так как Южная Корея не может принимать решений по этим вопросам. Даже в том, что касается экономического сотрудничества, свобода действий Сеула крайне ограничена. Практически любые попытки сотрудничества в экономической сфере будут квалифицированы как нарушение санкций Совета Безопасности ООН.

Решения, зафиксированные в декларации двух лидеров, как и предполагали эксперты, носят достаточно абстрактный характер и сосредоточены на гуманитарной сфере. В декларации, в частности, говорится о прекращении враждебных действий в отношении друг друга, необходимости расширения межкорейских связей, проведении встреч разделённых семей. Однако даже абстрактные примирительные декларации могут рассматриваться как хороший результат. Ещё в конце прошлого года ситуация была близка к открытому вооруженному конфликту.

Перспективы мирного договора, о стремлении к подписанию которого заявлено в декларации, остаются неопределенными. Классический мирный договор между двумя странами в нынешних условиях невозможен, так как с точки зрения южнокорейского законодательства северокорейский режим является незаконной группировкой, захватившей пять северных провинций страны. Любое движение в сторону фактического признания КНДР вызовет негодование консервативных сил Южной Кореи и создаст серьёзные проблемы для Мун Чжэ Ина.

Эксперты отметили, что воинственная риторика Дональда Трампа напугала как Сеул, так и Пхеньян, во многом инициировав их обоюдное стремление к примирению. Ранее северокорейцы полагали, что в случае войны США не нанесут по ним первый удар, так как это будет означать немедленный сокрушительный удар по Сеулу, находящемуся в зоне поражения артиллерии КНДР. Однако Трамп дал понять, что его мало волнуют интересы союзников, чем вызвал большую обеспокоенность в Южной Корее.

Вероятно, важные решения могут быть приняты на встрече северокорейского лидера с Дональдом Трампом. Однако и в этом случае возникает целый ряд вопросов. Очевидно, что Ким, отталкиваясь от печального опыта ливийского лидера Муаммара Кадфафи, ни при каких обстоятельствах не откажется от ракетно-ядерного потенциала, чего требуют США. Вопрос доверия к Вашингтону стоит очень остро. США в одностороннем порядке вышли из Договора о ПРО, ТТП, планируют выйти из иранской ядерной сделки. Позиция США по Ирану имеет особенно важное значение для руководства КНДР, которое могло бы увидеть здесь позитивный пример для разрешения ситуации с собственной ядерной программой. Переговоры может сорвать и помощник президента США по национальной безопасности Джон Болтон, выступающий по отношению к северокорейскому режиму с принципиально жестких позиций.

Резюмирую дискуссию, эксперты выразили надежду, что встреча Трампа и Кима в конечном счете состоится, а принятые в ходе нее решения позволят разрядить обстановку в регионе.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

15 ноября 2014 | 20:36

Конституционный суд ограничил внешнеполитические перспективы Молдовы

Фракция Коммунистической партии в молдавском парламенте направила в Конституционный суд страны запрос о конституционности заключения Соглашения об ассоциации с ЕС. Опубликованные недавно выводы и решение суда имеют не только правовые, но внешнеполитические последствия. В документах, которые по действующему законодательству нельзя оспорить, содержится прямое указание на вектор внешнеполитической ориентации.

30 мая 2014 | 11:15

Американские оценки российско-китайской сделки

Российско-китайское соглашение о поставках газа уже окрестили сделкой века. По своему стратегическому значению оно сравнивается с соглашением «газ-трубы» 1970 года между СССР и ФРГ, которое положило начало европейской зависимости от российских энергоресурсов.

9 декабря 2015 | 19:04

Дайджест внешней политики России за неделю (30 ноября-7 декабря)

На прошедшей недели состоялись сразу несколько крупных международных саммитов. Первый из них прошел в Париже и помимо вопросов изменений климата в центре внимания оказались наиболее острые вопросы современной политики. Второй была встреча министров иностранных дел ОБСЕ в ходе которой состоялся ряд двусторонних встреч. Но всё же в центре внимания на этой неделе в самой России было послание Президента Владимира Путина Федеральному Собранию, в котором, согласно традиции, были сделаны важные заявления по вопросам внешней политики страны.

6 сентября 2014 | 18:39

Результаты саммита НАТО в Уэльсе: альянс возвращается в Европу

Конфликты на Украине, в Сирии и Ираке не только не изменили стратегическую линию развития НАТО, но стали индикаторами устойчивости курса на «возвращение альянса в Европу», наметившегося еще четыре года назад.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова